О действиях Турции и Ирака по решению курдского вопроса

Вооруженные силы Турции направили танки к границе с Ираком. Как сообщила в четверг газета «Дюнья», боевые машины будут размещены в районе погранперехода «Хабур» в провинции Ширнак на юго-востоке страны. Переброска танков из расположенных в западных регионах республики частей была осуществлена минувшей ночью под усиленным конвоем военных и жандармов. Отмечается, что танковые экипажи будут принимать участие в военных учениях, начатых Турцией в этом регионе 18 сентября, и к которым с 26 сентября присоединились подразделения иракской армии. Между тем, по данным Анатолийского агентства, еще одна колонна с военной техникой прибыла минувшей ночью в приграничный с Сирией регион в провинции Шанлыурфа. Армейский транспорт направлен для усиления уже действующих в этом районе подразделений. Этими маневрами, как считается, Анкара и Багдад стремятся продемонстрировать иракским курдам, которые 25 сентября на референдуме высказались за независимость, серьезность своих намерений. Руководство обеих стран выступило категорически против этого голосования, посчитав его нелегитимным и нарушающим конституцию Ирака. Некоторые обозреватели в этой связи поспешили завить, что турецкие и иракские войска готовятся осуществить военную интервенцию в Иракский Курдистан (ИК). В доказательство этого тезиса приводится момент того, что Эрбиль уже созвал срочное заседание своего военного совета и направил по ряду дипломатических  и неформальных каналов в Багдад и Анкару предупреждение об опасности такого сценария, а также объявил повышенную степень боевой готовности своих частей. Иракское военное командование в свою очередь опровергло намерение военным путем решить проблему государственного обособления ИК, пояснив, что  концентрация иракской армии в районе сирийской границе в Эль-Каиме связана с необходимостью отбить у сторонников «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) это участок границы. Отметим, что в этих военных игрищах присутствует и то, и другое. Безусловно на первом месте стоят вопросы борьбы с ИГ, но и заодно есть желание застолбить за собой наиболее стратегические районы на иракско-сирийской границе, и особенно рядом с нефтеносным Киркуком. Снова рискнем предположить, что никакой классической военной интервенции со стороны ни иракской армии, ни тем более турецкой пока ожидать не приходится. По ряду причин, главной из которых является полная «занятость» турецкой армии вопросами зачистки Идлиба в Сирии в рамках установления там доминирования протурецких группировок. Это является, кстати, первым этапом более масштабных действий турецкого руководства по решению как раз курдского вопроса. И этот этап в качестве первого шага включает в себя ликвидацию самой гипотетической возможности образования единой курдской дуги на севере Сирии. Концентрация сил турецкой армии на границе с Ираком в прилегающих к ИК районах преследует прежде всего задачу не вторжения, а блокирования возможной переброски сил курдов прежде всего из Рабочей Партии Курдистана (РПК)  из курдской автономии в Сирию на поддержку отрядов Партии демократического союза (ПДС). В этой связи становится очевидным, что Анкара  планирует решать вопросы государственного обособления курдов в рамках создания «Великого Курдистана» не путем трудно предсказуемых по возможным последствиям вторжений в ИК с одновременным обострением двусторонних отношений с Багдадом, а проведением локальной операции в Африне. А для этого необходимо сначала получить надежный плацдарм в Идлибе. Этот вариант в случае его успешной реализации сам по себе позволит: а) очень серьезно остудить сепаратистские тенденции в руководстве ИК; б)  кардинальным образом минимизирует боевой потенциал отрядов ПДС и снимет с повестки дня вопросы образования практически единого курдского буфера на севере Сирии. Вот такими, как представляется, будут основные контуры будущей турецкой тактики Анкары на курдском и сирийской направлении. А совсем не прямое и тупое вторжение в ИК, которое консолидирует курдов и возбудит не только в РПК и их филиалах, но и в других партиях и объединениях резкие антитурецкие настроения. И при этом не гарантирует никакого позитивного результата. Про армию Ирака в данном случае говорить вообще излишне. Она и в более лучшие для себя времена в период правления С.Хусейна могла более или менее придушить курдскую партизанскую войну только с использованием химического оружия. Тем более — сейчас при наличии у себя в тылу в общем-то далеко не обескровленного ИГ. Ведь контроль над Мосулом, Рамади, Тикритом и иными центрами суннитского сопротивления иракскими вооруженными силами устанавливался в основном не путем военного разгрома сторонников ИГ, а достижениями договоренностей с местной суннитской элитой о компромиссных вариантах, суть которых, грубо говоря, сводилась к поднятию флага Ирака над главным административном здании того или иного населенного пункта в обмен на отвод основных сил ИГ фактически в его пригород. Тем более, что в таком сценарии новой арабо-курдской войны нет никакой нужды. Правительственная армия никогда не будет задействована против иракских граждан, в том числе жителей Иракского Курдистана. Так премьер-министр Ирака, главнокомандующий Вооруженными силами арабской страны Хейдар аль-Абади прокомментировал обвинения в адрес Багдада о якобы готовящемся наступлении военных на курдскую автономию. Слова иракского премьера приводит в четверг его канцелярия. «Мы никогда не используем нашу армию против нашего народа и не будем вести войну против наших граждан, как курдов, так и других, — сказал он. — Наш долг — сохранить единство страны, следовать конституции, защищать граждан и национальное богатство». И не потому, что Багдад действительно так любит своих граждан, а по причине того, что время работает на него, а не на Эрбиль. Условия такого миролюбия очень прозаично: Эрбиль полностью заморозил свои практические шаги по государственному обособлению, а зарплату госсслужащим и бойцам пешмерга, в которую записано огромное количество «мертвых душ», платить надо. И очень скоро. Обратим в этой связи внимание на следующую информацию. Руководство курдской автономии Ирака призвало федеральное правительство начать переговоры для отмены санкций, введенных Багдадом в ответ на референдум о независимости Иракского Курдистана. Как отмечается в заявлении региональных властей, Эрбиль готов обсудить вопросы, касающиеся пограничных пунктов, управления аэропортами в Иракском Курдистане, а также работу банков. Выдержки из документа приводит в четверг телеканал «Рудав». В тексте говорится, что Иракский Курдистан «вновь подтверждает, что готов к любым переговорам в соответствии с конституцией Ирака по вопросам пограничных пунктов, внутренней торговле, предоставления услуг гражданам, по ситуации с банками и аэропортами». При этом иракские курды называют санкции иракских властей «коллективным наказанием» и призывают отменить их. Вот собственно и вся суть реального желания Эрбиля, и определение «согласно конституции Ирака» в данном случае надо полагать ключевым звеном всего этого заявления. И именно из него вытекает основная позиция руководства ИК на сегодняшний момента времени.

21.84MB | MySQL:65 | 0,462sec