Перспективы восстановления аграрного сектора в иракском Мосуле

Одной из главных насущных задач в рамках реконструкции Мосула является восстановление аграрного сектора в сельских районах вокруг Мосула и по всей провинции Найнава, в обеспечивающей до войны 30% производства пшеницы и 40% производства ячменя в Ираке. Это позволит ускорить возвращение в Мосул и его окрестности временно перемещенных лиц, в первую очередь фермеров, обеспечить им рабочие места и стабильный доход, восстановить разрушенную рыночную сеть и инфраструктуру снабжения.

По оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), после перехода Мосула c июня 2014 года под контроль террористической организации «Исламское государство» (ИГ. Запрещено в России), большая часть сельскохозяйственной инфраструктуры (оборудование, техника, производственные  мощности, пекарни) была конфискована у фермеров и перевезена в Сирию. Такая же участь постигла и собранный урожай и хранилища зерновых (пшеница, ячмень), которые были изъяты. Поскольку захват Мосула произошел фактически сразу после сезона сбора урожая летом 2014 года, то удар по фермерам был весьма значительный – у них по сути не было времени для продажи урожая и извлечения прибыли, чтобы тем самым обеспечить минимальные накопления и инвестиции до следующего посевного сезона. Впоследствии весь текущий урожай террористы заставляли продавать «Исламскому государству» по крайне низким ценам. Захват Мосула также имел крайне негативный эффект для аграрного развития прилегающих сельских территорий, не контролируемых ИГ, для которых был фактически закрыт доступ на самый крупный рынок для сбыта сельхозпродукции в Мосуле, который до войны являлся вторым по численности городом Ирака. Кроме того, резкий рост цен на бензин и дизель в результате коллапса национальной экономики и удорожание основных видов сельскохозяйственной техники, включая оборудование для рыболовства, поставили аграрный сектор на грань выживания, даже в тех районах провинции Найнава, которые не контролировались террористами.

Примечательно, что террористы ИГ, осознав угрозу возникновения продовольственного дефицита ввиду разрушения отрасли, прерывания торговых связей и путей снабжения, c 2015 года кардинально изменили свою стратегию. Они сфокусировались на задаче достижения самообеспеченности продовольствием в подконтрольных территориях, фактически силой заставляя местных фермеров заниматься производством при отсутствии какой-либо экономической мотивации и финансово-инвестиционной поддержки. ИГ в то же время пыталось контролировать продовольственные цены, чтобы не допустить их резкого роста, и стремилось избежать дефицита продовольствия на рынках Мосула. Тем не менее, это не сильно влияло на положение в области продовольственной безопасности. Согласно исследованиям экспертов REACH (совместная межучрежденческая инициатива Программы оперативных спутниковых систем ООН UNOSAT и французской неправительственной гуманитарной организации ACTED), большинство находящихся на тот момент в блокаде жителей Мосула испытывали острый дефицит продовольствия; регулярно сокращали свои рационы; продавали имущество и ценности, чтобы приобрести за их счет еду, одалживали продовольствие либо финансовые средства на его приобретение и пр.

После освобождения территорий вокруг Мосула от ИГ местным фермерам досталось тяжелое наследие. По оценкам ФАО, восстановление потенциала этих аграрных районов — процесс медленный и требующий значительных инвестиционных вливаний.  В частности, восстановление экономической и логистической инфраструктуры требует значительных усилий и времени. В среднем, по расчетам ФАО, порядка 32% земель для культивации зерновых после оккупации ИГ пришли в негодность. Кроме того, вернувшиеся обратно на свои земли фермеры вынуждены осуществлять долгосрочные инвестиции, чтобы только через несколько лет полноценно восстановить прежний уровень дохода, которого они были лишены с 2014 года. При этом, в условиях неопределенности политической ситуации и нестабильности в сфере безопасности, риски долгосрочного инвестирования в аграрно-производственный сектор по-прежнему крайне высоки и без помощи внешних инвесторов фермерам в одиночку это делать не под силу.

Следует также иметь в виду, что в отсутствие специальных программ поддержки для желающих вернуться обратно на свои земли, многие семьи предпочитают вместо возвращения в неизвестность сохранить за собой статус временно перемещенных лиц и по максимуму оставаться в лагерях и иных временных пунктах размещения, где им по крайне мере будет гарантировано гуманитарное содействие по линии международных организаций, включая первую продовольственную и медицинскую помощь. Лишь адресная поддержка желающих вернуться в сочетании с конкретными финансовыми стимуляторами и программами содействия может активизировать этот процесс.

Думается, гуманитарные программы поддержки временно перемещенных лиц в Мосуле сохранят свою актуальность еще длительное время. Так, Всемирная продовольственная программа ООН (ВПП) планирует продлить до конца 2018 года свою чрезвычайную операцию по поддержке уязвимых групп населения в Ираке, бюджет которой с 2014 года уже перевалил за 1 млрд долларов. На 2018 год ВПП просит у доноров дополнительно 180 млн долларов для продолжения этой операции. При этом ВПП аргументирует решение о продлении операции тем, что в Мосуле так и не созданы условия для возвращения беженцев, восстановления аграрного производства и инфраструктуры. Несмотря на освобождение огромных территорий, констатируют эксперты ВПП, доступ к сельскохозяйственным землям по-прежнему остается ограниченным, в том числе ввиду наличия серьезных угроз безопасности (количество их инцидентов с мая по сентябрь последовательно росло), сохранения не разминированных территорий и ловушек, сохраняющейся в целом террористической угрозы в виде спорадических атак со стороны ИГ. Кроме того, по оценкам ВПП, важнейшие ирригационные системы в районе Мосула были также разрушены в результате военной кампании.

Дополнительным сдерживающим фактором для ускоренного восстановления аграрного сектора является и отсутствие высокого спроса на эту продукцию в ныне малонаселенном и пока еще разрушенном после военной кампании Мосуле, а также ввиду низкой покупательской способности населения. В условиях же продолжающейся военной кампании в Ираке и Сирии, возможностей для скорейшего выхода этой продукции на региональные и международные рынки пока тоже немного.

Восстановление животноводства является одной из насущных задач в освобожденном Мосуле. По оценкам экспертов ФАО, за годы оккупации «Исламским государством» этому сектору был нанесен огромный урон. В ноябре с.г. ФАО совместно с правительством Ирака запустили кампанию по вакцинации 1 млн голов скота в районе Мосула в целях предотвратить угрозу массовой эпидемии инфекционных заболеваний и гибели скота. Кроме того, более 100 тысяч голов скота в рамках проекта будут получать дополнительный корм. Таким образом, эти превентивные меры будут способствовать обеспечению продовольственных потребностей проживающих в Мосуле и окрестностях 210 тысяч кочевников, которые зависят от животноводства как единственного источника питания и дохода.

Таким образом, несмотря на то, что восстановление аграрного сектора в районе Мосула является важнейшим приоритетом в планах реконструкции правительства Ирака и могло бы стать движущей силой реконструкции всей хозяйственно-производственной деятельности региона, его практическая реализация пока буксует. Это происходит ввиду объективных факторов, в том числе связанных с обеспечением безопасности и отсутствием существенных инвестиций и финансовых ресурсов. Также очевидно, что даже при наличии политической воли и финансовых ресурсов, процесс реинтеграции населения Мосула в мирную жизнь будет достаточно длительным и непростым.

32.95MB | MySQL:68 | 0,866sec