Ирак: Эрбиль ищет компромисса с Багдадом, но готовиться к военному сценарию

Ряд российских политологов в своих комментариях сейчас объясняют нам, что отказ Багдада, Анкары и Тегерана от силового решения проблемы курдской независимости после проведения референдума в Иракском Курдистане (ИК) вызвано, оказывается, секретным ультиматумом Вашингтона, который пригрозил трем этим странам военным вмешательством в случае начала какой-то интервенции.  И, якобы, даже разместил свой контингент рядом с Киркуком. В случае с последним  эпизодом отметим, что, во-первых,  Киркук находится рядом с Эль-Хувейджой, за которые сейчас идут бои, а, во-вторых, иракская армия уже на протяжении месяца обустраивает там свою крупную военную базу. Но дело не в этом, а в том, что американцы никогда не будут напрямую участвовать в сражениях в Ираке за «независимость» ИК ни с иранцами, ни с турками, ни с иракской армией тем более. Этот сценарий по факту будет означать, если не ликвидацию американского военного присутствия в Ираке, то, по крайней мере, очень серьезное осложнения условий его пребывания. США панически не хотят ни с кем воевать на земле, и в силу опасений потерь, и по причине  отсутствия у них серьезных сил в Ираке, и также в силу автоматического ослабления уровня своего влияния в Сирии. Кроме того, при таком варианте развития событий США теряет свою опору «на земле», которую они с большим трудом восстановили совсем недавно. Так что ни о каком ультиматуме речи не идет в принципе, есть конечно дипломатические уговоры, но не более. Тем более, что в такую линию поведения не укладывается прекращение прямой военной помощи Эрбилю, о чем Вашингтон принял решение на днях. Отсутствие военного сценария объясняется совсем не позицией Вашингтона в рамках игры мускулами, а внутренними причинами, о чем мы уже сообщали раньше и подробно. В этой связи останавливаться на них подробно не будем. Отметим две новости.

  1. Багдад официально предложил Эрбилю альтернативу государственной независимости в виде конфедеративного устройства Ирака. Об этом 9 октября заявил официальный представитель Демократической партии Курдистана (ДПК) Ф.Мирани. Он при этом отметил, что такой вариант при отсутствии предварительных условий со стороны Багдада был бы благосклонно встречен в Эрбиле. Отметим, что кроме Ф.Мирами о таком заявлении «официальных лиц» Ирака никто не слышал. Речь в данном случае идет о теме, которая обсуждалась вице-президентом Ирака А.Алауи во время его последнего по времени посещения  Эрбиля. Все его предложения, кстати, потом были дезавуированы официальными иракскими властями. Вообще надо отдавать себе отчет в том, что политическая реальность в Ираке сейчас такова, что вице-президенты находятся в жесткой оппозиции к премьер-министру Х.аль-Абади и зачастую говорят то, что совсем не отвечает никакой официальной линии руководства страны. Но нынешнее заявление представителя ДПК для нас знаменательно тем, что Эрбиль таким путем вбрасывает в публичное поле темы для достижения компромисса. При этом вновь подчеркнем, что время сейчас работает на Багдад, а не на Эрбиль. А не наоборот, как в этом нас пытаются убедить некоторые российские эксперты. Ровно по той причине, что денег на выплату зарплаты госслужщим и бойцам подразделений пешмерга нет у руководства ИК, а не у Багдада.
  2. Президент курдской автономии М.Барзани, несмотря на свою готовность к компромиссу с Багдадом, тем не менее предпринимает определенные шаги на случай силового варианта развития ситуации. Так, он создал военный совет, а также санкционировал начало широкомасштабных секретных переговоров представителей своего силового блока  с их коллегами в других курдских партиях и группировках. И такие контакты начались еще с августа с.г. Переговоры со стороны Эрбиля ведут министр по делам пешмерга М.Кадир и глава спецслужб ИК Масрур Барзани. При этом особое внимание уделяется  возможной интервенции со стороны Ирана и Турции. В этой связи Эрбиль фактически согласился на создание военного союза с пятью группировками в Иране  (PJAK и марксистско-ленинская «Комала»), Турции (РПК и HDP) и Сирии (Партия демократического союза). Условия альянса предусматривают совместные военные действия в случае атаки со стороны Ирана или Турции. А если еще проще — развязывание при помощи Эрбиля террористической войны в Иране и Турции. При этом особняком стоит позиция РПК, глава которой К.Байюк оговорил свое участие в этом союзе условием участия в боевых действиях только в случае интервенции со стороны турок. Это логично, поскольку РПК уже давно получает деньги и оружие от Тегерана, а также рассчитывает на поддержу проиранских группировок в Ираке в случае атаки позиций партии со стороны турецких войск. Среди других решений военного совета — скрытая передислокация сил спецназа пешмерга под командованием А.Вайязи под Киркук (сейчас приостановлена), и начало оборудования системы тоннелей и бункеров в самом ИК.

Одновременно отметим, что наши первоначальные выводы об истинных намерениях М.Барзани в рамках проведения референдума в принципе начинают находить свое подтверждение. По данным американской разведки, М.Барзани не будет предпринимать никаких практических шагов по государственному обособлению от Ирака, а постарается использовать итоги референдума для получения дополнительных экономических преференций от Багдада. Грубо говоря, М.Барзани хочет увеличить объемы самостоятельно продаваемой нефти при сохранении прежнего объема финансовых траншей из Багдада. При этом на фоне кончины главы Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж.Талабани, в руководстве этой партии зреют настроения в пользу фактического отказа от итогов референдума и восстановления прежнего уровня отношений с Багдадом и Тегераном. Отметим, что ПСК находится в плотной орбите влияния Ирана По данным ряда экспертов, именно просьбой Тегерана уговорить М.Барзани отказаться от каких-то практических шагов по государственному обособлению был вызван недавний визит  в Эрбиль и встреча с главой ИК руководителя спецслужбы ПСК Лахура Талабани.

53.15MB | MySQL:101 | 0,297sec