О начале Вооруженными силами Турецкой Республики военной операции в Африне

В воскресенье 20 января 2018 года, произошло то, в практической возможности чего сомневались очень многие российские, зарубежные и даже турецкие эксперты – Вооруженные силы Турецкой Республики всё же начали военную операцию в сирийском Африне. На данный шаг руководство страны пошло после целого ряда приграничных демонстраций силы и, очевидно, после консультаций с российской стороной. На протяжении нескольких дней именно возможной позиции руководства Российской Федерации, на случай турецкой военной операции («Щит Евфрата-2»), в турецких СМИ уделялось повышенное внимание.

Про беспрецедентность данного шага со стороны президента Р.Т.Эрдогана (будем конкретны в именовании центра принятия решений в Турецкой Республике – В.К.), в контексте поддержки со стороны США курдской партии «демократический союз» (ДС) и Отрядов народной самообороны (ОНС), говорить не приходится. Турецко-американские отношения продолжают искать своё дно. Кроме того, начало турками военной операции не может не отразиться и на отношениях Турции с Североатлантическим альянсом.

Телевизионная картинка последних дней была переполнена воинственными выступлениями президента Эрдогана. В день начала операции турецкий лидер выступил на очередном 6-м Конгрессе Партии справедливости и развития (ПСР) в провинции (иле) Кутахья и на митинге в г. Ушак. Разумеется, военная операция была в центре выступлений президента, где он обрушился с жесткой критикой на США и объявил войну терроризму, представляющему угрозу национальной безопасности страны. Важным тезисом при этом стала приверженность территориальной целостности Сирийской Арабской Республики. Вот одна из характерных выдержек из речи Р.Т.Эрдогана, обращённой к патриотически настроенным слушателям, сопровождавшим выступление одобрительным гулом и скандированиями:

«У нас есть Рабиа (жест-приветствие руки с поджатым к ладони большим пальцем и четырьмя отрытыми; значения разные – от борьбы с хунтами и переворотами /как в том же Египте/ до толкования, предложенного Р.Т.Эрдоганом)? Одна нация, один флаг, одна Родина, одно государство. Кто есть в нашем едином народе? Он – единый 80-ти миллионный народ… Наша Родина – 780 тыс. километров. Смотрите, в Джуде, Габаре, Кандиле есть те, кто хочет атаковать (если буквально перевести, то «изнасиловать» — В.К.) наши границы. И сейчас они в Африне. Мы им сказали «успокойтесь», они не остановились. Мы сказали тем, кто выглядит нашими союзниками — это и есть РПК и назвали ДС и ОНС. Не входите с террористами в Ракку, давайте мы это сделаем вместе, сказали. Они нас не слушали. Теперь мы говорим «дело ваше» и делаем то, что должно».

В течение дня, по сообщению турецких СМИ, состоялись телефонные переговоры между министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу и его американским коллегой — государственным секретарем Рексом Тиллерсоном. Как сообщили турецкие СМИ, разговор состоялся по инициативе «противоположной» (то есть, американской) стороны. Официальных заявлений по итогам разговора сделано не было, так что обозревателям в прямом эфире оставалось лишь гадать о содержании беседы.

Официальное начало военной операции было объявлено Генеральным штабом Турции в 17-00. В опубликованном пресс-релизе операция получила название «Оливковая ветвь». Переведём текст пресс-релиза:

«С целью уничтожения террористов, принадлежащих к РПК / СКО / ПДС — ОНС в северо-западной провинции Сирии – Африне, с целью принести безопасность и стабильность на наши границы и в регион, а также с целью особождения дружественного и братского народа региона от давления и преследований, 20 января 2018 года в 17-00 началась операция «Оливковая ветвь».

Операция начата на основе прав нашей страны, вытекающих из международного законодательства, решений СБ ООН о борьбе с терроризмом, в частности 1624 (2005), 2170 (2014) и 2178 (2014), и в рамках законодательного акта об обороне 51-й статьи Конвенции ООН, с уважением к территориальной целостности Сирии.

Только террористы, осуществляющие планирование и исполнение (атак – В.К.), и принадлежащие им укрытия, схроны, боеприпасы, оружие, машины, а также запасы явятся целью. При этом будут приниматься все необходимые меры с тем, чтобы не нанести ущерба мирному населению и невинным людям.

С уважением доводим до сведения общественного мнения».

Телевизионная картинка 20 января была наполнена кадрами с мест событий, прежде всего съемками авиаударов турецких ВВС по позициям противника. А, кроме того, созвонами в прямом эфире с военными экспертами страны, а также журналистами, находящимися в приграничном к операции районе.

На самом деле, общение сводилось больше к визуальным наблюдениям, а также к постановке набора базовых вопросов относительно операции. С учётом того, что деталей пока ни руководство страны, ни Генштаб Турции не объявили.

Назовем некоторые из них:

  1. Конкретные цель и задачи операции.
  2. Её географические границы.
  3. Какая система будет создаваться в районе, очищенном от террористов?
  4. Какова позиция России, которая имеет влияние в Африне и оттянулась от границы на 17 км.
  5. Как Россия будет «делиться» в освобожденном районе влиянием с Турцией?

Разумеется, вопросы от часа к часу продолжают множиться. Впрочем, единственный вопрос, который получил внятный ответ – было ли заранее известно России о турецких планах? Да и то, потому, что вопрос – риторический. Впрочем, совершенно нет уверенности, что не получится так, как было в случае «Щита Евфрата», когда цели и задачи той операции, по большому счету, широкой турецкой общественности остались неизвестны даже пост-фактум. Кроме того, отдельный вопрос – какой счёт потерь оплатит прямое Турция за участие в очередной военной кампании, но он пока ещё не зазвучал.

42.39MB | MySQL:92 | 1,159sec