О нефтегазовом сотрудничестве Ирака и Ирана и саудовской пропаганде

После того, как центральное правительство Ирака возвратило под свой контроль ранее находившиеся под управлением курдов нефтегазовые объекты, в особенности в Киркуке, арабские СМИ разразились шквалом сообщений о том, что под контроль Ирана попало 80% добываемой в Ираке нефти, а арабский Twitter запестрил сообщениями о том, что Иран на постоянной основе ворует иракскую нефть, причем в невиданных масштабах – общей стоимостью 17 млрд. долларов в год.

При этом 11 ноября Министерство нефти Ирака сообщило о договоренности с правительством ИРИ о начале поставок туда нефти из провинции Киркук. В данной статье хотелось бы посмотреть свежим взглядом на ирако-иранские нефтегазовые отношения и их перспективы.

Мастера пропаганды

Не сложно догадаться, с легкой руки какой страны в арабских СМИ начинается паника по поводу вмешательства Ирана в иракский нефтегазовый сектор. Источником большинства таких «новостей» становятся суннитские арабские СМИ – локомотив во главе с «Аль-Арабией», за которой тянутся бесчисленные комментарии более мелких изданий и огромного количества блогеров.

Интересен масштаб «надувательства». То, что иранцы в какой-то мере являются бенефициарами сделки Багдада и Эрбиля (если называть уход пешмерга со своих позиций в Киркуке и сдачу независимости Региона Курдистан «сделкой»), отчасти правда. Однако возникает вопрос, действительно ли то, что контролирует правительство в Багдаде, настолько подконтрольно и Тегерану.

Не вдаваясь в подробности политической структуры нынешнего Ирака лишь отметим, что рисовать весь Ирак «шиитским» и проиранским кажется нелепым, учитывая уровень противоречий внутри иракской элиты, масштабы политической предвыборной борьбы в этой стране, а также последние по времени попытки, явно небезуспешные, Саудовской Аравии наладить отношения с частью иракского истэблишмента.

Еще более, не побоимся этого слова, наглыми выглядят сообщения о воровстве Ираном иракской нефти. Эти сообщения в ноябре попадали в верхние строчки новостного агрегатора Google, а также были среди наиболее просматриваемых новостей в арабском сегменте Twitter.

Источником для новости стал репортаж той же «Аль-Арабии» ни много ни мало пятилетней давности[i]. В репортаже, снабженном интерактивной графикой и картами, в 2012 г. ведущий «Аль-Арабии» серьезно рассказывал о «недавно вышедшем отчете центра, название которого с арабского ближе всего к известному и реально существующему центру Center for Global Development (Центр глобального развития)[ii].

В отчете «центра, который базируется в Лондоне», якобы и находилась информация, которую бойко транслировал ведущий «Аль-Арабии». В репортаже называли конкретные месторождения и конкретные объемы вывода с них иракской нефти. Всего, за год, иракский бюджет, по их версии, терял $17 млрд., которые направлялись в Иран.

Проблема в том, что журналисты «Аль-Арабии» ссылались на несуществующий отчет несуществующего центра. Таким образом, сенсационная новость, которую муссируют даже сегодня, является не более чем ложью.

Подобного рода ходы не в новинку, однако то, насколько мощно подобные ложные новости ретранслируются по всевозможным медиа, вызывает беспокойство. Такие вот «фейк ньюз» — ближневосточная версия.

Что на самом деле?

В действительности в последние годы ярко обозначился тренд на улучшение ирано-иракской кооперации в нефтегазовом секторе.

Этому способствовало сразу несколько факторов.

Во-первых, иранцы, ободренные снятием части международных санкций, вдохнули жизнь в свой нефтегазовый сектор.

Во-вторых, во главе профильных министерств двух стран находятся прагматичные руководители, имеющие мало политических амбиций.

В-третьих, эти руководители не раз заявляли о приоритете (особенно часто это делали иракцы) разработки совместных месторождений.

Наконец, саудиты не были совсем не правы в своих оценках – элиты двух стран действительно связаны и опыт «кооперации» (читай «незаконной межграничной торговли нефтью») у них довольно богатый.

За последние полтора года иракцы и иранцы анонсировали целый ряд совместных проектов, наиболее важные из которых – строительство нефтепровода из Киркука в Иран и разработка совместных пограничных месторождений нефти и газа.

Строительство трубопровода часть экспертов рассматривало в контексте противостояния Багдада и Эрбиля – Багдаду необходимо было отрезать курдов от нефтяных доходов, таким образом «отдалив» от возможности получения независимости; кроме того, проект трубопровода был выгоден части курдской элиты, традиционно проиранской.

Такая логика сохраняется и сегодня, с одной лишь разницей, что теперь дорога для строительства трубопровода для Багдада и Тегерана открыта: руководство Северной компанией, Киркуком и его месторождениями и нефтепроводом в Турцию находится в руках центрального правительства, с позиции главы провинции Киркука наконец был смещен упрямый и независимый губернатор Наджму эд-Дин Карим.

