В Иране подводят итоги «протестной» недели

В Иране завершилась неделя массовых протестов, на которых звучали лозунги самого различного направления. Их непосредственным импульсом явились непрерывный рост цен, намерение правительства минимизировать социальную поддержку депрессивных слоев населения параллельно росту военных расходов. Как пишут в эти дни аналитики, страну сотрясает безработица, которая в среде молодежи  достигает до 40%. Вероятно, с этим связано ее активное участие в протестных акциях. СМИ приводят такую цифру – 90% арестованных за участие в демонстрациях составляет молодежь в возрасте до 25 лет. В 9 провинциях страны арестовано порядка 1800 участников протестных акций. По сообщению http://www.bbc.com/persian, количество жертв протестных акций составляет 21 человек. Несмотря на кажущуюся убыль демонстраций, в четверг 4 января они вновь состоялись в Тегеране и ряде других городов страны.

Элита страны занята в эти дни, кроме всего прочего, выявлением возможных лидеров беспорядков. Первым, по  мнению  главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Мохаммад-Али Джафари следует назвать экс-президента (2005-2013 гг.) Махмуда Ахмадинежада. Как сказал глава КСИР, если эти обвинения подтвердятся, бывшего главу исполнительной власти страны ждет суровое наказание.

Все последние дни широко обсуждается и зарубежный «след» беспорядков. Об этом говорят как в правительстве, так и в главных партиях и политических течениях.  Глава КСИР уверенно связывает последние по времени  события с вмешательством извне, определяя три главные силы – США, Израиль и Саудовскую Аравию, которые, якобы, «поклялись отомстить Ирану»: «во главе событий стояли исключительно иностранные смутьяны  и прихлебатели». Сюда же командующий КСИР включил социальные сети: «В результате невнимания мы потеряли контроль и над той сферой». Как отмечает близкое к КСИР информационное агентство «Фарс», в ходе беспорядков последних дней работа в Иране таких имеющих широкую аудиторию социальных сетей как Инстаграмм  и Телеграмм была ограничена. Отметим, что всеиранское  Судебное ведомство и КСИР всегда заявляли о своем несогласии с деятельностью в стране такого рода социальных сетей.

Во вторник 2 января на эту тему впервые высказался  верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи, связавший  массовые демонстрации с «врагами Ирана». Выступая в Тегеране, президент ИРИ Х.Роухани назвал случившееся заговором. Кто же стоит во главе заговора? В выступлении командующего КСИР уже сделан намек на «некоего политика», который  в  эти дни «открыл рот и занялся критикой ценностей исламского строя».  Генерал пояснил, что силы безопасности ведут следствие по этому поводу, и если подозрения подтвердятся, «он ответит по всей строгости закона». Вероятно, намек генерала Джафари касается  бывшего президента страны Махмуда Ахмадинежада, который в последние недели вместе с группой своих единомышленников обвинил судебные власти ИРИ в коррупции и несправедливости. Он изложил эти обвинения в своем письме аятолле Али Хаменеи. Это вызвало острую реакцию верховного лидера ИРИ. Еще до этого Хаменеи, не называя имени бывшего президента, сказал: « Трудно представить человека, который 10 лет делал все для страны, а потом, следующие 10 лет, стал ее ярым противником». В среду 3 января, по сообщению информагентства ИСНА, МВД пригласило секретарей и ответственных сотрудников наиболее значительных партий на специальное совещание, на котором «обратили особое внимание на деятельность уклонистского движения (перс. джараянэ энхерафи) и его  лидеров в создании атмосферы недоверия по отношению к различным государственным структурам  и нагнетании недоверия народа к деятельности исламского строя». На заседании  было сообщено, что деятельность этого движения является важным фактором в последних событиях, на что «указывал религиозный лидер страны в своем выступлении 27 декабря».  Уточним, что фраза «уклонистское движение» в политическом лексиконе последнего времени касается М.Ахмадинежада и его сторонников.

