О военной ситуации в Сирии (13 – 20 января 2018 г.)

По данным российской и турецкой частей представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 75 нарушений режима прекращения огня. Это несколько ниже показателя предыдущей недели (85). Таким образом, вторую неделю подряд наблюдалось пусть и незначительное, но снижение числа обстрелов. Как и раньше, российская часть фиксировала нарушения главным образом в провинциях Алеппо и Латакия, турецкая – в провинции Дамаск.

В течение недели самолеты ВКС России наносили удары по целям группировок «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра»/ «Джебхат Фатх аш-Шам»/«Тахрир аш-Шам» (обе запрещены в РФ) в провинциях Дамаск, Идлиб.

Самолеты сирийских ВВС в течение недели работали по целям джихадистов в провинциях Дамаск, Идлиб.

В течение недели продолжались активные боевые действия против джихадистов в ряде провинций страны.

На северо-востоке провинции Хама сирийские войска 15 января выбили боевиков ИГ из деревни Ат-Тафахия. Установлен контроль над холмами, доминирующими над деревнями Ас-Сукри, Абу Кахаф и Аник Баджара.

Там же в боях против формирований ИГ сирийские войска 17 января установили контроль над высотой Таль Мотилат, которая господствует над деревнями Тотаха и Абу Харик.

На юге провинции Алеппо в ходе наступления на авиабазу «Абу-Духур» в провинции Идлиб в течение 13 — 14 января правительственные силы выбили боевиков группировки «Тахрир аш-Шам» как минимум из 70 деревень.

В 15 и 16 января наступление продолжало развиваться. Только в течение 15 января были освобождены территории общей площадью 400 кв. км. К исходу 15 января был освобожден город Таль ад-Даман.

В провинции Дамаск в Восточной Гуте 15 января правительственные силы установили контроль над господствующей высотой Фарзат.

Там же в течение 17 и 18 января сирийские войска вели упорные уличные бои в районе Харасты, отбивая у повстанцев дом за домом.

В течение 15 и 16 января в лагере палестинских беженцев Ярмук, что к югу от Дамаска, шли бои между отрядами ИГ и «Тахрир аш-Шам».

В течение недели в целом продолжало развиваться наступление правительственных сил на юго-востоке провинции Идлиб, начавшееся 25 декабря.

На юге провинции 14 января развивалось контрнаступление формирований группировок «Тахрир аш-Шам» и союзной с ней «Исламской партии Туркестана». Воспользовавшись отсутствием авиационной поддержки, связанным с плохой погодой, джихадистам на некоторое время удалось отбить у правительственных сил 21 населенный пункт.

В провинции Идлиб к 15 января наметилась определенная  тенденция к тому, что позиции «Тахрир аш-Шам», ранее контролировавшей эту территорию, стали постепенно переходит к ИГ, сконцентрировавшему там своих боевиков после поражений в других районах. И хотя к этой дате ИГ контролировало всего 5 деревень, его влияние быстро растет.

ИГ вернулось в Идлиб в декабре, воспользовавшись наступлением правительственных сил. Ранее, в 2014 г., джихадисты были вытеснены из этой провинции боевиками «Тахрир аш-Шам» (тогда эта группировка называлась «Джебхат ан-Нусра»).

В течение 17 и 18 января просирийские СМИ продолжали «продвигать» правительственные силы к авиабазе «Абу-Духур», что заставило предположить, что после первого проникновения на авиабазу 10 января сирийским войскам пришлось оттуда отступить.

В течение 19 и 20 января продолжалось наступление сирийских войск с северо-востока провинции Хама и юга провинции Алеппо на авиабазу «Абу-Духур» в провинции Идлиб. К 20 января боевики оказались блокированными на территории в 1200 кв. км на стыке этих трех провинций. В тот же день сирийские войска установили контроль над высотой Салму Джануби к юго-западу от авиабазы, которая господствует над районом, прилегающим к «Абу-Духур». К исходу дня сирийские войска вновь ворвались на авиабазу и установили контроль над ней.

