Каких угроз на самом деле опасаются в Израиле: опросы общественного мнения и позиция военных

В последние дни в Израиле вновь оживились дискуссии по поводу того, какая именно из существующих внешних угроз является основной для государства. С точки зрения внешнеполитических кругов, ключевую опасность по-прежнему представляет иранская активность, имеющая особое значение в свете близости от северных границ Израиля. На минувшей неделе постоянный представитель страны при ООН в Нью-Йорке Дани Данон отметил: «зачем Иран продолжает рекрутировать экстремистов, чтобы те умирали на сирийских полях сражений? Зачем Иран строит для себя постоянные военные базы? Ответ ясен: усугубить нестабильность в Сирии и регионе, чтобы продолжать угрожать Израилю и всему свободному миру».

Схожую позицию выразил и официальный представитель Армии обороны Израиля (АОИ), генерал-майор Ронен Манелис. В статье, появившейся в воскресенье, он отметил, что риск военного столкновения между Ливаном и Израилем возрастает по мере активизации Ирана. По словам представителя ЦАХАЛа, это ближневосточное государство с подачи Тегерана превратилось в «военный завод», что не может не беспокоить Иерусалим. По словам Р.Манелиса: «Будущее граждан Ливана сегодня находится в руках диктатора, сидящего в Тегеране». Наконец, угрозу формирования Ираном враждебного альянса на первое место выдвигает и скорректированная стратегия ЦАХАЛа, появившаяся в ноябре прошлого года, но долгое время остававшаяся недоступной для СМИ.

Любопытно, но и опросы общественного мнения свидетельствуют о высокой доле озабоченности граждан именно ситуацией, складывающейся у северных границ. Институт исследования национальной безопасности (INSS) представил итоги исследования, основанного на опросах израильтян, которые были проведены в конце 2017 г. В отчете под названием Strategic survey for Israel: 2017-2018 говорится, что в глазах местного населения существенно возросла опасность на северных границах, являющаяся следствием роста военного присутствия Ирана и его союзников. Такие взгляды сегодня разделяет 31 % населения, в то время как в прошлом году их было немногим более 10 %.

Однако, как утверждает израильское издание Jerusalem Post, весомым фактором, оказавшим влияние на общественность, стало активное обсуждение данной проблемы в СМИ, прежде уходившее на второй план. Отчасти такое предположение можно считать справедливым, принимая во внимание риторику израильских официальных лиц на различных международных форумах, в которой существенно более опасной называется активность Ирана, нежели иные давние противники. На ситуацию в этом районе часто обращает внимание министр обороны А.Либерман, посещая Северный военный округ. Однако его нередко упрекают в попытках использовать проблему защищенности тыла в своих политических целях для доказательства несовершенства действий нынешнего правительства, которое, отказываясь от ряда важных мер, подвергает риску местное население.

Также важно, что официальные представители страны стремятся ориентировать информацию об иранской угрозе не только на израильское население, но и на граждан государств, попавших в опасную зависимость от Тегерана. Например, замечания Р.Манелиса, приведенные выше, были размещены на сайте ливанской оппозиции, а затем растиражированы арабскими СМИ.

Параллельно с этим израильские военные круги продолжают предупреждать о возросшей опасности на границе с сектором Газа, вызванной решением президента США Дональда Трампа путем финансовых санкций заставить палестинцев изменить подход к мирному урегулированию. Как сообщает газета Haaretz, в последнее время военные провели серию брифингов для своих коллег из внешнеполитического ведомства для того, чтобы поумерить их эйфорию от победы в дипломатической битве за Иерусалим. О неопределенности на палестинском направлении говорит и обновленная стратегия АОИ, в которой этот фронт называется самым неустойчивым с точки зрения прогнозов. Важно отметить, что ревизия документа проводилась еще до иерусалимской декларации Д.Трампа, следовательно, основаны новые выводы не только на анализе текущих событий, предшествовавших заявлению президента США, но и широкой картине происходящего.

Данные опросов, на которых базируется доклад INSS, свидетельствуют, что обострения конфликта с ХАМАСом в Газе опасаются менее 15 %, в то время как эскалация палестино-израильского противостояния в целом пугает порядка 20 % населения. Совокупно показатель, характеризующий опасения населения, выглядит довольно высоким, однако вызывает вопрос то, как может выглядеть не ассиметричный, а полномасштабный виток конфликта при нынешних возможностях Рамаллы и том, что, призывая к насилию открыто, глава Палестинской национальной администрации (ПНА) М.Аббас поставит крест на себе, как палестинском лидере в глазах международной общественности.

Наконец, нельзя не отметить, что израильские военные и эксперты по-прежнему не списывают со счетов запрещенную в России террористическую группировку «Исламское государство» (ИГ). В конце прошлого года Центр изучения терроризма им. Меира Амита подготовил обзор, в котором сообщил, что угроза ИГ трансформируется, но полностью не исчезает, превратившись в полупартизанскую организацию, действующую по всему миру. Тогда в качестве одного из фронтов был назван Синай. В обновленной стратегии ЦАХАЛа ИГ также фигурирует в рамках третьей группы опасностей, связанных с террористическими организациями. Важно, что в этом вопросе Израиль и его традиционный враг – ХАМАС в некоторой степени оказываются по одну сторону. В начале года ИГ казнило одного из активистов палестинского движения в знак протеста против их сотрудничества с Египтом и недостаточного сопротивления противникам, что позволило США объявить Иерусалим столицей Израиля.

В целом, можно констатировать, что при неизменности общего характера угроз израильской безопасности страна по-прежнему сталкивается с проблемой их ранжирования, и преодоление этого кризиса пока прогнозировать рано. Если при анализе общественного мнения существенное влияние на представления израильтян оказывает медиа-пространство, то военно-политические круги также находятся в зависимости от факторов внешней среды, где собственные интересы борьбы с Ираном и его союзниками периодически уступают на второй план из-за риска эскалации конфликта с палестинцами. Однако основаны данные допущения преимущественно на волне настроений самих палестинцев, а не объективной реальности, которая отличается от того, что хотят продемонстрировать международной общественности в Рамалле и Газе.

33.75MB | MySQL:69 | 0,921sec