Отставка премьер-министра Ливана С.Харири и интересы Израиля

В конце минувшей недели стало известно об отставке главы правительства Ливана Саада Харири, объяснившего свой неожиданный поступок опасениями за собственную жизнь. Помимо этого данное заявление содержало в себе волну резкой критики в отношении Ирана и его регионального союзника – «Хизбаллы», виновных за дестабилизацию ситуации в арабских странах. Практически сразу последовала реакция Израиля на это событие. 4 ноября Биньямин Нетаньяху сделал заявление, в котором говорилось: «Отставка премьер-министра Ливана Харири и его замечания представляют собой сигнал для международного сообщества, означающий, что нужно предпринять усилия против иранской агрессии, которая пытается превратить Сирию во второй Ливан. Эта агрессия ставит под угрозу не только Израиль, но и весь Ближний Восток». Очередное уравнение из региональных враждебных сил предложил в своем твиттере министр обороны Авигдор Либерман, написав: «Ливан = Хизбалла. Хизбалла = Иран. Ливан = Иран».

День спустя по дипломатическим каналам Министерство иностранных дел Израиля распространило инструкцию для своих заграничных учреждений, в которой дипломатам было рекомендовано вступить в диалог с принимающими государствами по вопросу растущей иранской угрозы. Двумя ключевыми мыслями документа стали призыв начать широкую международную кампанию по борьбе с Тегераном, а также доказательство ошибочности курса по интеграции террористической группировки в правительство.

Таким образом, израильское правительство приняло решение использовать возникшую возможность, хотя сказать однозначно, в чьих интересах окажутся данные шаги пока трудно, т.к. указанные события имеют отношение к Саудовской Аравии. Во-первых, С.Харири всегда относился к числу явных союзников королевства. Мало того, свое заявление об отставке он сделал, именно находясь в Эр-Рияде. Во-вторых, 4 ноября по аэропорту короля Халида, расположенному в 35 км от саудовской столицы была выпущена баллистическая ракета. Ответственность за инцидент взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы, представившие его как ответ на атаки Саны. Саудовская Аравия, в свою очередь, посчитала, что за этим стоит Иран, оспаривающий с королевством влияние в регионе. Следовательно, значение в анализе израильской реакции на отставку С.Харири приобретает региональный контекст и перспективы израильско-саудовского сближения.

С одной стороны, в Израиле постоянно звучат предположения, что противником в новом вооруженном конфликте будет именно «Хизбалла». В конце октября группа экспертов преимущественно из стран-членов НАТО, объединенных в рамках High Level Military Group, подготовила аналитический доклад под названием «Hizballah’s Terror Army: How to Prevent s Third Lebanon War». В нем утверждается, что новая война может возникнуть вследствие спланированных действий или стать следствием единичного необдуманного шага одной из сторон предполагаемого конфликта. При этом амбиции «Хизбаллы» подогреваются именно иранским влиянием. Следует особо отметить, что авторы документа настаивают на негативных последствиях такого противостояния не только для Ближнего Востока, но и всего международного сообщества, в духе Б.Нетаньяху призывая последнее к давлению на Тегеран.

Экс-посол Израиля в США, приглашенный эксперт Института изучения национальной безопасности Дан Шапиро, наоборот, полагает, что в войну Израиль толкает именно Саудовская Аравия, разыгрывая более масштабную игру с Ираном. При этом бывший дипломат высказывает предположения, что Эр-Рияд считает Израиль готовым к борьбе, т.е. рассчитывает за счет нее добиться ослабления иранского союзника. Одновременно с этим распространяется и противоположная точка зрения. Сразу несколько аналитиков, включая военного эксперта Йова Лимора и профессора университета Хайфы Амацию Барама, считают угрозу войны маловероятной, полагая, что текущие события могут привести к ослаблению Ирана и «Хизбаллы», заставив их на время отстраниться от противостояния с Израилем. Противоречивые соображения по этому поводу фигурируют и в израильской прессе. Например, Jerusalem Post не исключает масштабную военную кампанию у северных границ против всех существующих там угроз, в то время как журналисты Yedioth Ahronoth полагают, что риска военной операции нет.

В итоге можно предположить, что решающую роль в сложившихся обстоятельствах сегодня играют не столько события в конкретной стране, на которые Израиль должен реагировать, а продолжающая формирование новая архитектура региональных альянсов, основанная на представлениях президента США Дональда Трампа о союзе Израиля с умеренными режимами и их интересами в противостоянии с Ираном. Поэтому можно прогнозировать дальнейшее следование израильского правительства этому курсу с постепенной интеграцией в процесс построения союзнических отношений новых тем. К таковым можно отнести палестино-израильский конфликт, который начнет чаще фигурировать в совместной повестке дня Израиля и Саудовской Аравии в условиях попытки Эр-Рияда привлечь к противостоянию с Ираном палестинский ФАТХ. Свидетельством последнего намерения является визит главы Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса в саудовскую столицу. Риск спланированной войны между Израилем и Ливаном на текущем этапе кажется низким, однако, угроза эскалации может существенно возрасти при возникновении инцидентов в приграничной зоне, т.к. израильская сторона утверждает и последовательно демонстрирует намерение жестко отвечать на любые провокации.

32.95MB | MySQL:68 | 0,973sec