Размышления о сути «Исламского государства»

Борьба с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) не завершится с поражением террористов в Ираке и Сирии. Об этом заявил министр обороны США Джеймс Мэттис на заседании коалиции по борьбе с ИГ, проходящем в рамках встречи министров обороны НАТО. «С уничтожением сил ИГ и фактическим падением «халифата» в Ираке и Сирии, они не утратят возможности наносить удары в регионе и совершать нападения в наших городах (в США и Европе). Эта борьба не закончится, она будет продолжаться еще длительное время, и потребует всех наших совместных усилий, военных, экономических, дипломатических, разведывательных, правоохранительных. Мы также должны активизировать работу по борьбе с финансированием и пропагандой терроризма», — заявил глава Пентагона. При этом он подчеркнул, что «мы стабилизируем освобожденные от ИГ территории в Ираке». Ранее генсек НАТО Йенс Столтенберг назвал противостояние с ИГ «войной поколения». Рискнем не согласиться с мнением чиновников НАТО и главой Пентагона. По одной причине – не надо смешивать борьбу с ИГ с проблемой глобального джихадистского террора. ИГ – это только лишь часть этого глобального явления, и вот борьба с последним действительно может потребовать десятилетия. А ликвидация ИГ как структурированной организации в общем-то уже произошла. В этой связи очень важно понимать, что такое ИГ. Это прежде всего очень локальное проявление недовольства суннитских сообществ на территории Ирака и Сирии. И именно это недовольство, которое было стимулировано исключительно глупостью американцев, которые сначала свергли С.Хусейна, а затем усугубили эту ситуацию путем своего нейтралитета в ситуации, когда необходимо было восстанавливать традиционную систему сдержек и противовесов в Ираке путем насильственной для шиитов и курдов пропорциональной инкорпорации суннитов во властные структуры, и привело в конечном счете к крайней степени этого возмущения в виде ИГ. И это было естественным финалом развития этого процесса, Тем более, что на первом этапе становления организации и ее сирийской экспансии плечо помощи подставил Катар. То есть по факту мы имеем по сути своей жесткое националистическое движение с конкретными экономическими целями, которое привлекало при этом идеями возвращения «к истинно исламской справедливости» новых рекрутов. Но и еще конечно возможностью спокойно пограбить представителей «не тех» конфессий и получать ежемесячное жалование за свои военные подвиги. Некий перефраз старой надарабской националистической идеологии партии Баас, которая для универсальности применения в массах была обернута в исламистскую обертку. Почему исламизм и джихадизм используют практически все основные зарубежные спонсоры этого явления? Просто потому, что все остальные идеологии в арабском и мусульманском мире себя скомпрометировали или не прижились в арабской массе, ислам же универсален. Все остальные «франшизы» ИГ, за исключением «Вилайет Синай» (это отдельный проект Катара и Турции по дестабилизации враждебного им режима в АРЕ), таковыми по сути не являются, а лишь взяли на вооружение удачный алгоритм решения своих сугубо националистических проблем, которые, как правило, еще обострены и межконфессиональными противоречиями. Никакого централизованного руководства и финансирования этих «франшиз» из единого центра, что и является основным и главным признаком вертикально структурированной организации, не было в помине. Вот собственно и вся суть этого явления, которое решается предоставлением суннитам или народности, которая ущемлена в своих экономических правах и является адептом этой конфессии где-нибудь в Африке, широкой социально-экономической автономии. Если мы вернемся к чисто иракскому и сирийскому ИГ, которые никогда не организовывали свои ячейки за рубежом в странах Запада, не финансировали и не проводили теракты в Старом и Новом Свете (все проявления террористической активности под лозунгом ИГ в Европе и США надо спокойно относить к проявлением индивидуального террора, но никак не организованного. Тем более, что никто из тамошних правоохранителей обратного пока не доказал), то отметим, что для функционирования этого проекта было необходимо самофинансирование (за счет контроля над нефтяными полями и торговли углеводородами, налоговой системы, контролем над основными логистическими водными и сухопутными маршрутами, ирригационными сооружениями, а также конфискации банковских авуаров и грабежа представителей иных конфессий, и т.п.) и понятная система социально-экономической автономии для суннитского населения. Таким образом обеспечивалась поддержка на земле очень малыми силами. Из сказанного следует, что ликвидация системы самофинансирования путем вытеснения сторонников ИГ из ключевых для получения финансов зон коренным образом этот проект хоронит. В том числе и в рамках неспособности ИГ выполнять более функцию гаранта защиты для суннитских племен, и истощение потока новых рекрутов, что определяется прежде всего зарплатой и во вторую очередь идеями. И пока в освобожденных районах Ирака или Сирии, где проживают крупные суннитские племена, партизанской войны нет. По одной причине – сунниты выжидают, и если они получат что-то социально-автономное, наподобие того, что они имели при ИГ, то и не будет этой войны. Так что это вопрос не «целого поколения», а только конкретных правителей конкретных стран в очень ограниченный период времени. Что же касается исламистского террора в Европе, то это проблема национальной самоидентификации мусульман, которые испытывают в этой связи жесткий кризис правильности своего вероисповедания как универсального средства для процветания. «Неверные» живут лучше, а к правоверным, независимо от волны эмиграции и поколения относятся как к чужим с легкой степенью пренебрежения и жалости. Так что исламистский террор в Европе будет продолжаться, и он будет идти волнами, потому как особо активны в этом действе как раз люди, уже родившиеся в Европе. С учетом нынешней волны мигрантов, новой вспышки следует ожидать лет через 15-20. Но к ИГ эта тема не имеет никакого отношения,.

32.94MB | MySQL:68 | 0,823sec