США создают очаг суннитского сопротивления в Сирии

Боевики «Исламского государства» (ИГ, группировка запрещена в России) больше не имеют в Сирии источников финансирования для приобретения оружия и боеприпасов, а также вербовки наемников, экономическая инфраструктура организации в стране уничтожена. Об этом заявил во вторник журналистам официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков. «Российскими ВКС уничтожена экономическая инфраструктура ИГИЛ  (прежнее название «Исламского государства» — авт.) в Сирии и пресекаются любые попытки возобновления террористами добычи и незаконной реализации углеводородов в Сирии. Источников финансирования закупок вооружения и боеприпасов, а также вербовки наемников у ИГИЛ в Сирии нет», — сказал он. «Продолжающаяся подпитка террористов из Ирака вызывает серьезные вопросы к целям операций против террористов, проводимых в регионе авиацией США и так называемой международной коалицией», — подчеркнул официальный представитель Минобороны. В этой связи отметим несколько моментов.

  1. Ликвидация (или вернее — серьезная минимизация) возможности сторонников ИГ контролировать и эксплуатировать углеводородные месторождения в Дейр эз-Зоре не решает в полной мере вопросы финансирования этой группировки. Безусловно, что эта тема являлось центральной в рамках поддержания достаточного уровня боеготовности ИГ в Сирии, но обратим внимание на то, что основные нефтяные поля были отбиты у ИГ в Ираке уже сравнительно давно, а группировка продолжает не просто функционировать, но и еще в состоянии перебрасывать резервы (если верить данным российской разведки) в Сирию. Поэтому вновь напомним, что помимо углеводородов, которые по факту оставались во владении местных суннитских племен, а ИГ брало в данном  случае только налог, казна этой группировки пополнялась еще и за счет контроля над ирригационными сооружениями, водными ресурсами, транспортной логистикой, что для Ближнего Востока является принципиальным моментом.
  2. Мы уже сообщали ранее, что последние по времени эпизоды координации американцев с радикалами в лице «Джкбхат ан-Нусры» (запрещена в России) и ИГ в рамках попыток сдержать наступление сирийских и российских сил восточнее Евфрата свидетельствуют  о начале процесса попыток американцев  по «афганизации» конфликта в Сирии. То есть использования в рамках противодействия Москве практики установления рабочих контактов с крайне радикальными группами. Для этой цели американцы автоматически должны задействовать каналы партнерских связей с Саудовской Аравией, если мы говорим в данном случае о «Джебхат ан-Нусре». При этом финансирование этой группы, что является ключевым моментом любой темы использования «исламистского фактора» в подрывной деятельности, осуществляет Эр-Рияд. Но попытки использования именно просаудовских групп провинции Идлиб сейчас серьезно блокируется началом совместной (об этом сейчас можно говорить уверенно) операции по их уничтожению со стороны  Сухопутных войск Турции и российской авиации. Это практически наверняка выводит эту «Джебхат ан-Нусру» из «активного оборота» в рамках каких-то попыток внешней экспансии. С ИГ вопрос обстоит сложнее. У США, кто бы что не говорил, нет и не было прямых рычагов воздействия на эту группировку. Сомневаемся очень сильно, что для этой цели подойдут возможности курдов из Партии демократического союза (ПДС), которые входят в проамериканскую коалицию. Просто в силу традиционных напряженных, мягко говоря, отношений между арабами и курдами. Хотя конечно те же курды торговали  нефтью ИГ и пропускают сейчас караваны с американским оружием племенным ополчениям в Дейр эз-Зоре. А именно последние сейчас являются основным препятствием для наступления сирийских правительственных сил в этой провинции. Можно говорить конечно, что это сторонники ИГ, но сути это не меняет. Но  все равно утверждать о стратегической опоре именно на курдов со стороны США в этом щекотливом вопросе, мы бы не стали. Весь интерес ПДС в данном случае лежит в надежде на защиту американцев в случае начала военной активности со стороны турок в Африне. Но очень ненадежна эта конструкция в принципе. Тем более, что открыто воевать с протурецкими группами американцы не будут. В этой связи наиболее оптимальными партнерами для таких целей являются Турция и Катар, который собственно и стоял у истоков создания и структурирования ИГ. Но с Анкарой отношения у Вашингтона сейчас далеки от идеала, поэтому выразим сильное сомнение в реалистичности образования сейчас такой связки. Вообще говорить о ней можно пока только сильно в теории, поскольку есть два основных фактора, которые мешают пока это сделать: это дело Ф.Гюлена и курдский вопрос.  А у Дохи своих проблем хватает.

Другое дело — Иордания. Именно иорданские спецслужбы совместно с американцами участвовали в тренинге на своей территории  арабских боевиков преимущественно из провинции Дейр эз-Зор. Теперь, когда нужда в них отпала, иорданцы практически выживают их со своей территории (регулярные  требования со стороны иорданских спецслужб к боевикам на эту тему идут сейчас со все нарастающей настойчивостью). Тем более, что в них появилась острая нужда в Сирии. Обратим внимание и на срочную эвакуацию ряда племенных вождей с семьями из Дейр эз-Зора две недели назад. Таким образом на контролируемой американцами и курдами территории на севере Сирии  создавался штаб будущей партизанской войны. Плюс караваны с оружием из Иракского Курдистана, плюс «добровольцы» из Иордании. Последние, кстати, скорее всего и заходят в Сирию через Ирак. Но все это технические детали. Главное — американцы пытаются оседлать суннитское сопротивление в Дейр эз-Зоре. И деньги на это сейчас могут давать только они. В этой связи прекращение программы ЦРУ США по снабжению  сирийской оппозиции надо рассматривать лишь как начало новой программы. Уже более целевой. На сколько таких ресурсов хватит, покажет время. Хотя деньги у Вашингтона на это наверняка найдутся, просто за счет экономии в рамках оказания прямой военной помощи другим своим союзникам, что сейчас и происходит. В этой связи алгоритм действий Москвы в этой ситуации видится следующим. Связывание сил «Джебхат ан-Нусры в Идлибе при поддержке турецкой военной  операции с воздуха. Развитие наступления в Дейр эз-Зоре с обязательной зачисткой основных узлов сопротивления и выхода к иракской границе с одновременным налаживанием диалога с местной суннитской племенной элитой. У России в Сирии появляется свой маленький Анбар, и необходимо не повторять ошибки США в этой иракской провинции.

28.87MB | MySQL:62 | 0,529sec