Алжирские власти обвиняют Марокко в «наркотическом бизнесе», но встречают критику со стороны местных предпринимателей

Алжир открыто обвинил своего конкурента по влиянию в Магрибе – Марокко – в осуществлении наркотического бизнеса на государственном уровне.

С таким заявлением выступил министр иностранных дел АНДР Абделькадер Мессахель перед членами FCE (Форум лидеров бизнеса» Алжира, объединяющего прежде всего крупных бизнесменов страны из группы олигарха Али Хаддада, которого нередко в стране за глаза называют «кошельком президента Абдельазиза Бутефлики).

На это мероприятие, состоявшееся 20 октября, А.Мессахель прибыл в качестве почетного гостя, которому предложили высказаться о своем видении внешней торговли Алжира.

Однако вместо этого он сосредоточился на негативе в соседнем Марокко. По его словам, те заметные успехи этой страны, о которых говорили алжирские бизнесмены на этой же встрече, включая и серьезные вложения в прочие африканские страны, обусловлены поставленным на государственном уровне наркотическом бизнесе.

А.Мессахель, в частности, заявил, что «инвестиции марокканцев в Африке не что иное, как отмывание гашишевых денег. Марокко – это ничто. Марокканские банки, инвестирующие средства попросту отмывают таким образом их. Это все знают. Главы африканских государств мне прямо об этом говорят. И так работают не только банки. Авиакомпания Royal Air Maroc перевозит не только пассажиров. Это тоже все знают. Нет, мы не Марокко. Мы – Алжир», — с гордостью заявил министр.

При этом, по словам А.Мессахеля, «иностранные инвестиции в сам Марокко не представляют большой ценности. Марокко – это зона свободной торговли. В результате французские компании приходят, создают заводы и заставляет на своих условиях работать марокканцев… вот и все».

Алжир же, по словам министра иностранных дел АНДР, суверенная страна, руководство которой не позволяет «колонизаторам издеваться над населением» освободившихся от них стран.

Кроме того, по его мнению, алжирскому руководству нет необходимости выполнять условии иностранцев, для того, чтобы они пришли к нему со своими деньгами, поскольку «Алжир является единственной стабильной страной в регионе Северной Африки».

Предметом особой гордости властей АНДР, согласно выступлению А.Мессахеля, служит высочайший уровень безопасности Алжира, с которым якобы может мало кто сравниться из других государств, включая и Марокко.

Он процитировал даже в качестве доказательства последний международный экономический экспертный отчет Doing Business, заявив: «Мы являемся безопасной и стабильной страной. Это говорим не мы, а другие. Для Doing Business сегодня в Северной Африке не существует столь привлекательных стран как Алжир. С ним не сравнятся ни Египет, ни Ливия, ни Тунис, ни Марокко. Египет имеет большие экономические проблемы. Эта страна тратит свое время, одалживая деньги, тогда как мы выплатили наш долг досрочно…. В Тунисе огромные трудности».

Правда, в данном случае А.Мессахель слукавал, не указав, что, согласно последнему выпуску Doing Business, Алжир по общим оценкам очень сильно отстает от деловой привлекательности от Марокко по бизнес-климату.

Между тем, в подтверждение своих слов министр иностранных дел АНДР сослался и на последний доклад американского института Gallup, опубликованный в августе 2017 года, согласно которому Алжир якобы делит с Швейцарией 6-е месте в списке самых безопасных стран в мире. По утверждению А.Мессахеля, это и служит индикатором инвестиционной привлекательности.

Впрочем министр иностранных дел АНДР почему-то при этом не разъяснил, как при такой выдающейся системе безопасности стал возможен теракт 2013 г. в Ин-Аменас, в результате которого алжирская газовая отрасль не могла восстановиться три года.

Особое внимание глава внешнеполитического ведомства АНДР уделил туристической привлекательности его страны, заявив, ссылаясь, опять-таки, на ряд авторитетных источников, что Алжир находится среди первых 10 стран мира в плане «интереса к инвестированию в туризм».

По его словам, это обусловлено сочетанием привлекательности алжирской природы и безопасности.

При этом, пожалуй, единственным конструктивным предложением для создания его стране большей привлекательности для иностранного бизнеса и облегчения работы как зарубежных, так и отечественных бизнесменов, стало заявление о возможном создании субрегиональной авиакомпании, ориентированной строго на Африку «для перевозки алжирских грузов на местные рынки».

Причина подобного расставления акцентов обусловлена самим характером обсуждения на форуме FCE, на котором алжирские бизнесмены, прежде безусловно лояльные властям, раскритиковали существующее в Алжире положение дел в плане бизнеса как внутри страны, так и при их попытках осуществить выгодные вложения в другие государства, особенно африканские.

Среди заявленных алжирскими бизнесменами претензий – в том числе «закрытость» страны в отличие от того же Марокко, на что А.Мессахель ответил: «ситуация в области безопасности, нелегальной миграции, и многие другие бедствия в некоторых странах региона не способствуют полному открытию границ».

И здесь министр иностранных дел АНДР вновь не упустил возможность «боднуть» марокканского конкурента за то, что якобы он также делает на этом бизнес.

Однако главные претензии со стороны алжирского бизнеса относятся к тому, что Марокко, не имеющий таких природных богатств, как Алжир, добился куда более выдающихся экономических успехов.

И в тот момент, когда обсуждение на форуме грозило перерасти в полномасштабную критику алжирских порядков, включая бюрократию на государственном уровне, тормозящую развитие бизнеса в стране, а также неразрывно связанную с этим коррупцию, наличие которой обеспечивает положительное решение тех или иных запросов предпринимателей, равно как и ограничительного инвестиционного законодательства, представители правящего режима и «выкатили тяжелую артиллерию» в лице А.Мессахеля.

Этот министр и попытался объяснить безрадостное положение дел в алжирской экономике «дурными качествами соседа».

Впрочем, это только подлило масла в огонь и вынудило представителей крупного бизнеса АНДР заявить о том, что при всех объяснениях А.Мессахеля положение дел марокканской экономики им представляется на два порядка выше, чем алжирской.

И главное в подобном выступлении алжирского министра иностранных дел, важного официального лица, представляющего АНДР – не обвинения властей Марокко в совершении тяжких по мировым меркам преступлений, а в открытом проявлении недовольства существующим положением дел со стороны прежде лояльного правящему режиму бизнес-сообщества в самом Алжире.

Более того – отчасти эта группа, блокирующаяся вокруг олигарха Али Хаддада, служила одним из важных экономических «столпов» властей АНДР.

И такая реакция служит для правящего режима страны очень тревожным звонком.

Вопрос – сколько еще власти АНДР смогут игнорировать нарастающие требования давно перезревших комплексных перемен в стране, которые все громче раздаются не только с улицы, но и из кабинетов чиновников, тесно связанных с ними, и как будут происходить эти изменения в условиях продолжающегося кризиса – «сверху» или «снизу»?

30.91MB | MySQL:67 | 0,776sec