Перспективы энергетического сотрудничества Алжира и России после визита Д. Медведева

Как известно, в ходе визита премьер-министра РФ Дмитрия Медведева в Алжир не были заключены договоренности в энергетической сфере, которые бы выражались в конкретном материальном эквиваленте.

Между тем, исходя из анализа состава прибывших вместе с Д.Медведевым в Алжир членов делегации (показательно, что среди них отсутствовали главы ведущих российских энергетических компаний, таких как «Газпром», «Роснефть», «Росатом», «Лукойл»), которых в лучшем случае, как с «Росатомом» и «Транснефтью», заменяли заместители их генеральных директоров и прочих руководителей, Москва изначально не строила иллюзий относительно подписания прорывных соглашений.

В любом случае, для России отсутствие столь ожидаемых алжирской стороной договоров не стало провалом, поскольку именно она не подписала невыгодных для нее соглашений.

Однако такой результат не следует считать провальным и для самого Алжира, учитывая то, что ему и РФ удалось в ходе визита Д.Медведева дополнительно согласовать стратегию на углеводородном рынке, что представляется не менее важным, нежели заключение контрактов как таковые.

Так, особое внимание на встречах с алжирским коллегой Ахмедом Уяхья и президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой российский премьер уделил тому, что «Россия активно сотрудничает с Алжиром в области энергетики… Благодаря этому мы успешно сотрудничаем на международных форумах, включая Форум стран-экспортеров газа и ОПЕК».

Дмитрий Медведев напомнил, что «нефть и природный газ являются основными источниками для алжирской экономики. Это относится также и к России, и поэтому мы заинтересованы в диверсификации нашей экономики и нахождении новых способов сотрудничать в этой области. Это цель подписанного сегодня соглашения (имеется ввиду меморандум о взаимопонимании между компаниями Sonatrach и «Транснефтью» — авт.)».

Как известно, на протяжении последних трех лет сохранения низких цен на нефть Россия стала поддерживать настойчивые алжирские просьбы о сокращении производства «черного золота» ради попыток стабилизации и дальнейшего повышения на него мировых цен.

Особой похвалы в этой связи со стороны Россия удостоилась за то, что она сумела в данном отношении найти общий язык с Саудовской Аравией, одним из крупнейших производителей «черного золота» в мире.

Это имеет особую значимость для АНДР, чьи валютные поступления почти на 97 процентов зависят от продажи на внешних рынках углеводородов.

Между тем, еще накануне визита Дмитрия Медведева в АНДР как алжирские, так и российские СМИ проявили особый интерес сторон к возможному подписанию договора о строительстве в Алжире АЭС, тогда как подписанный в ходе визита документ во многом лишь повторяет соответствующий меморандум в этой сфере от 2007 года.

Таким образом, развитие сотрудничества между ними в области освоения мирного атома по сути, практически не сдвинулась с мертвой точки.

Между тем, в качестве позитивных изменений на данном направлении указывалось, что стороны договорились о подготовке в России профильных алжирских специалистов, что служит косвенным признаком того, что алжирское руководство все же рассчитывает в обозримом будущем запустить именно с Россией сотрудничество по АЭС.

Однако, во-первых, учитывая наблюдаемые в последние годы «метания» представителей алжирского руководства в выборе дальнейшей концепции развития энергетики (между поборниками развития «традиционной» энергетической отрасли, альтернативной (энергия ветра и солнца), сланцевой и атомной, подобное соглашение отнюдь не следует считать гарантией того, что в ближайшее время окончательный договор о строительстве «Росатомом» в Алжире АЭС будет подписан.

А во-вторых, согласно интервью, данному накануне визита Д.Медведева в АНДР алжирскому изданию Algerie Press Service (APS), по словам российского премьера, «В настоящее время Россия готовит специализированные кадры в этой области для Алжира».

Соответственно, это служит еще одним подтверждением тому, что между Алжиром и РФ нынешние договоренности по атомной сфере ничего нового не содержат.

Отсутствие прорыва может объясняться, с одной стороны, высокой стоимостью проекта – АЭС современного типа, согласно алжирским источникам, по российскому предложению обойдется АНДР в круглую сумму – не менее 10 млрд долларов (если речь идет о станции с двумя реакторами) и о 20 млрд долларов, если бы алжирская сторона согласилась бы на станцию с четырьмя реакторами.

С другой стороны, алжирское руководство при высокой стоимости проекта смущают и перспективы российского «долгостроя», исходя из имеющегося опыта с возведением атомной станции в иранском Бушере, поскольку, по данным местных источников, оно может рассчитывать на ввод в эксплуатацию данного объекта после начала строительства лишь через 10 лет.

Впрочем, нельзя исключить, что время возведения подобного объекта может еще больше увеличиться ввиду наличия в Алжире особых бюрократических барьеров, сильно замедляющих темпы строительства.

Как бы там ни было, но представители алжирских властей стремятся получить эффект от таких вложений как можно раньше.

В свою очередь, саму Москву удерживает в данном случае от подписания договоров по энергетике нежелание алжирских властей улучшить свое инвестиционное законодательство.

Вместе с тем, Москва отнюдь не теряет надежды воспользоваться алжирскими «энергетическими затруднениями» (неуклонным увеличением потребностей страны в энергии на фоне снижения ее доходов от экспорта нефти и газа), чтобы построить в АНДР серьезные инфраструктурные объекты.

Примечательно, что еще до визита Д.Медведева в АНДР он в своем интервью алжирскому информагентству APS указывал на то, что «мы готовы рассмотреть проекты по выработке чистой электроэнергии на солнечных и ветровых электростанциях».

Это же предложение он повторил на встречах с алжирскими лидерами 9 – 10 октября. Однако пока оно не встретило должного внимания среди них, поскольку, с одной стороны, Россия пока не является на этом направлении безусловным лидером и уступает западным и азиатским конкурентам (пусть она и имеет относительно успешный опыт использования солнечной энергии в Крыму, как это заявляется представителями «Роснано»).

Вероятно, алжирскому руководству еще потребуется некоторое время для «переваривания» подобного предложения, но с учетом отсутствия большого числа желающих конкурировать с Россией (опять-таки по причине действия в Алжире ограничительного инвестиционного законодательства) у нее есть определенные шансы побороться за рынок алжирской альтернативной энергетики.

Тоже самое можно сказать и относительно других энергетических проектов в АНДР. Пока у России имеется существенные бонус к возможному заключению подобных сделок – схожесть политических взглядов по многим внешнеполитическим проблемам.

Проблема состоит в том, что алжирское руководство продолжает вхолостую тратить ресурсы и в том числе упуская время для реализации важных сделок и в этом отношении алжирская энергетике и в целом экономика при нынешнем правящем режиме продолжает оставаться заложником политических установок лидеров АНДР.

28.34MB | MySQL:67 | 0,708sec