Сирия – безусловный приоритет в контексте финансирования гуманитарных операций ООН в 2017 году

Сравнительный анализ основных тенденций финансирования гуманитарных операций ООН на Ближнем Востоке в текущем году представляет интерес, поскольку во многом наглядно отображает ход политических процессов в регионе. Обновленные данные, опубликованные 1 ноября с.г. Управлением ООН по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), позволяют говорить о том, что Сирия являлась в текущем году безусловным приоритетом в плане финансирования гуманитарной деятельности ООН, как с точки зрения оценки бюджетных потребностей, так и в плане фактического выделения финансовых средств.

В рамках гуманитарных планов реагирования и гуманитарных призывов в 2017 году ООН запросила у доноров 7.4 млрд долл. США для своих гуманитарных операций в странах Ближнего Востока. По состоянию на ноябрь текущего года эти операции удалось профинансировать на 49%, мобилизовав у доноров 3.6 млрд долл. Дефицит за два месяца до окончания года составляет таким образом 3.8 млрд долл. (51%).

В пятерке крупнейших гуманитарных операций Сирия на первом месте (бюджет плана чрезвычайного реагирования в 2017 году составил 3.3 млрд долл., профинансирован на 40%), далее следуют Йемен (бюджет 2.3 млрд долл., профинансирован на 56%), Ирак (бюджет 984 млн долл., профинансирован на 62%), Палестина (бюджет 552 млн долл., профинансирован на 47%), Ливия (бюджет 151 млн долл., профинансирован на 57%).

Отдельно от гуманитарных призывов ООН запросила у донорского сообщества 5.58 млрд долл. на региональную операцию по содействию 5.3 млн сирийским беженцам, осевшим в соседних странах, а именно в Турции (3.3 млн человек), Ливане (1 млн), Иордании (700 тысяч), Ираке (200 тысяч) и Египте (100 тысяч). По состоянию на 1 ноября 2017 года региональная операция профинансирована на 46% (привлечено 2.59 млрд долл., дефицит составил 2.99 млрд долл.).

Таким образом, в совокупности потребности гуманитарного финансирования сирийского кризиса, включая беженцев в соседних странах, составили в 2017 году почти 9 млрд долл., что превышает в разы бюджеты гуманитарных планов ООН в любой другой стране региона, а также совокупный бюджет всех остальных вместе взятых стран Ближнего Востока. Даже если рассматривать сирийскую страновую операцию в отдельности, без учета компонента региональной операции, четвертый год подряд Сирия является крупнейшим реципиентом, забирая 12.5% глобальных ресурсов, направляемых на гуманитарное содействие в страновые портфели. При этом количество нуждающихся в гуманитарной помощи бенефициаров в Сирии – 13.5 млн человек, что вполне сопоставимо с другим крупными гуманитарными кризисами в регионе, а бюджет несоизмеримо больше. Если сравнивать с Йеменом (21 млн бенефициаров) и Ираком (10.4 млн бенефициаров), то сирийская операция стоит дороже йеменской на 40%, а иракской — на 260%.

Сирийский гуманитарный бюджет также представляет собой абсолютный рекорд и по другим регионам. Даже в Африке гуманитарные бюджеты крупнейших операций ООН в этом году были на порядок ниже: 1.6 млрд в Южном Судане, 1.5 млрд в Эфиопии, 1.4 млрд в Сомали. В глобальном же контексте доля Сирии (включая региональный компонент) в текущем году составила 38% всех гуманитарных потребностей, общий бюджет которых оценивается в 23.5 млрд долл.

Если же оценивать фактическое поступление донорских взносов на гуманитарные операции в глобальном масштабе, то из привлеченных в этом году по состоянию на 7 ноября 12.2 млрд долл. более 50%, а именно 6.2 млрд долл., было выделено донорами на Сирию и сирийских беженцев.

