Израильско — узбекистанские отношения выходят из застоя

В последнее время появились достаточно явные показатели к тому, что дипломатические отношения между  Государством Израиль и Республикой Узбекистан выходят из многолетней полосы застоя. Хорошо известно, что за более чем четверть века своего существования связи двух стран прошли разные этапы, но всегда рассматривались как необходимые друг другу. Узбекистану как авторитетному партнеру Израиля в Центральной Азии, разумеется, было важно сознание того факта, что еврейское государство добилось впечатляющих успехов в развитии высокорентабельного сельского хозяйства, обеспечивающего не только потребности населения своей страны в продукции животноводства, овощеводства, фруктах и технических культурах, но и экспортирующего эту продукцию за рубеж. Именно поэтому можно понять заинтересованность Узбекистана в обмене опытом в агросфере.

В Израиле обрело реальность предвидение пророка Йешаяху: «Возвеселится пустыня и возликует сухая земля. И возрадуется страна необитаемая и расцветет как нарцисс». Это во многом актуально для Узбекистана, где имеются громадные массивы засушливых земель. Учтем и  достижения Израиля в сельскохозяйственных know-how, особенно в области капельного орошения, к тому же — на фоне испытываемого всеми странами региона маловодья, потребовавшего в последние годы СССР даже рассмотрения вопроса переброски части  стока сибирских рек в регион. Несомненно притягательными являются  и достижения Израиля в разнообразных сферах промышленного производства. Прибавим сюда успехи Израиля в таких областях как медицина, фармакология, организация социальной работы, народного образования. Это и стало стабильной базой диверсифицированного израильско-узбекистанского  диалога. Его основа была заложена 21 февраля 1992 г. в столице Узбекистана Ташкенте,  где в тот день состоялась официальная церемония обмена нотами об установлении дипломатических отношений между Республикой Узбекистан и Государством Израиль на уровне посольств. Соответствующий договор с узбекской стороны подписал  тогдашний глава МИД Республики Узбекистан Убайдулла Абдураззаков, а с израильской –  посол в Москве А.Левин. Уже в мае того же года в Ташкенте открылось израильское посольство, а в ноябре президенту Узбекистана И.Каримову вручил свои верительные грамоты первый Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Израиль Исраэль Мей-Ами. Как отметила  газета «Правда Востока»  в информационном сообщении, это посольство было вторым на территории экс-СССР после Москвы. Уже с августа 1992 г. был пущен авиамост  между Тель-Авивом и Ташкентом и начались регулярные рейсы, вначале еженедельные, а с течением времени достигшие невиданной частотности – четырежды в неделю. Начались официальные визиты лидеров двух стран.   Первым был визит в Узбекистан в июле 1994 г. тогдашнего главы МИД Шимона Переса. Ответный визит в Израиль  в апреле 1997 г. нанес министр иностранных дел Республики Узбекистан А. Камилов. В мае и июле 1998 г. в Узбекистане побывали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, министр обороны  Ицик Мордехай и министр промышленности и торговли Натан Шаранский. В сентябре того же года состоялся визит в Израиль президента Узбекистана И.Каримова. Накануне визита в интервью израильской газете «Время» президент отметил: «Моя миссия состоит в установлении добрых взаимовыгодных торговых, экономических и культурных отношений. Мы хотим создать достаточно сильную правовую базу для того, чтобы торговые и экономические отношения между Узбекистаном и Израилем получили новый импульс. Конечно, можно подписать любые документы, создать любую базу, но при этом не реализовать ни одного проекта. Но меня обнадеживает один факт. Сегодня в Узбекистане действуют двадцать израильских и совместных израильско-узбекских предприятий. Такое мы должны тиражировать по всему  Узбекистану, нам нужны сотни таких предприятий. Подведу итог сказанному: мы с большим оптимизмом смотрим на сотрудничество с Израилем».

И действительно, в середине 1990-х – начале 2000-х гг. торгово-экономические отношения между двумя странами переживали период динамичного развития. В первые 6 лет  в цифрах товарооборота это выглядело следующим образом ( в миллионах долларов) : 1994 – 14,2, 1995 – 12,2, 1996 – 25,4, 1997 – 19,9, 1998 – 17,4, 1999 – 42,9. В течение последующих пяти лет товарооборот  оставался на достигнутом уровне. Посол Узбекистана в Израиле в 2001-2006 гг. Ойбек Усманов считал, что учитывая неблагоприятную политическую конъюнктуру – в конце 2000 г. началась Вторая интифада, и товарооборот с многими странами существенно упал – даже сохранение прежних показателей может быть расценено сугубо положительно.  Основу товарооборота составлял израильский экспорт в Узбекистан. В его структуре преобладало оборудование в сфере сельского хозяйства, животноводства и медицины, а также фармацевтические и печатные изделия. Что касается Узбекистана, то это преимущественно текстильная и бумажная продукция.

