Проблема установления границы на морском шельфе между Израилем и Ливаном. Часть 2

Израильская версия своей ИЭЗ

Разведанные морские месторождения «Тамар» и «Далит», «Кариш», «Левиатан» находятся в водах исключительной экономической зоны Израиля. Тут вроде нет сомнений. Однако, согласно морскому законодательству ООН, которое Израиль не ратифицировал, чтобы пользоваться природными ресурсами в этой зоне, страна должна объявить ее своей собственностью. Проблема заключается в том, что Израиль этого не сделал.

В Израиле существуют два основных закона, регулирующих деятельность граждан в водах страны: закон о морском побережье и закон о подводной территории. Согласно этим законам, принятым еще в 1950-е годы, территорией страны считаются не только территориальные воды, но и морское дно за их пределами до глубины, позволяющей «экономическое использование» природных богатств. Тогда это соответствовало нормам международного права, касающимся «континентального шельфа», а глубина «позволяющая эксплуатацию природных ресурсов» определялась всего в 200 метров, ведь в том время не существовало технической возможности для бурения скважин на больших морских глубинах.

Со временем положение изменилось, в 1982 году в международное морское право были внесены коррективы и принята новая морская конвенция United Nations Convention on the Law of the Sea. В тот момент ее подписало 117 государств, голосовали против США, Израиль, Венесуэла и Турция, воздержалось 17 стран, в том числе и СССР.

Конвенция определила 12-мильную полосу территориальных вод (22,224 км). Далее идет «прилежащая зона» такой же протяженности, в которой страна имеет право пресекать нарушение своих законов и нелегальную иммиграцию (44,5 км – это суверенная зона государства). Согласно Конвенции государство может объявить и об исключительной экономической зоне (ИЭЗ) – Exclusive economic zone в которой у нее имеются экономические права, такие как рыбная ловля и использование скрытых под водой природных ресурсов. Конвенции не указывала механизм формального объявления ИЭЗ, необходимо лишь обозначить заявленную зону на картах и представить их официально в Секретариат ООН.
Хотя Израиль не подписал Конвенцию, однако в 2008 году рассматривая свой законопроект о морских территориях, Министерство национальных инфраструктур и Министерство юстиции подготовили его в соответствии с международным правом. Законопроект отменял старые законы 1950-х годов и объявлял «исключительной экономической зоной» территорию, удаленную от израильского берега на 200 морских миль. Одна из статей закона определяла, что «исключительная экономическая зона Израиля заканчивается там, где начинается зона другой страны».

В преамбуле законопроекта 2008 года отмечалось, что «соседние страны (Кипр и Египет – авт.) уже обозначили свои ИЭЗ и разделили между собой участки, принадлежащие Израилю». Однако, как отмечали тогда противники законопроекта, принятие закона заставит Израиль принять Международную конвенцию по морскому праву, что в итоге подчинит Израиль Международному суд в Гааге. А в международной практике очень редки случаи, когда международное решение по экономическому спору между двумя странами принимается однозначно в чью-то пользу.

Это по-видимому и заставило израильское правительство отложить законопроект 2008 года, ведь считалось что международных арбитров в нынешней геополитической обстановке трудно будет, мягко говоря, обвинить в симпатиях к Израилю. И возможно, судебный процесс с Ливаном по разграничению зон, был бы изначально проигран. Поэтому, во избежание передачи дела в подобные форумы, было решено не принимать закон, так как косвенно Израиль признал бы таким образом международную морскую Конвенцию 1982 года.

В итоге тот законопроект в Кнессете так и не утвердили, а с Египтом и Кипром договорились по-тихому напрямую, подписав совместные договора о разграничении ИЭЗ.  С другой стороны, как отмечалось «пока Израиль не объявляет о своей ИЭЗ, иностранные компании не требуют у него подтверждения прав на эту зону».

Однако еще тогда специалисты по морскому праву полагали, что Израиль ждет длительная юридическая борьба за права в ИЭЗ. Соседние страны, у которых также есть интересы в пределах 200 морских миль, подадут жалобы, оспаривая исключительные права Израиля. Для разграничения этих зон, возможно, придется обратиться если не к международным арбитрам, то уж точно к международным покровителям, которые смогут «урегулировать» возникшие разногласия.

Этот подход говорит, что достаточно свершившихся фактов. Это тактика – «не ввязываться в юридические споры», и ее последователи считают, что она сработает в пользу Израиля. Какой подход был оправдан, юридический или тактика «свершившихся фактов», — покажет время. Израиль же тогда не хотел осложнять ситуацию разного рода заявлениями, считая, что и так все будет хорошо.

Однако после обнаружения на израильском шельфе крупнейших газовых месторождений, «хорошо» не получилось и в 2010 году Ливан обратился в ООН с жалобы о том, что граница израильской исключительной экономической зоны проникает на территорию ливанской  ИЭЗ. Через год Израиль представил свою версию границы ИЭЗ в ООН. Соединенные Штаты стремились посредничать между сторонами в попытке достичь компромисса, частично поддерживая ливанскую версию, но Израиль отверг это. Летом 2012 года ливанская газета «Ас-Сафир» утверждала, что Вашингтон и ООН признали права Ливана на 530 квадратных километров спорной территории.

Как сообщалось Израиль урегулировал вопрос своей границы ИЭЗ с Кипром, а тот в свою очередь с Ливаном, при этом Кипр поддерживает израильскую версию. Хотя соглашение, подписанное между Кипром и Ливаном, не было ратифицировано парламентом Ливана, тендер, объявленный им учитывает согласованную ранение границу ИЭЗ.

48.37MB | MySQL:107 | 0,845sec