Об освобождении саудовского принца Аль-Валида бен Таляля

Как передали все региональные и международные СМИ со ссылкой на агентство Reuters, принц Аль-Валид бен Таляль, который почти три месяца находился под арестом в качестве подозреваемого в коррупционной деятельности, был освобожден 27 января с.г. Родственники и окружение принца также подтвердили, что он уже вернулся в свою резиденцию. Новость об освобождении одного из главных фигурантов кампании «по борьбе с коррупцией» сразу стало предметом обсуждения как внутри КСА, так и за рубежом. Многие посчитали, что это сигнализирует начало завершения «саудовской чистки», причем в этой связи называются имена Валида аль-Ибрагима ( владельца Middle East Broadcasting Company (MBC) куда входит и канал «Аль-Арабия»), Бакра бен Ладена (владельца Saudi Binladin Group (SBG)), бывшего руководителя королевской канцелярии Халеда ат-Тувейджри и др., которых или уже освободили или должны скоро освободить. Правда, некоторыми западные СМИ, например Financial Times (FT), заявляют, что цена такого «освобождения» вполне очевидна – передача в собственность государства контрольного пакета акций этих ведущих компаний. Однако МВС и правительство пока отмалчиваются и не дают прямых ответов относительно этой информации, опубликованной FT. Только правление SBG заявило, что они остаются частной фирмой, опровергая все  сообщения об установлении над ней административного контроля саудовскими властями, а также о национализации других ее активов.

Что касается принца Аль-Валида бен Таляля, то слухи об его освобождении циркулировали уже давно. Лица близкие к наследному принцу Мухаммеду бен Сальману, как например отставной генерал-майор Анвар Эшки (директор The Middle East Center for Strategic and Legal Studies), давали неоднократно понять, что «дело принца Аль-Валида» близко к завершению и вопрос в целом уже согласован всеми заинтересованными сторонами. Тем не менее, отмечалось, что арест принца Аль-Валида привлек большее внимание некоторых кругов на Западе, чем это ожидалось в Эр-Рияде. Многие мировые СМИ (The Wall Street Journal, Bloomberg, BBC, CNBC и др.) на протяжении всех этих трех месяцев осуществляли постоянный мониторинг за ходом расследования. Причем некоторые статьи и информационные выпуски раскрывали весьма нелицеприятные для саудовской судебной системы подробности о ходе и методах следствия (применение методов психологического воздействия, пытки, перевод в тюрьму «Аль-Хаир» с жестким режимом содержания и т.д.). Другой вопрос, насколько все это соответствует действительности, а не является намеренной дезинформацией, которая была вброшена противниками наследного принца Мухаммеда бен Сальмана. Но поскольку все события и обстоятельства его содержания во время судебного расследования оставались непрозрачными для общественности, это давало отличный повод для различных спекуляций, как в социальных сетях, так и в региональных СМИ. В конечном итоге даже международные правозащитные организации, например Human Rights Watch (HRW), поднимали вопрос относительно условий содержания принца Аль-Валида.

Но вполне, вероятно, что правительству КСА пришлось столкнуться с определенным прессингом со стороны отдельных представителей международной политической бизнес-элиты, которые имели с ним давние деловые и личные контакты. Пока сложно сказать, кто именно мог «надавить» на Эр-Рияд в решающий момент. Но некоторые подробности стали уже известны. По информации The Wall Street Journal, «два бывших президента Франции (Ф.Олланд и Н.Саркози — авт.) выразили озабоченность наследному принцу Саудовской Аравии, что арест и задержание миллиардера принца Аль-Валида бен Таляля вызвали беспокойство среди иностранных инвесторов». Также сообщается об их личных контактах с Мухаммедом бен Сальманом с целью повлиять на него, чтобы «дело Аль-Валида» было решено как можно скорее и в приемлемом для всех варианте. Ранее, некоторые СМИ писали, что подобную инициативу предпринимал и нынешний президент Франции Э.Макрон. Возможно, освобождение принца Аль-Валида было одним из условий перед визитом Мухаммеда бен Сальмана в Париж, который запланирован на вторую половину февраля с.г. Кроме того, назывались также и другие крупные деловые партнеры Аль-Валида, которые проявили заинтересованность в его судьбе (Б. Гейтс, Майкл Блумберг, Руперт Мердок). Особо отмечается, что закрытие «дела Аль-Валида» совпало с проведением Всемирного экономического форума в Давосе.

