Ливан: о политических последствиях отставки Саада Харири

Неожиданное заявление премьер-министра Саада Харири об уходе в отставку в связи с якобы имевшими место угрозами его жизни со стороны «Хизбаллы» и иранским диктатом, имевшее место 4 ноября с.г., вызвало серьезную тревогу в Ливане, как в политических кругов республики, так и среди простого населения. В стране растет убеждение в том, что этот политический шаг был сделан под сильным давлением саудовского руководства, а точнее наследного принца Мухаммеда бен Сальмана, а сам премьер удерживается в КСА силой, находясь под домашним арестом. Впрочем, если в Эр-Рияде рассчитывали на провоцирование в Ливане большого политического кризиса, то паника уже начала спадать, а вместо раскола в ливанском обществе неожиданно наблюдается подъем патриотических настроений.

Строго говоря, жест Саада Харири не являлся отставкой в юридическом смысле слова. Согласно ливанской конституции, отставка премьер-министра должна быть обязательно утверждена президентом республики. Об этом  заявил и президент Ливана Мишель Аун. На встрече с временным поверенным в делах Саудовской Аравии в Ливане  Валидом аль-Бухари М.Аун попросил саудовского дипломата дать разъяснения по поводу нахождения С.Харири в КСА и препятствий его возвращению на родину. Патриарх маронитской церкви Ливана Бутрос Бешара аль-Раи, известный своей активной политической позицией, вылетел 13 ноября в Эр-Рияд для встречи с Саадом Харири. Президент Франции Эмманюэль Макрон обратился к наследному принцу Мухаммеду бен Сальману с просьбой предоставить полную свободу Сааду Харири.

В деле С.Харири продолжает сохраняться интрига. С одной стороны, уже после объявления об отставке, он дал интервью телекомпании «Аль-Арабия», в котором опроверг слухи о своем аресте. Одновременно он провел короткую встречу с послами западных государств, аккредитованных в Эр-Рияде, в том числе с временным поверенным в делах США. 12 ноября он совершил краткую поездку в Абу-Даби, где встретился с архитектором внешней политики ОАЭ принцем Мухаммедом бен Зайедом. В то же время существует ряд настораживающих деталей, свидетельствующих о том, что Саад Харири не обладает в КСА полной свободой. Во-первых, свою отставку Саад Харири мотивировал нежеланием быть пособником Ирана, который «сеет смерть и разрушение по всему Ближнему Востоку». Между тем, за два дня до заявления он встретился со специальным представителем верховного лидера Ирана Али Акбаром Велаяти. Беседа проходила во вполне конструктивной и доброжелательной обстановке. С.Харири не предъявлял Тегерану никаких особых претензий и говорил о решимости сохранять правительственную коалицию с Блоком 8 марта. Во-вторых, С.Харири вылетел 4 ноября в Эр-Рияд в сопровождении двух телохранителей на борту собственного самолета. Один из них позже возвратился в Бейрут рейсовым самолетом и избегает давать комментарии по случаю произошедшего, другой остался в КСА. На руке у Саада Харири во время интервью каналу «Аль-Арабийя» не было его знаменитых наручных часов, которые также являются для него средством связи. Наконец, бывший президент Франции Николя Саркози, находившийся 7-10 ноября в Эр-Рияде, не был допущен саудовцами к С.Харири. Исходя из этого, некоторые ливанские эксперты и журналисты полагают, что  экс-премьер Ливана находится под домашним арестом, а на интервью «Аль-Арабии» он специально вывозился сотрудниками саудовских спецслужб.

Это предположение не лишено основания, так как Саад Харири является саудовским подданым и юридически против него вполне может быть открыто уголовное дело по обвинению в коррупции. Его фирма Saudi Oger является одной из крупнейших строительных компаний в королевстве наряду с Ben Laden Construction, руководитель которой Бакр бен Ладен стал одним из арестованных в рамках антикоррупционной компании, инициированной наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом. Хозяевам обеих компаний можно предъявить обвинения в совершении разнообразных экономических преступлений: завышении смет строительства объектов, незаконный вывод капиталов за пределы королевства и т.д.

