И.Ребраб повышает градус противостояния с алжирскими властями

Противостояние между одним из ведущих бизнесменов АНДР Исаадом Ребрабом и алжирскими властями продолжает постепенно обостряться.

Наглядным тому примером служит создание так называемых «комитетов поддержки и солидарности» с принадлежащей ему компанией Cevital, в последние месяцы и годы подвергающейся все более ощутимому давлению со стороны властей.

К настоящему моменту они созданы в областях Оран, Скикда, Константина, Тизи-Узу, Беджайя и Блида (на их территории проживает значительная часть берберского населения Алжира, особенно восприимчивого к протестам). Их целью является «народная мобилизация ради защиты и освобождения проектов бизнесмена Исаада Ребраба».

Важно отметить, что в эти организации вступают не только работники Cevital, а также ее дочерних компаний, но и их коллеги из других структур.

Более того – в составе протестующих комитетов заметны не только рабочие, но и а также простые граждане, формально не относящиеся к производственной сфере, включая представителей научной среды.

Необходимо напомнить, что противостояние миллиардера И.Ребраба с представителями алжирского правящего режима накалялось постепенно, пока в начале 2017 года власти не пошли с ним на открытый конфликт, под различными предлогами заблокировав доставку в порт Беджайя оборудования для строительства завода по производству растительного масла.

Вслед за этим в одноименной провинции (населенной в значительной степени берберами) начались массовые выступления протеста, которые привели к прекращению работы здесь другого принадлежащего этому олигарху предприятия – завода по производству сахара (возобновил производство лишь 27 октября текущего года).

Следует указать, что в последние годы представители алжирских властей неоднократно вступали с И.Ребрабом в перепалку, угрожая блокировать и блокируя его проекты за пределами страны, например, в Африке, под предлогом борьбы «с вывозом капиталов».

О том, что конфликт был обусловлен явно не одними этими действиями олигарха, свидетельствуют последующие события.

Так, с 2015 года власти страны стали активно мешать ему вести бизнес и внутри Алжира, хотя, казалось бы, они должны всецело поддерживать его действия, предполагающие снижение остроты безработицы, повышение занятости, а, следовательно, уменьшения протестных настроений населения, и улучшения ситуации с налоговыми сборами.

Своего рода кульминацией в этом отношении стала его открытая перепалка в 2016 г. с министром промышленности Абдессалемом Бушерабом, начавшим препятствовать работе заводов компании Cevital.

Тогда они поочередно обвиняли друг друга в коррупции, а И.Ребраб заявил о том, что алжирский правящий режим создал нетерпимую обстановку для ведения бизнеса в стране и является ответственным за созданный окружением президента АНДР Абдельазиза Бутефлики экономический кризис.

Тогда же миллиардер пригрозил в случае продолжения давления на него и его бизнес закрыть свои предприятия в Алжире и перевести принадлежащую ему компанию в другие страны, включая Бразилию.

И это, судя по всему, далеко не пустые угрозы – так, на фоне развивающегося конфликта из Бразилии поступили новости о расширении там деятельности Cevital.

Примечательно, что своими действиями И.Ребраб, казалось бы, напрямую способствует реализации заявленной государственной стратегии по снижению зависимости от импорта иностранных товаров, но при этом само государство делает все, чтобы эта стратегия с треском провалилась.

Причина создания парадоксальной ситуации, когда власти препятствуют, казалось бы, выгодным им проектам И.Ребраба, кроется, во-первых, в том, что в условиях прогрессирующего кризиса и уменьшения финансовых потоков представители алжирского правящего режима пытаются залезть в карман тем, кто эти деньги реально добывает – в данном случае это неподконтрольные им бизнесмены.

А во-вторых, это служит проявлением стремления приближенных к власти олигархов вроде Али Хаддада задушить конкурентов при помощи административного ресурса. Так, например, источники из окружения И.Ребраба указывают, что «другие проекты того же направления, поощряются правительством, в то время как их стоимость в четыре раза выше, и что они являются вдвое менее эффективными, чем компания Cevital».

Речь, в частности, идет об аналогичном проекте конкурентов последней в Джиджеле, который с трудом выходит при своей работе на ноль и служит, судя по всему, «прачечной для отмывания денег», выделяемых государством лояльным ему бизнесменам.

И, наконец, при нынешнем все более сложном экономическом положении этот миллиардер видится им все более опасным противником в плане наличия у него амбиций на политическую власть, которых еще несколько лет назад у него практически не было.

И своими действиями И.Ребраб начинает оправдывать эти опасения. Так, он уже неоднократно обвинял во всех бедах Алжира власти страны, заявляя одновременно о том, что ему потребуется всего два – три года, чтобы решить ее экономические проблемы в случае получения доступа к реальной власти.

Кроме того, он не скрывает, что поддерживает несвязанные с властями оппозиционные группы и СМИ.

Подобные политические устремления диктуются ему самими алжирскими властями, препятствующими И.Ребрабу заниматься делом его жизни – развитием компании Cevital.

И как раз создание вышеупомянутых «комитетов поддержки» служит еще одним неприятным для правящего режима индикатором перехода конфликта с ним в политическую фазу.

И самым неприятным здесь для представителей алжирских властей является то, что И.Ребраб для защиты своих интересов переводит противостояние в фазу уличных протестов, которые становятся всё более массовыми и активными.

Между тем, ничего принципиального нового в таком поведении представителей правящего режима в стране нет. Ведь они традиционно, с момента завоевания Алжиром независимости осуществляют давление в отношении бизнеса и всячески изживают тех его представителей, особенно крупных, которые не желают подстраиваться под эту власть.

Причем выражение лояльности означает в данном случае безоговорочную готовность делиться с ее представителями доходами и отказ от несанкционированного участия в политической жизни.

Эта же ситуация воспитала массу средних и мелких алжирских предпринимателей, мировоззрение которых определяется бытующей среди них поговоркой: «Чтобы жить счастливо, живи скрытно».

А это, в свою очередь, делало непопулярным в их среде производство товаров и обычно вынуждало их вести полукриминальную деятельность, связанную со спекулятивными перепродажами тех или иных товаров и оказания нелегальных услуг.

Те же, кто рисковал не соблюдать вышеуказанные правила, демонстрируя наличие «особых» доходов, и при этом не желая сотрудничать с властями, нередко получали длительные сроки лишения свободы зачастую по надуманным статьям.

Интересно, что при этом действующее законодательство страны (в частности, статья 37 Конституции) подразумевает предоставление свободы в ведении бизнеса, включая занятие торговлей и промышленностью для всех Алжирцев.

Между тем, пока приток нефтедолларов в казну позволял властям обеспечивать все их нужды, бизнес для них являлся скорее опасной обузой, чем подспорьем в деле решения экономических проблем.

Но сейчас, особенно в случае дальнейшего сохранения на рынке низких цен, положение неизбежно будет меняться. Ведь в условиях все более глобализирующейся мировой экономики бюрократические «оковы» в виде алжирского правящего режима становятся явным анахронизмом, не дающим стране развиваться.

Весь вопрос только состоит в том, как этот пережиток будет «отмирать» — через решения «сверху» или через действия «снизу».

И пока все более вероятным видится второе. В любом случае, подобное положение дел сформировало готовую «предпринимательскую армию для протеста в стране, у которой уже имеется и неофициальный «маршал» в лице Исаада Ребраба.

28.07MB | MySQL:67 | 0,807sec