Итоги саммита Россия-Иран-Азербайджан и российско-иранское партнерство

По определению российских СМИ главным международным событием прошлой недели стал трехсторонний саммит президентов России, Ирана и Азербайджана, прошедший 1 ноября в Тегеране.

Напомним, старт данного формата взаимодействия трех соседних стран был сделан в Баку в августе 2016 года.

Встреча лидеров на этот раз проходила в непростых международных условиях, вызванных отказом американского президента Д.Трампа подтвердить выполнение ИРИ своих обязательств по ядерной сделке (Совместный комплексный план действий — СВПД) и угрозы возобновления антииранских санкций Конгрессом под предлогом ракетной программы Тегерана или нарушения им прав человека. Поэтому в двухстороннем формате отношений России и Ирана на саммите лидировала  политическая повестка (СВПД, совместные действия в Сирии, проблемы безопасности в регионе и так далее).

Нарастающее геостратегическое противостояние Москвы и Вашингтона, особенно на Ближнем Востоке дало повод некоторым западным  экспертам[i] следующим образом трактовать визит в Тегеран российского лидера: Путин В.В. стремится послать сигнал Западу о том, что Россия ни при каких условиях не отступится от СВПД и пойдет на масштабное экономическое сотрудничество с Ираном, если ее диалог с США и дальше будет развиваться в плоскости ультиматумов и санкций.

В свою очередь отдельные иранские аналитики[ii], начали вспоминать  известные примеры разыгрывания Москвой «иранской карты» перед Западом (меморандум Гор-Черномырдин 1995 г., задержка ввода в эксплуатацию АЭС в Бушере, поставок комплексов ПВО С-300 и т.д.). При этом делается вывод о том, что  Москва не готова к долговременному партнерству с Тегераном, а ее стремление к сближению, объясняется исключительно экономическим кризисом и тем, «что после присоединения Крыма она сама попала под санкции и превратилась в страну-изгоя». Чтобы взвесить все «за» и «против» указанной трактовки российской политики следует подробно разобрать двухсторонние отношения между странами.

Однако сначала рассмотрим трехстороннюю повестку саммита.  Главным достижением здесь назван коридор Север — Юг, который призван связать действующие железнодорожные сети России, Ирана и Азербайджана.

Заглядывая в историю вопроса, мы увидим, что соглашение по этому проекту было подписано Россией, Ираном и Индией в Санкт-Петербурге еще в далеком 2000 году. В 2005 году к нему  присоединился Азербайджан. Работы на всей магистрали планировалось завершить к марту 2017 г. Баку выполнил свои обязательства в срок, построив — 82 км путей и пограничный переход в Астаре. Недостающим звеном маршрута остается участок между иранским Рештом и Астарой протяженностью 164 км. Для его завершения, по словам директора компании «Железные дороги ИРИ»[iii], необходимо финансирование в размере 3 млрд туманов (около 0,7 млрд долл. США). Из-за нехватки этих средств Тегеран неоднократного переносил сроки завершения своих работ. В этой связи Баку вынужден был пойти на выделение кредита Тегерану на сумму 0,5 млрд долл.США. На пресс-конференции по итогам саммита президент Азербайджана отметил, что соглашение по этому вопросу уже подписано и парафировано сторонами. После ввода в строй этого недостающего звена Азербайджан превратится в полноценный транспортный хаб на перекрестке грузопотоков из Европы, КНР, Центральной Азии, Индии и Ирана. Вся остальная инфраструктура для этого уже готова. Как раз накануне саммита И.Алиев в присутствии президента Турции, премьер-министра Грузии и представителей стран Центральной Азии открыл основной участок другой ветки коридора Баку – Тбилиси – Карс протяженностью 826 км. Теперь грузы из Китая могут идти транзитом через Баку вплоть до турецкого порта Мерсин.

По факту работы над проектом целиком обеспечивались за счет Азербайджана и Ирана, без привлечения российских инвестиций. Именно поэтому на пресс-конференции президент Ирана Х.Роухани призвал своего российского коллегу сделать капиталовложения в совместные проекты трех стран.

Таким образом, Азербайджан сумел достичь конкретного результата, интегрировав забытый российский проект коридора Север-Юг в заработавшую с 31 октября железнодорожную сеть «Великого Шелкового пути».

Заявленная на саммите готовность России поставлять газ в северные провинции Ирана транзитом через Азербайджан не отличается новизной т.к. это предложение было сделано еще во время поездки В.В.Путиным в Иран в 2015 году. Уже тогда иранский министр нефти Б.Зангане согласился на своповую схему поставок по причине ее экономической целесообразности и необходимости преодоления зависимости от поставок «голубого топлива» из непредсказуемого Туркменистана (зимой прошлого года Ашхабад без предупреждения перекрыл газопроводы на иранский север по причине задолженности).

В итоговом заявлении саммита стороны продекларировали готовность по расширению сотрудничества в нефтегазовом секторе,  в обмене электроэнергией и по сложившейся традиции стремление к урегулированию правового статуса Каспийского моря.