Соглашение между правительствами Ирака и ИРИ от 11 ноября с.г. является в этом контексте важным показателем того, что озвученные до этого планы не были блефом. Пока речь идет об экспорте нефтецистернами и лишь 30-60 тыс. барр./день, однако лишь до тех пор, пока не будет проложен трубопровод[iii]. Поставки будут осуществляться до ирако-иранской границы в районе иранской провинции Керманшах.

Отметим, что до 2016 г. сообщения о планах строительства нефтепровода в Иран появлялись не раз и всегда на фоне обострения отношений между Эрбилем и Багдадом.

В последний раз, весной 2016 г., про трубопровод вспомнили[iv] вскоре после появления сообщений о том, что «Роснефть» заключила соглашение о покупке курдской нефти по предоплате[v].

Кстати, показательна реакция арабских антииранских СМИ на сообщения о планах строительства трубопровода в тот период – все они подчеркивали, что эти планы не более, чем очередное проявление конфликта Багдада и Эрбиля[vi].

С экономической точки зрения, строительство нефтепровода между двумя странами, равно как и совместная разработка месторождений, очень выгодны. Поставки по старому трубопроводу из Киркука в Джейхан и по более новому параллельному трубопроводу, построенному курдами, крайне нестабильны.

Курдский трубопровод запустили лишь четыре года назад, однако его подрывают практически каждый месяц.  По мнению экспертов, знакомых с ситуацией, трубопровод находится в крайне плохом состоянии.

Кроме того, на границе Ирака и Ирана, действительно, еще со времен антисаддамовских санкций, активно идет «серая» торговля нефтью (которую сложно назвать «воровством», так как местные элиты по обеим сторонам границы прекрасно об этой торговле осведомлены). Маршрут трубопровода между Ираком и ИРИ отчасти дублирует эти давно устоявшиеся маршруты.

Что касается приграничных месторождений, по некоторым данным, в них залегает до 95 млрд. барр. нефти.

Для некоторых компаний, таких как «Газпром» и «Лукойл», работа над подобными проектами была бы выгодна благодаря тому, что они уже имеют лицензии на разработку проектов, непосредственно прилегающих к границе (проекта «Бадра» «Газпрома» в Ираке и проект «Южный Азадеган», которым интересуется «Лукойл» в Иране).

Отметим, что оба проекта – нефтепровода и разработки месторождений – все же требуют, чтобы двусторонние отношения были стабильны и в долгосрочной перспективе.

Ситуация с тем же нефтепроводом Киркук – Джейхан доказывает, что трубопровод нужно не только проложить, необходимо постоянно обеспечивать его сохранность от попыток саботажа.

При совместной эксплуатации месторождений важна кооперация двух сторон договора. Чтобы не вышло, как в ситуации с односторонней остановкой добычи на совместном месторождении Аль-Хафджи, которую единолично устроила Саудовская Аравия вопреки воле своего партнера – Кувейта.

* * *

В целом, в последние полтора года иракский и иранский нефтегазовый сектор активизирует сотрудничество. После восстановления контроля над спорными районами и «усмирения» сепаратистских намерений Региона Курдистан Багдаду и Тегерану будет легче двигаться дальше на пути реализации совместных проектов.

Тегеран, безусловно, имеет вес в иракском нефтегазовом секторе, однако масштабы этого намного меньше, чем активно раскручиваемые образы, сформированные просаудовским информационным полем.

[i]             Телеканал «Аль-Арабия»  http://www.alarabiya.net/articles/2012/04/15/207984.html

[ii]          Репортаж телеканала «Аль-Арабия»,  YouTube https://www.youtube.com/watch?v=Ym4MsRDaEjE

[iii]          Министерство нефти Ирака http://www.oil.gov.iq/index.php?name=News&file=article&sid=1747

[iv]          Reuters https://www.reuters.com/article/iraq-iran-oil/iraq-and-iran-sign-mou-on-kirkuk-oil-export-pipeline-study-idUSL8N1G532F

[v]          «Роснефть» https://www.rosneft.ru/press/releases/item/185767/

[vi]          Например, «Аль-Джазира» http://www.aljazeera.net/programs/behindthenews/2017/2/21/%D8%A8%D8%BA%D8%AF%D8%A7%D8%AF-%D9%88%D8%A3%D8%B1%D8%A8%D9%8A%D9%84-%D8%A5%D9%84%D9%89-%D8%A3%D9%8A%D9%86-%D9%8A%D8%A3%D8%AE%D8%B0%D9%87%D9%85%D8%A7-%D8%B5%D8%B1%D8%A7%D8%B9-%D8%A7%D9%84%D9%86%D9%81%D8%B7

33.09MB | MySQL:63 | 0,793sec