В провинции Эль-Кунейтра, часть которой входит в «южную» зону деэскалации, группировки «Тахрир аш-Шам», «Ахрар аш-Шам» и ряд других 17 января в совместном заявлении отказались от каких-либо договоренностей о прекращении огня с сирийской армией. Похоже, таким образом они отреагировали на сообщение Российского центра по примирению, согласно которому велись переговоры о присоединении к режиму прекращения огня с представителями городов Аль-Хамидия, Мадждолия и Джабат аль-Хашаб.

14 января международная коалиция сообщила, что работает над формированием сирийских пограничных  сил численностью 30 тысяч человек на базе «Сил демократической Сирии» (СДС). Формирования преимущественно курдских СДС составят примерно половину этих  сил. В заявлении коалиции отмечалось, что создание сирийских пограничных сил является частью новой стратегии, призванной «не допустить возрождения ИГ».

Понятно, что на это известие крайне нервно и негативно отреагировала Турция.

17 января власти самопровозглашенной курдской автономии отложили на неопределенный срок выборы в законодательный орган этого образования, планировавшиеся на 19 января. Названная причина отмены – некие «организационные вопросы».

Считается, что курды составляют примерно 15% населения Сирии. Курды использовали гражданскую войну для установления фактической автономии на севере и северо-востоке Сирии в местах их относительно компактного проживания. В марте 2016 г. они провозгласили создание «федерального региона», состоящего из трех кантонов.

Не исключено, что отмена выборов была сделана по совету извне с тем, чтобы снять один из весомых раздражителей у Анкары, рвавшейся в бой и заранее объявившей об операции против курдов в районе Африна.

Тем временем все игроки вокруг кантона Африн пытались  поссорить всех и вся.  17 января курдские СМИ сообщили, что Анкара поставляет оружие и боеприпасы формированиям группировки «Тахрир аш-Шам» в провинции Идлиб. Как представляется, этим сообщениям можно верить — ведь в Турции у власти находятся исламисты, и забывать об этом не стоит.

19 января турецкие СМИ со ссылкой на высокопоставленных турецких военных, ранее посетивших Москву, сообщили, что российские военнослужащие начали покидать район Африн на севере провинции Алеппо в преддверии турецкой операции против курдов. Со своей стороны С.Лавров опроверг эту информацию.  Позднее в тот же день турецкая артиллерия с территории Турции нанесла массированный артиллерийский удар по позициям курдов в районе Африна. Как сообщил в этой связи министр обороны Турции, с этого артиллерийского удара де-факто началась турецкая операция в районе Африн. 20 января артиллерийский удар был повторен. По позициям курдов начала активно работать турецкая авиация.

Сам по себе визит в Россию накануне операции в Африне турецких военных косвенно говорит о том, что Анкара по всей видимости согласовала с Москвой эту операцию.

20 января в наступление на позиции курдов в районе Африн перешли отряды протурецкой Свободной сирийской армии (ССА). Одновременно Генштаб турецкой армии объявил о начале операции «Оливковая ветвь».

20 января Минобороны РФ сообщило, что оперативная группа российских военных передислоцирована из района Африн, подтвердив тем самым информацию турецких СМИ.

К вечеру 20 января стало известно о первых потерях среди турецких солдат и бойцов ССА, атаковавших позиции курдов к северу от города Болбол.

В целом, установление сирийскими войсками контроля над авиабазой «Абу-Духур» открывает дорогу для полного освобождения провинции Идлиб – единственной, пока не находящейся под контролем Дамаска. Как представляется, для этого Москве предстоит сделать главное — преодолеть сопротивление Анкары. И нельзя исключать, что это уже сделано. События вокруг Африна говорят о возможном компромиссе.

42.32MB | MySQL:87 | 0,827sec