Возвращаясь к рассмотрению двухстороннего формата торгово-экономических отношений России и Ирана, следует в первую очередь ориентироваться на статистические данные товарооборота. Это вызвано тем, что «информационный шум» СМИ не позволяет дать объективную оценку их состояния.

По заявлению министра энергетики России[iv] и сопредседателя российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству А.Новака за восемь месяцев 2017 г. товарооборот между странами составил 989,6 млн долл. Доля Ирана во внешнеторговом обороте России равна сейчас 0,4%, что на 0,1% меньше показателя прошлого года. Судя по данным статистики ФТС[v], это падение произошло за счет снижения российского экспорта на 18,1%, в то время как импорт из Ирана в этот период увеличился на 35% (только экспорт плодо-овощной продукции увеличился в 7 раз). Внешняя торговля России с Ираном имеет аналогичные объемы, что и с Азербайджаном и уступает почти в 7 раз взаимной торговле с Турцией или в 40 раз с Китаем. Сопоставляя показатели российско-иранского товарооборота за последние три года, можно увидеть их резкий взлет в конце 2016 года и начавшееся потом их постепенное падение. Объяснение этому увеличению  заключается, скорее всего, в выполнении к концу 2016 г. РФ своих обязательств по контракту на поставку зенитных ракетных комплексов С-300.

Что же касается успехов в области энергетики, о которых в своих интервью упомянул российский министр А.Новак, то ситуация выглядит следующим образом. Строительство ТЭЦ «Сирик» под Бендер-Аббасом и электрификация железнодорожного участка Гармсар — Инче Бурун на северо-востоке страны в сторону Туркменистана выполняется за счет средств российского бюджета. Как известно, кредит на сумму 2,2 млрд евро на эти цели был выделен Ирану в марте 2017 г. в ходе визита Х.Роухани в Москву. Работы по рытью котлована под  основные здания 2-го энергоблока АЭС Бушер, начатые «Росатомом» непосредственно накануне саммита носили в целом демонстрационный характер. Дело в том, что с момента закладки  первого камня минуло уже больше года. «Первую кирку», как образно выражаются иранцы, ознаменовавшую старт второй очереди АЭС в сентябре 2016 г. забил бывший генеральный директор «Росатома» Сергей Кириенко.

Много говорилось в рамках саммита и об участии шести российских компаний «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «Роснефть», «Газпромнефть», «Татнефть» и «Зарубежнефть» в проектах добычи газа и нефти в Иране на условиях новой модели иранских нефтяных контрактов (Iran Petroleum Contract, IPC). Указанные компании давно подписали протоколы о взаимопонимании с национальной нефтяной компанией Ирана (NIOC) и направили свои предложения по участию в тендерах на разработку конкретных месторождений. В то же время предварительные результаты  комиссии  NIOC по торгам показали, что они недостаточно конкурентны и должны быть переработаны. Об этом решении министр нефти Ирана Б. Зангане[vi] сообщил главе Минэнерго РФ А. Новаку.

Что касается подписания «Роснефтью» и NIOC, так называемой, «дорожной карты»  по реализации стратегических проектов в сфере нефтегазодобычи на территории Ирана, то без подписания конкретных обязывающих стороны контрактов это выглядит скорее как перспективный прожект. Во всяком случае заявлять об инвестициях по данной программе объемом около 30 млрд долл. при том, что у этой госкомпании на 2017 г. капитальные затраты составляют около 17 млрд долл. выглядит не совсем серьезно.

В разряд сенсаций саммита стоит отнести подписание Минэнерго РФ и Министерством нефти ИРИ меморандума о поддержке проекта поставок газа из Ирана в Индию. Этот проект предполагает прокладку с участием российского «Газпрома» подводного газопровода по дну Персидского залива из пакистанского порта Гвадар в Индию. Кроме этого здесь речь может идти также об освоении для этих целей месторождения «Фарзад-Б», рамочное соглашение на разработку которого «Газпром» подписал с NIOC на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Данный проект гармонично сочетается в рамках схемы обменных операций и с провозглашенными В.В.Путиным поставками российского газа на север Ирана. Однако, даже не беря во внимание технико-экономические расчеты и вопросы конкуренции делать вывод о перспективах преждевременно, пока неясна позиция самой Индии, которая  не только следует последнее время проамериканским курсом, но и очень болезненно реагировала на отказ Тегерана ее компаниям в разработке указанного месторождения, которое было ими открыто в 2008 г. и впоследствии же обследовано.

О промышленной кооперации производителей двух стран в том числе, в таких областях, как транспортное  и сельскохозяйственного машиностроение, а также  о поставках российской продукции по известному с 2014 года контракту «нефть в обмен на товары», ничего конкретного не сообщалось.