Однако главным вопросом являются уже не обстоятельства пропажи Саада Харири, а его причины и последствия. Основной причиной провоцирования Эр-Риядом политического кризиса в Ливане является обострившаяся до предела конфронтация КСА с движением «Хизбалла». В последнее время «Хизбалла» стала влиятельной региональной силой, перестав быть только ливанской политической партией с собственными вооруженными формированиями. Участие вооруженных формирований «Хизбаллы» в военном конфликте в Сирии способствовали увеличению боевого опыта ее отрядов, а поставки ракет из Ирана существенно усилили ее арсенал. В Эр-Рияде считают «Хизбаллу» ответственной за запуски баллистических ракет с йеменской территории, контролируемой хоуситами, одна из которых 7 ноября упала неподалеку от международного аэропорта Эр-Рияда, что наносит существенный ущерб безопасности королевства. Когда в октябре-ноябре прошлого года между политическими силами Ливана был достигнут компромисс по поводу избрания президента и формирования правительства саудовская элита поручила С.Харири блюсти интересы КСА и способствовать ослаблению «Хизбаллы». В то же время С.Харири оказался бессилен переломить альянс с «Хизбаллой» президента Мишеля Ауна, одобрившего сохранение вооруженных формирований как фактически неподконтрольной правительству Ливана силы.

Саудовский наследный принц Мухаммед бен Сальман оценил пуск ракеты хоуситами как прямую военную агрессию. «Ракетный обстрел с территорий, контролируемых хоуситами, мы расцениваем как прямую военную агрессию со стороны поддерживающего их иранского режима», — отметил фактический правитель королевства. Незадолго до этого министр Саудовской Аравии по делам ССАГПЗ Тамер ас-Сабхан отметил, что «ливанское правительство будет квалифицироваться как находящееся в состоянии войны с Саудовской Аравией, так как именно с его территории «Хизбалла» осуществляет свои агрессивные действия». 30 октября Тамер ас-Сабхан пообещал ливанцам в своем Твиттере, что «грядущие события будут удивительными». Он добавил, что «Не странно то, что террористическая милиция объявила и ведет со своей территории войну против королевства, следуя указаниям мастеров глобального терроризма (иранцев – авт.). Странно то, что правительство и народ Ливана никак на это не реагируют».

Возможно, вЭр-Рияде хотят сменить заима (неформального лидера) суннитской общины на более контролируемую или более активную фигуру. В этой связи делаются предположения о том, что движение «Мустакбаль» может возглавить старший брат С.Харири Баха ад-дин. Большинство ливанских экспертов считают его неосновательным, так как Баха Харири в свое время сосредоточился на семейном бизнесе, и не раз говорил о своем отвращении к политике, считая ее хлопотным, затратным и опасным делом. Еще одним претендентом на лидерство среди суннитов может стать генерал Ашраф Рифи из Триполи, способный вывести на улицы города молодежь из числа местных люмпенов и являющийся яростным противником «Хизбаллы».

Расчет Эр-Рияда состоял в том, чтобы спровоцировать в стране политический кризис, а также вызвать массовое недовольство, особенно среди суннитов и христиан против «Хизбаллы». Однако эти ожидания не оправдались. Саад Харири после слухов о его аресте в Эр-Рияде воспринимается как национальный герой, чуть ли не страстотерпец за ливанскую независимость. Весь Бейрут завешен плакатами с портретом премьер-министра и надписью «Кульна Саад» («Мы все – Саад»). Стремление Эр-Рияда диктовать свою волю ливанцам и менять правительства по своей прихоти приводит ливанских политиков к сравнению нынешней роли КСА с ролью Сирии в оккупированном Ливане в 1990-2005 годах, явно не в пользу Эр-Рияда. В последнее время Эр-Рияд терпит ряд политических поражений. Война в Йемене, продолжающаяся два с половиной года, не принесла военной победы Эр-Рияду, несмотря на разрыв в уровне оснащенности вооружениями. Экономическое и политическое наступление на Катар, начатое в июне, тоже не принесло пока видимых результатов. Тогда в качестве противника был выбран слабый Ливан, но и здесь результаты  могут быть противоположными намерениям.

33.19MB | MySQL:68 | 0,843sec