Правительственные силы Ирака и Сирии устанавливают контроль над иракско-сирийской границей

Иракские правительственные силы при поддержке формирований шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» начали в среду операцию по возвращению под контроль города Эль-Каим на границе с Сирией. Как сообщил ливанский телеканал «Аль-Манар», там находится последний погранпереход, который удерживают в своих руках террористы из группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). В мае-июне от сторонников ИГ были очищены все контрольно-пропускные пункты на сирийско-иракской границе, протяженность которой составляет 599 км. Наступление на Эль-Каим проводится параллельно с сирийскими войсками, которые на своей территории приближаются к последнему форпосту ИГ в пограничном с Ираком городе Бу-Кемаль (80 км от Дейр-эз-Зора) на западном берегу реки Евфрат.  Шиитские формирования вместе с иракскими военными ведут также боевые действия против курдских вооруженных отрядов пешмерга в северо-западном секторе рядом со стратегическим КПП «Фиш-Хабур» на стыке границ Ирака, Турции и Сирии. В этом районе соединяются два трубопровода, по которым иракская нефть с северных месторождений поступает в турецкий терминал Джейхан на Средиземном море. Правительство Ирака намерено вернуть в ближайшие дни под свой контроль данный КПП (и вернет, в чем мы не сомневаемся, поскольку впереди идут местные шииты). Разберем эти сообщения. Сразу же отметим, что движения шиитов к «нефтяному треугольнику» на границе Сирии, Ирака и Турции решает сразу же несколько задач, и в первую очередь — успешное реализация целей этого наступления позволит поставить под контроль Багдада транзит по единственному  нефтепроводу Эрбиль-Джейхан. То есть ровно над тем трубопроводом, который до последнего времени давал возможность Эрбилю хоть как-то  торговаться с Багдадом по вопросу своих условий по поступлениям финансовых траншей от центрального правительства в обмен за продаваемую нефть через инфраструктуру Национальной нефтяной компании (ННК). Эта возможность спекулировать некоторой иллюзией экономической состоятельности в общем-то и была основной движущей силой курдского сепаратизма с позиций Иракского Курдистана (ИК), кульминацией которого стал пресловутый референдум о независимости. Другое дело, что он усилиями во многом самого Эрбиля и М.Барзани превратился в фарс, и в результате мало того, что курды лишились контроля над подавляющей частью углеводородных месторождений в Киркуке, они к тому же утрачивают уже в самой ближайшей перспективе контроль над единственной «трубой», который давал им выход во внешний мир. А конкретнее — над ключевым пунктом транзита нефти в Турцию. Это вероятность дает возможность Багдаду теперь выстраивать диалог с Анкарой в большей степени самостоятельно и диктовать правила своей игры Эрбилю. В этой связи отметим еще один момент. Курдская автономия Ирака готова передать пограничные с Ираном КПП под контроль федеральных властей в Багдаде. Об этом, как передает в среду новостной портал «Шафак ньюс», заявил один из руководителей партии Патриотический союз Курдистана (ПСК) Аднан Хами Мина. По его словам, власти в Сулеймании, граничащей с Исламской Республикой, провели переговоры с главой МВД Ирака Касемом Хусейном аль-Араджи, результатом стало решение об открытии КПП «Первез-Хан» на границе с Ираном. Этот факт, кстати, свидетельствует лишний раз о двух моментах.

  1. Тегеран работает в тесной связке с Багдадом, а это означает сразу же что в Иране сделали ставку именно на нынешнего премьера Х.аль-Абади в связи с предстоящими в следующем году выборами. И синхронно иранцы начинают игру на понижение в отношении еще одного претендента на премьерское кресло в лице известного шиитского лидера Муктады ас-Садра, который позволяет себе непозволительно «самостоятельно» устанавливать и развивать   «рабочие отношения с Эр-Риядом». При этом ПСК становится фактически полностью подконтрольным Тегерану формированием, что вкупе с сильным влиянием иранцев на РПК в состоянии серьезно поменять весь политический ландшафт в ИК.
  2. Общим итогом совместных ирано-иракских усилий в Киркуке и вообще на курдском направлении в конечном счете (в том числе и через участие проиранских формирований «Аль-Хашед аш-Шааби») станет установление контроля Багдада над всеми (или абсолютным большинством) КПП на ирако—турецко-сирийской границе. Такое положение дел резко снижает вес курдского досье и весомость Эрбиля как некого противовеса Багдаду, что некоторые стратеги в Вашингтоне имели «на закорке» в силу серьезного влияния иранцев на центральное иракское правительство.

Отметим и еще один момент. Взятие под контроль этой зоны «нефтяного треугольника» принципиально меняет ситуацию на рынке  экспорта нефти, в котором до сих пор присутствуют сторонники ИГ. Пусть и через схему получения «откатов» от Эрбиля. То есть до последнего времени курды торговали с Анкарой нефтью в тесной кооперации с ИГ, или вернее — с местной племенной суннитской элитой. Именно после момента установления контроля над этим пунктом перекачки нефти (причем силами шиитского ополчения, что гарантирует беспристрастность и мотивированность атакующих) можно говорить о кардинальном и принципиальном переломе ситуации не только в Ираке, но и в Сирии. Меняется весь комплекс и взаимоотношений с Анкарой в силу установления плотного контроля над основными пунктами экономической логистики с Турцией. Синхронное наступление сирийских правительственных сил и ливанцев из «Хизбаллы» на Бу-Кемаль должно эту дугу замкнуть, и тем самым поставить точку в реализации главного оперативного замысла — оседлание фактически союзными ирано-сирийскими силами основных логистических переходов на сирийско-иракской границе в зоне влияния суннитов. Это дает пока теоретическую вероятность налаживания постоянной материально-технической логистики   по оси Иран-Ирак-Сирия с отсеканием от этого процесса курдских районов на севере. То есть именно тех районов, которые сейчас находятся в зоне влияния США. Этот момент либо чреват возникновением постоянно тлеющего очага партизанской войны, либо, что вероятнее всего,  при правильном выстраивании линии поведения между Дамаском и суннитской местной элитой, «выпаданием» этого сектора из зоны влияния американцев. И автоматическим движением сирийских  курдов в орбиту Дамаска просто в силу экономический необходимости.

33.09MB | MySQL:68 | 0,786sec