Однако статистика совместного товарооборота последующих лет демонстрирует возращение к показателям прежних лет, не показывая никакого движения вперед. По сути, это демонстрирует застой в двусторонних отношениях между Израилем и Узбекистаном. На это не раз обращали внимание аналитики, анализируя двусторонние  связи на этом направлении. Одну из весомых причин такой ситуации изложил израильский информационно-аналитический портал Izrus.co.il. По версии этого интернет –издания, узбекские власти, сдерживая развитие двустороннего сотрудничества с Израилем, выражают тем самым свое недовольство нежеланием Иерусалима выступить против решения ООН  «…резко осудить расправу властей этой республики  над участниками беспорядков в Андижане». В подтверждение своей версии портал писал, что в октябре 2008 г., принимая верительные грамоты  нового израильского посла Хилеля Ньюмана, президент И.Каримов прямо заявил тому, что «…тогдашняя позиция Иерусалима стала одной из главных причин охлаждения двусторонних отношений».

Речь идет о событиях 13 мая 2005 г. в г. Андижане – крупнейшем населенном пункте Ферганской долины Узбекистана, где при подавлении антиправительственных выступлений имело место жесткое применение силы, что привело к массовым жертвам среди мирного населения. США и большинство стран Европы выступили за независимое расследование этих событий. Власти Узбекистана квалифицировали это как вмешательством во внутренние дела страны. 23 ноября 2005 г. Генассамблея ООН выпустила резолюцию с осуждением действий узбекских властей. Израиль, позиционирующий себя частью западного сообщества, поддержал эту резолюцию. Это, считают аналитики, и стало подлинной причиной «стагнации в двусторонних отношениях, продолжающихся до сих пор».

Безусловно, все это привело к замедлению темпов двустороннего сотрудничества, в определенной  мере – к охлаждению внимания со стороны обеих стран к этому аспекту билатеральных связей, затягиванию или срыву ранее принятых решений. Вот лишь один пример. На базе Соглашения о торговом и экономическом сотрудничестве между Израилем и Узбекистаном в 2000 г. была создана Межправительственная узбекско-израильская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, основной задачей которой является содействие развитию торговли и активизация инвестиционной деятельности, а также выявление новых направлений и возможностей двустороннего сотрудничества. Однако после создания комиссии, то есть в течение более пятнадцати лет, она «существует на бумаге». На состоявшейся  9 февраля 2010 г. встрече посла Узбекистана в Израиле Ойбека  Эшонова  с тогдашним сопредседателем комиссии со стороны Израиля, министром туризма Стасом Мисежниковым было решено провести ее первое заседание в мае того же года. Заседание планировалось посвятить вопросам активизации сотрудничества в сферах здравоохранения, сельского хозяйства, высоких технологий и туризма. Однако заседание до сих пор не проведено. Охлаждение двустороннего диалога имело своим следствием и то, что Израиль перестал считать это направление двустороннего диалога перспективным, назначая в последнее время послами в Узбекистан дипломатов без опыта работы на постсоветском пространстве и не знающих ни широко распространенного до сих пор в странах Центральной Азии русского языка, ни, тем более, узбекского.

После кончины 2 сентября 2016 г. первого президента Республики Узбекистан и избранием на пост руководителя страны Шавката Мирзиёева появились надежды на назревавшую давно корректировку подходов к реализации двусторонних отношений на израильско-узбекистанском направлении.  Первым сигналом к пониманию Израилем неотвратимости наступающих перемен явилось недавнее назначение послом в Ташкент опытного дипломата, работавшего еще в составе первой израильской дипмиссии в Узбекистане в начале 1990 г. – Эдди Шапира, занимавшего затем должности посла в Республике Беларусь и Генерального консула в Санкт-Петербурге. Безусловно важным в этом же контексте является принятое на днях решение  провести в первом квартале будущего 2018 г. первое заседание Межправительственной  узбекско-израильской  комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Как стало известно, до конца уже этого года намечается провести в Израиле совместный двусторонний бизнес-форум. Таким образом, наметился выход из застоя. Осталось только наполнить его конкретным содержанием.

28.31MB | MySQL:67 | 0,710sec