Между тем, к осмыслению событий «протестной недели» подключились аналитики, СМИ. Так, местные СМИ много писали в эти дни в различных комментариях, репортажах, посвященных волнениям и демонстрациям последних дней, о том,  что, по всей вероятности, демонстрации последней недели, начавшиеся, как известно, на мешхедской площади Шахидов, состоялись по призыву фундаменталистов и имама-хатиба соборной мечети этого города Ахмала Аль-оль-Худа, представителя аятоллы Али Хаменеи в провинции Хорасане-Разави. Он был связан с провальной экономической политикой правительства либерала Х.Роухани. Но с увеличением масштабов демонстраций в этом городе выдвигаемые участниками лозунги вышли из-под контроля организаторов. Как передало фарсиязычное радио «Фарда», протестные акции четверга 28 декабря в Мешхеде достаточно быстро приняли политическую направленность, запестрев такими лозунгами как «Смерть диктатору!» и «Смерть Хаменеи!». Свое место в лозунгах нашла и правозащитная тематика: деятели культуры потребовали, чтобы руководители правительства позволили народу пользоваться и таким универсальным правом как проведение  демонстраций, выражение своего мнения, в том числе – протестного. Отметим, кстати, что демонстрации в Мешхеде начались в день приезда туда первого вице-президента страны Эсхака Джахангири. Реагируя на начавшиеся в Мешхеде митинги, вице-президент сказал, что те, кто это организовали, сами за это поплатятся. «Они зря думают, что этим  нанесут вред правительству». В его словах, как видим, заметен намек на извечную конфронтацию консерваторов и либералов, имеющих ныне большинство в исполнительной власти. Затем это же повторил Ахмад Мидари, заместитель министра труда, который назвал фундаменталистов  организаторами создавшегося в стране положения. Именно он сказал в понедельник, что оппозиционные правительству СМИ недовольны создавшимся в стране положением. «Но что иного можно ожидать в условиях, когда инфляция достигает 40%, растут цены, а народу внушают, что все нормально. Вот и прорвало». Еще более определенно высказался профессор политических наук Тегеранского университета Садек Зибакалам: «Если бы власти вместо угроз, насилия и демонстрации мускулов смогли бы выслушать и понять людскую боль, понять молодежь, которая в массе своей не имеет работы, у которой еще нет прошлого, но маловероятно, что будет будущее, все было бы по другому». Этим людям, пишет С.Зибакалам, между 25 и 30 с небольшим, у них есть дипломы первой и второй степени, но они все еще сидят на шее у родителей, не имея возможности нормально трудоустроиться, им надоели фундаменталисты и они потеряли надежду на реформистов и либералов, их мутит от Роухани и иже с ним.       События последних дней высветили еще одно важное требование. О нем в интервью иранскому агентству рабочих ILNA сказал бывший министр труда ИРИ в правительстве экс-президента Сейеда Мохаммада Хатами – Мостафа Моин: в стране должно быть официально закреплено право на протестные митинги и собрания. С другой стороны, отметил экс-министр, митингующие должны выражать свои требования корректно, без насилия и грабежей, без надругательств над святынями, без посягательств на национальные чувства, спокойно и с достоинством. В таком же ключе высказался и Мостафа Таджзаде, один из бывших руководителей МВД, ныне видный функционер партии  «Фронт участия», отметивший, что в своем посте в Twitter, что право на демонстрации  должно быть гарантировано, на требования демонстрантов быть обращено внимание, они должны быть реализованы, и тогда не случится того, что произошло в Сирии.

Отметим в заключение, что «протестная неделя» привлекла к себе неослабное внимание различных политических сил за рубежом.  Реза Пехлеви, наследник престола, сын последнего иранского  шаха Мохаммада-Резы Пехлеви, опубликовал 3 января в Twitter обращением к иранским силовикам с приглашением присоединиться к протестным акциям на стороне демонстрантов, «дистанцировав себя от репрессивных элементов режима». В тот же день к протестующим обратилась со специальным посланием и ныне здравствующая супруга Мохаммад-Резы Пехлеви – Фарах Пехлеви. Она выразила сочувствие семьям погибших в ходе протестных акций. В послании, среди  прочего, говорится:  Я глубоко сожалею, что в последних событиях многие иранцы отдали жизни и ранены. Разве просьбы страдающего народа о лучшей доле в их богатой стране должны приводить к такой реакции властей? Я уверена, что вас поддерживают большинство соотечественников».

49.47MB | MySQL:112 | 0,755sec