Что касается условий его освобождения, многие детали пока остаются неизвестными. Ранее сообщалось, что обе стороны долго не могли договориться об этом. Якобы Аль-Валид предлагал сумму меньше, чем это требуется властям, и поэтому генпрокурор не давал своего согласия. Кроме того, он выдвинул ряд дополнительных условий, прежде всего сохранение за собой контрольного пакета акций The Kingdom Holding Company (KHC), до ареста это было 95 %. Однако по информации AFP какая-то  финансовая договоренность все же имела место, но пока это держится в секрете. Тем не менее, несмотря на освобождение, его статус в королевстве остается неясным. Поэтому некоторые саудовские блоггеры поспешили заявить, что его резиденция окружена сотрудниками спецслужб, а сам он находится под домашним арестом. Однако уже в понедельник 29 января с.г. принц Аль-Валид уже успел появиться в своем рабочем кабинете в главном офисе KHC, который находится в Бурдж Аль-Мамляка в центре Эр-Рияда, и, как было заявлено, продолжает руководить своим холдингом. Также неизвестно насколько он ограничен в своих контактах (пока на его странице в твиттере последняя запись датируется 1 ноября 2017 г.) и свободе передвижения. По информации Forbes полученной из анонимных саудовских источников, если принц Аль-Валид решит выехать за пределы КСА, то он может сделать это только в «сопровождении» лиц, которых назначат власти. В случае, если он решит остаться заграницей, то ему будет предъявлено официальное обвинение, и власть будут искать все способы, чтобы вернуть его назад в КСА.

Однако в своем получасовом интервью, которое принц Аль-Валид дал сразу же после освобождения для Reuters, он утверждает совсем иное. По его словам, его задержание было «недоразумением», а все следствие это «чистая операция», подробности которой он пока не может разглашать, т.к. еще не до конца закончил обсуждать ряд вопросов с правительством. Он заверил, что в ближайшем будущем все следственные мероприятия будут завершены. При этом принц Аль-Валид дал положительную оценку кампании по борьбе с коррупцией, подчеркнув, что она была «справедливая, честная и полезная», т.к. Саудовская Аравия была поражена коррупцией на разных уровнях, включая и правительство, когда «в последнее десятилетие много денег было потрачено впустую». Он также выразил полную поддержку политике короля Сальмана и наследного принца Мухаммеда бен Сальмана «во всех усилиях, которые они предпринимают для новой Саудовской Аравии». Принц Аль-Валид также заявил, что против него не было выдвинуто никаких обвинений, контроль над KHC остается за ним, и он не собирается покидать КСА в ближайшем будущем. Отдельно был поднят вопрос об условиях его содержания в Ritz-Carlton. Он решительно отверг все сообщения СМИ, особенно ВВС, что на него оказывалось психологическое и физическое воздействие, назвав все эти «слухи» откровенной ложью. Насколько искренен он был в своих ответах, пока нельзя сказать определенно. Тем не менее, многие отметили, что принц Аль-Валид выглядит заметно похудевшим и уставшим за время заключения, но при этом старается несколько наигранно демонстрировать оптимизм и свою хорошую физическую форму. Как и следовало ожидать, известные саудовские блоггеры уже представили ситуацию с интервью принца Аль-Валида со своей точки зрения. По их мнению, выбор агентства Reuters был не случаен, якобы Мухаммед бен Сальман сделал это специально, чтобы «дискредитировать» BBC, которая передавала негативную информацию о тяжелых условиях содержания принца Аль-Валида и недопустимых методах следствия. Само содержание интервью было заранее согласовано с властями, которые предложили ему говорить позитивно об обстоятельствах его задержания и обращения с ним в обмен на освобождение. Это, в целом, хорошо продуманный пиар-ход окружения Мухаммеда бен Сальмана для того, чтобы успокоить мировую общественность и улучшить имидж наследного принца.

Финансовый мир уже отреагировал на его освобождение, когда по итогам торгов стоимость акций KHC выросла на 10 %., после того как сообщение об этом  было официально подтверждено. Однако многих интересует вопрос о дальнейших его действиях. В этой связи, интересно мнение американского эксперта С. Хендерсона (The Washington Institute for Near East Policy). Он полагает: «Одним из особенно интересных фактов о принце Аль-Валиде является то, что до тех пор, пока Мухаммед бен Сальман не вышел на первое место, он был самым известным саудовским принцем в мире, хотя и не был значимым политически….Но теперь судьба Аль-Валида политически и экономически значима. В то время как другие принцы, которые находились под арестом, заключили сделку, чтобы обеспечить свое освобождение (сын покойного короля Абдаллы, Митеб, по сообщениям, передал более 1 млрд долл.) могут быть оказаться на втором плане в безвестности, то Аль-Валид не может. Международный бизнес-мир, который Мухаммед бен Сальман хочет привлечь для достижения своей программы Vision 2030 по экономической трансформации королевства, будет следить за тем, что происходит, проверяя, насколько полностью оправдан Аль-Валид, и должен ли он, например, отказаться от своего пакета акций в «Твиттере» и сети отелей Four Seasons в рамках какой-то сделки». Таким образом, многие аналитики полагают, что кампания по «борьбе с коррупцией», которую начал наследный принц Мухаммед бен Сальман, предоставила неожиданный шанс принцу Аль-Валиду, несмотря на все негативные последствия для него лично, стать более значимой фигурой в саудовском политическом пространстве, чем он до этого был, и возможность играть более весомую роль в жизни королевства в будущем.

42.33MB | MySQL:87 | 0,657sec