Вызовы 2018 года по мнению турецкого издания «Хюрриет»

Влиятельное турецкое издание «Хюрриет», подобно многим другим в эти дни, подводит итоги уходящего года и строит прогнозы на год наступающий. В этом смысле обратила на себя внимание статья обозревательницы Нильгюн Гюмюш, которые в вышедшем накануне номере упомянутой газеты собрала «горячую десятку» вызовов 2018 года, стоящих как перед регионом (то есть, читай, в том числе и перед Турцией – В.К.), так и в глобальном масштабе. На фоне флуктуаций турецкого внешнеполитического курса последних лет и в попытке строить прогнозы в его отношении, полезным представляется лишний раз прислушаться к голосам и точке зрения турецких политологов на актуальные проблемы современности. Большинство из которых, правда, не уникально и «перекочевывает» в новый год из уходящего года.

Итак, на каких же вопросах заостряет внимание турецкая обозревательница:

  1. «Жизнь после ДАИШ» (оно же ИГ, здесь и далее запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.). Как пишет турецкий автор, в результате действий США, России, Сирии, Ирака и Турции террористическая организация в значительной мере утратила контроль над Ираком и Сирией. Остатки организации оттягиваются в пустыню и бегут за границу, что повышает риски террористических актов уже за пределами упомянутых стран.
  2. «Мир в Сирии». Турецкая обозревательница отмечает дебаты относительно будущего мирного устройства страны, де-факто фрагментированной на зоны влияния США, действующих совместно с курдами из РПК, ПДС и ОНС (север и северо-восток страны) и Россией, совместно с официальным Дамаском (побережье, юг и центральная часть). Кроме того, ожидаются выборы в Ираке и в Курдской автономии страны. Вопрос: насколько стороны готовы, как в Сирии, так и в Ираке, к федеральному устройству своих стран?
  3. «Конгресс в Сочи». Речь идет о Конгрессе сирийского национального диалога, чьё проведение намечено на 29-30 января будущего года. Часть оппозиции, ввиду находения у власти Башара Асада, от участия в мероприятии отказывается (речь идёт о 40 протурецких группировках – В.К.). Турция также отказывается от того, чтобы садиться за стол переговоров с курдскими Отрядами народной самообороны (ОНС). Следует ожидать непростых переговоров.
  4. «Российские С-400». Очередные заявления Турции в адрес Б.Асада, как пишет турецкая обозревательница, могут создать напряженность в буквально только что налаженных российско-турецких отношениях. Что может негативно сказаться и на финализации сделки по поставки систем российских ПВО С-400 в Турцию.
  5. «Кризис с Западом». Любопытным образом, в качестве одного из важных факторов напряженности в отношениях между Турцией и Западом турецкая обозревательница говорит о планах по закупке Турции С-400. Не будем излишне придираться, ибо противоречия между Турцией и Западом начались и достигли своего высокого уровня задолго до официального объявления относительно факта российско-турецких переговоров по С-400. Сделка называется в качестве дополнительного раздражителя в и так непростых отношениях между Турцией и США.
  6. «США и Турция». Турецкий обозреватель отмечает как положительное обстоятельство урегулирование визового вопроса между двумя странами, о котором было объявлено накануне. С другой стороны, наличествуют и более серьёзные обстоятельства, включая: сотрудничество США с сирийскими курдами, продолжающийся судебный процесс над ирано-турецким бизнесменом Резой Заррабом, а также фактор Фетхуллаха Гюлена, который, возможно, даже перевешивает первые два. Во всяком случае, в глазах Турции.
  7. «Потенциал с ЕС». Обозревательница справедливо указывает на то, что, по сравнению с отношениями с США, турецко-европейские отношения менее отягощены проблемами. Не теряет Анкара надежду и на возможность визовых послаблений после того, как Турция передаст очередной пакет документов в Брюссель. Наличествуют положительные сигналы о возможности нормализации отношений и со стороны Голландии. Рассчитывает турецкая сторона на актуализацию условий соглашения о Таможенном союзе с ЕС. В этом смысле критичное значение имеет очередной отчет (о прогрессе – В.К.) по Турции, публикация которого намечена на апрель 2018 года.
  8. «Оси на Ближнем Востоке». Налицо – новая расстановка сил на Ближнем Востоке. В частности, на КСА сориентировались арабские страны, обвинив Катар в пособничестве терроризму и объявив ему блокаду. Важным фактором стала реакция арабского мира на решение президента США по статусу Иерусалима. Отдельно стоит упомянуть и о ревизии политики США в отношении ядерной сделки с Ираном.
  9. «Суперсоперники». Д.Трамп объявляет о соперниках США с лице Китая и России. В последней 18 марта ожидаются президентские выборы, на которых «с большой вероятностью победит Путин». С другой стороны, взрывоопасной для американо-китайских отношений является ситуация с Северной Кореей.
  10. Раздел «Прочее». Сюда турецкая обозревательница отнесла: продолжающийся конфликт в Йемене, вероятное военное вмешательство России в Ливии, политическая неопределенность в в Германии, рост (правого – В.К.) популизма в Европе, авторитарные настроения США, «фейковые новости» и дезинформация (вероятно, под этим подразумеваются вездесущие «российские хакеры» — В.К.).

Итак, подводя черту под обзором внешнеполитических рисков 2018 года турецкой обозревательницы, заметим, что за редким исключением ни в одном из перечисленных пунктов глобальной повестки дня позиция Турции не является сильной.

Если же смотреть в сухом остатке, то для Турции уходящий год запомнится беспрецедентной эскалацией отношений с США, норвежским кризисом с НАТО, ползучим, вниз по наклонной, кризисом с ЕС, очередным ухудшением отношений с Израилем, усложнением отношений с арабским миром и КСА после поддержки Турцией Катара. Сюда же стоит добавить растущее взаимное раздражение между Турцией и Россией, в связи с сирийским «уравнением». Как мы видим, ослабленный кадровыми чистками МИД Турции без работы в 2018 году явно не останется.

34.18MB | MySQL:69 | 0,857sec