Таким образом, приведенная выше статистика позволяет прийти к следующим выводам:

  1. Сирийский гуманитарный кризис, не самый масштабный с точки зрения охвата бенефициаров (здесь лидирует Йемен с 21 млн человек), не самый востребованный с точки зрения таких критериев как слабость национальных структур, уровень бедности и отсталость местной экономики (здесь лидерами являются Сомали, Южный Судан, Йемен и Афганистан), но самый актуальный с точки зрения ведения активных боевых действий и геополитического значения его последствий для мирового развития. На сегодня он является самой дорогостоящей гуманитарной интервенцией ООН и обладает рекордным годовым бюджетом. Он также является главным приоритетом для донорского сообщества, которое готово выделять колоссальные ресурсы, почти 40% всего гуманитарного портфеля, на Сирию.
  2. По мере завершения военной фазы конфликта и освобождения новых территорий от террористов, расширения гуманитарного доступа и интенсификации массовых переселений населения будут расти и потребности населения в гуманитарной помощи и, cоответственно бюджет сирийских операций. Быстрого решения гуманитарных проблем Сирии ожидать не следует. Если в 2015 и 2016 гг. общие потребности ООН в финансировании составляли 7.4 и 7.6 млрд долл. (внутри Сирии плюс сирийские беженцы в соседних странах), то в этом году они достигли почти 9 млрд долл.
  3. Главными донорами сирийской гуманитарной операции по линии ООН в 2015-2017 гг. является четверка традиционных доноров — США, Германия, Еврокомиссия и Великобритания. Они в совокупности обеспечивают более 70% бюджета. Далее следуют Канада, Япония, Норвегия. Бывшие в прошлом году в десятке доноров ОАЭ (56 млн долл.) и Кувейт (28 млн долл.), в 2017 году финансирование сирийской гуманитарной операции по линии ООН фактически свернули.
  4. Рекордный бюджет сирийской гуманитарной операции еще не говорит о ее высокой эффективности. Здесь важны критерии оценки потребностей и составление на основе объективных данных cписков получателей помощи. С учетом политизированности сирийского вопроса, а также продолжающейся в ряде районов активной военной фазы, нет уверенности что помощь доходит до наиболее нуждающихся групп населения. Также следует иметь ввиду, что значительные издержки тратятся на безопасность и логистику, что неизбежно в условиях конфликта. Этим может отчасти объясняться дороговизна сирийской операции. В частности, Всемирная продовольственная программа в течение трех лет использовала крайне дорогостоящий воздушный мост для доставки продовольственной и иной гуманитарной помощи населению находящегося в блокаде Дейр эз-Зора, cпасая таким образом от голодной смерти около 100 тысяч мирных жителей.
  5. Обеспечение одного из основополагающих принципов гуманитарного содействия – непредвзятости при распределении помощи – в сирийских условиях не всегда работает. Очевидно, что финансируемые донорами по двусторонним каналам гуманитарные операции зачастую носят избирательный характер и направлены на помощь населению в регионах, контролируемых лояльной им оппозицией, выступающей против официального Дамаска. В то же время союзники сирийского правительства фокусируют свои гуманитарные усилия на содействии населению в контролируемых и освобожденных правительством территорий. При этом гуманитарная помощь по линии ООН по идее также должна направляться по каналам центрального правительства или хотя бы в координации с Дамаском. При этом распределяться она должна повсеместно, без разделительных линий, где позволяют условия безопасности, и доходить до наиболее нуждающихся категорий населения. Но и здесь есть свои подводные камни, поскольку трудно контролировать истинное предназначение этой помощи в тех районах, которые контролируются сторонниками оппозиции, стремящимися к тому же использовать гуманитарные конвои как прикрытие для реализации своих замыслов. С учетом такой распыленности гуманитарной помощи в Сирии в зависимости от политических интересов и предпочтений и наличия широкого круга получателей помощи и местных контрагентов, которые занимаются ее доставкой и распределением, происходит распыление гуманитарных усилий. Это, в свою очередь, ведет к дополнительным издержкам и удорожанию стоимости сирийской гуманитарной операции в целом.

Думается, в ближайшие годы Сирия продолжит оставаться одним из наиболее комплексных и дорогостоящих гуманитарных кризисов глобального значения. В то же время, по мере выхода из военной фазы конфликта, будут расти потребности в финансировании проектов восстановления и реконструкции. Следует ожидать, что в среднесрочной перспективе объемы гуманитарной помощи внутри Сирии будут постепенно сокращаться в обмен на увеличение финансирования устойчивого развития и восстановления. В то же время, проблема 5.3 млн сирийских беженцев в соседних странах не имеет быстрого решения и потребует еще колоссальных ресурсов для обеспечения их гуманитарных потребностей.

32.92MB | MySQL:65 | 0,681sec