В отношении проектов частного бизнеса двух стран, особенно в условиях отсутствия прямых банковских отношений между ИРИ и РФ также перспективы достаточно туманны. Пока предприниматели вынуждены прибегать к посредникам из системы «Сарафи» или платить большие комиссионные в АО «Мир Бизнес Банк» — отделение Банка Мелли в Москве,  или идти на бартер. Единственный из российских банков, работавший с Ираном, «Темпбанк» как раз в октябре был лишен лицензии ЦБ РФ.

Неудивительно поэтому, что президент Ирана на итоговой пресс-конференции выдвинул предложение по использованию во взаимных расчетах национальных валют.

Таким образом, на фоне беспрецедентной активизации военно-политического взаимодействия двух стран в последние два года по сирийской проблеме достичь прорыва в двухсторонних торговых отношениях пока не удалось.

Тем не менее, как подчеркнул в своем комментарии по итогам саммита  телеканал «Аль-Джазира»[vii], «сотрудничество в сирийском конфликте создало доверие между правительствами и народами двух стран», поэтому российско-иранское стратегическое партнерство находится сейчас в самом начале своего развития. Санкции Запада и возрастающее давление США дают возможность распространить «полезный сирийский опыт» на другие сферы, включая экономику. Именно на эту необходимость обратил внимание российского президента духовный лидер Ирана аятолла А.Хаменеи[viii] в ходе их встречи. Парадокс заключается в том, что президент Х.Роухани публично позиционировал ядерное соглашение, как возможность восстановить отношения ИРИ с США. Однако, стремление расторгнуть это соглашение Д.Трампа, еще больше побудило Иран пойти на союз с Россией. Воспользуется ли Россия указанной возможностью или как раньше будет пытаться влиять на Запад и его союзников в регионе  «разыгрыванием иранской карты» покажет ближайшее будущее.

[i] https://www.google.ru/url?q=http://amp.dw.com/ru/%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%82-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D1%81%D0%B8%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D0%BB-%D0%B2%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%82%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D0%B8-

[ii]http://www.irdiplomacy.ir/fa/page/1972532/%D9%86%DA%AF%D8%B0%D8%A7%D8%B1%DB%8C%D9%85+%DA%A9%D8%A7%D8%B1%D8%AA+%D8%A8%D8%A7%D8%B2%DB%8C+%D8%B1%D9%88%D8%B3+%D9%87%D8%A7+%D8%B4%D9%88%DB%8C%D9%85.html

[iii] http://www.irna.ir/fa/News/82692965

[iv] http://energybase.ru/news/electric-power/aleksandr-novak-provel-vstrecu-s-masudom-2017-11-01

[v] http://www.customs.ru/index2.php?option=com_content&view=article&id=25396&Itemid=1978

[vi] https://neftegaz.ru/news/view/166114-Rossiyskie-kompanii-serezno-zainteresovany-v-razrabotke-iranskih-mestorozhdeniy.-No-NIOC-zhdet-bolshego

[vii] http://www.aljazeera.com/news/2017/11/iran-putin-syria-centre-stage-171101072525029.html

[viii] http://www.asriran.com/fa/news/569940/%D9%85%D9%82%D8%A7%D9%85-%D9%85%D8%B9%D8%B8%D9%85-%D8%B1%D9%87%D8%A8%D8%B1%DB%8C-%D9%BE%D9%88%D8%AA%DB%8C%D9%86-%D8%AF%D8%A7%D8%B1%D8%A7%DB%8C-%D8%B4%D8%AE%D8%B5%DB%8C%D8%AA%DB%8C-%D9%82%D9%88%DB%8C-%D9%88-%D8%A7%D9%87%D9%84-%D8%AA%D8%B5%D9%85%DB%8C%D9%85-%D9%88-%D8%B9%D9%85%D9%84-%D8%A7%D8%B3%D8%AA-%D9%87%D9%85%DA%A9%D8%A7%D8%B1%DB%8C-%D8%A7%DB%8C%D8%B1%D8%A7%D9%86-%D9%88-%D8%B1%D9%88%D8%B3%DB%8C%D9%87-%D8%AF%D8%B1-%D8%B3%D9%88%D8%B1%DB%8C%D9%87-%D8%AA%D8%AC%D8%B1%D8%A8%D9%87-%D8%AE%D9%88%D8%A8%DB%8C-%D8%A7%D8%B3%D8%AA-%D9%BE%D9%88%D8%AA%DB%8C%D9%86-%D9%87%D8%B1%DA%A9%D8%A7%D8%B1%DB%8C-%D8%B1%D8%A7-%D8%A7%D8%B1%D8%A7%D8%AF%D9%87-%DA%A9%D9%86%DB%8C%D9%85-%D9%85%DB%8C%E2%80%8C%D8%AA%D9%88%D8%A7%D9%86%DB%8C%D9%85-%D8%A7%D9%86%D8%AC%D8%A7%D9%85-%D8%AF%D9%87%DB%8C%D9%85

33.64MB | MySQL:69 | 0,860sec