Ливия: юг страны захвачен суданскими и чадскими вооруженными группами

Пресс-служба мэра главного города Феццана Сабхи Абу Саифа Мохамеда распространила его обращение к премьер-министру правительства национального согласия Фаизу Сараджу и командующему Ливийской национальной армии (ЛнА) фельдмаршалу Халифе Хафтару, в котором тот просит их оказать помощь местным силам безопасности «в ликвидации организованной преступности и изгнания иностранных вооруженных групп с ливийской территории».

По словам Абу Саифа, наемники, принадлежащие к чадской оппозиции, захватили и контролируют ряд стратегически важных объектов в Себхе, включая гостиницу «Джабаль», на крыше которой развевается чадский флаг, в то время как «суданская повстанческая группа «Джанджавид» (арабское ополчение, лояльное официальному Хартуму – автконтролирует районы между Себхой и Гадвой».

Он в целом охарактеризовал происходящее на юге Ливии как оккупацию, призвав «восток и запад направить свои силы, чтобы покончить с ней.

Сейчас, по данным из Себхи, ежедневно в столкновениях с той и другой стороны гибнет не менее 10 человек, причем бои между ливийскими формированиями и судано-чадскими вооруженными группами переместились в саму столицу Феццана, и с каждым днем они становятся все более ожесточенными.

В частности, стороны противостояния активно начали применять во время уличных боев тяжелую артиллерию и в связи с этим сообщается, что только в результате одного попадания артиллерийского снаряда в жилой дом в районе Гаджара в южной части Себхи погибли как минимум пять суданцев.

При этом местная бригада «Фарис» сообщила о смещении боев уже в центр столицы Феццана, что служит явным признаком распространения района столкновений.

В целом боевыми действиями охвачены многие южные районы. Особенно сильные столкновения отмечаются вдоль дорог, ведущих в другие центры страны, особенно к Триполи, а также вблизи военно-воздушных баз и гражданских аэропортов.

Картину царящего в районе Себхи хаоса дополнительно подчеркивают происходящие на этом фоне ожесточенные столкновения между представителями местных негроидных племен тубу и этническими арабами (в том числе из племенной группы ауляд сулейман).

Между тем, несмотря на тот факт, что действия суданцев и чадцев создают явную угрозу даже формальной целостности Ливии, как Сараджу, так и Хафтару затруднительно оказать Себхе помощь.

Так, триполитанский премьер с большим трудом контролирует даже свою собственную «вотчину» — Триполи, учитывая тот факт, что там не прекращаются вылазки самых разных вооруженных групп и даже подчиняющихся самому главе правительства боевиков.

Условно сотрудничающая с ним Мисурата в борьбе против Хафтара вряд ли сможет выдвинуть на дальний юг крупные силы по причине продолжающегося противостояния с войсками фельдмаршала.

Ситуация осложняется тем, что в последние дни между представителями этого города, являющегося одним из важнейших центров силы в Ливии, и Триполи, разгорелся серьезный конфликт, связанный с отношением к представителям условно нелояльного им 40-тысячного населения города Таурга, практически поголовно поддержавшего в 2011 году во время начавшейся гражданской войны режим Каддафи.

В частности, боевики из Мисураты обвиняют ополченцев оттуда в том, что они стали основным ядром осаждавших ее сил Каддафи, и якобы несут ответственность за имевшие место убийства, пытки и изнасилования в отношении пойманных ими мисуратцев.

После разгрома Каддафи значительная часть населения Таурги бежала из этого города, опасаясь террора со стороны победителей или была депортирована ими и размещена в палаточных лагерях в районе Гарарт аль-Гатеф (муниципалитет Бани-Валид).

В рамках объявленного Сараджем национального примирения ему позволили вернуться на место своего прежнего проживания, однако в момент отъезда 600 таургинцев боевики из Мисураты спровоцировали столкновение и воспрепятствовали их отправлению.

В качестве оправданий своих действий они указали, что убывавшие стали забрасывать их камнями и для самозащиты мисуратцы открыли огонь из автоматического оружия поверх их голов.

Тем самым они заставили задуматься о том, насколько руководство Мисураты контролирует своих же боевиков.

Как бы там ни было, отправление таургинцев было сорвано, что вызвало жесткую критику в отношении Мисураты как со стороны Сараджа, так и со стороны зарубежных правозащитников.

В свою очередь, Сарадж также вряд ли сейчас выделит достаточно сил для наведения порядка в этой зоне, значительную часть которой он отвоевал весной 2017 года, ведь в противном случае он оголит и без того широкий фронт, где у него очень много противников. Это и указанная выше Мисурата, недобитые бригады радикальных исламистов из Бенгази (доказавшие в январе текущего года сохранение боеспособности своими вылазками в этом городе и нападением на аэропорт Митига), джихадисты Дерны, а также боевики запрещенного в России «Исламского государства».

Последнее (и неудачное) столкновение с ними имело место 2 – 3 февраля текущего года в районе Марада-Залла и в окрестностях нефтяного месторождения Дахра.

Разумеется, нельзя исключать, что представители Мисураты, Триполи и Тобрука смогут договориться о совместных действиях против захвативших значительную часть ливийского юга (особенно примыкающего к Судану и Чаду) иностранных вооруженных групп.

Однако надежд на то, что освобождение этих районов произойдет очень быстро, немного, учитывая имеющуюся между ними степень недоверия.

Причем, как представляется, данная ситуация с вмешательством в ливийские события иностранцев, работает в пользу Хафтара, которому выгодно ее сохранение как минимум до середины 2018 года, чтобы объявить во всеуслышание о том, что идеи его главного конкурента Сараджа о проведении в стране разноуровневых выборов потерпели крах.

Соответственно, он сможет использовать это как поаод для начала целенаправленного подавления стоящих на его пути к власти очагов сопротивления.

Впрочем, учитывая тот факт, что недавний мятеж суданских наемников ослабил его силы, этот путь может быть достаточно долгим и более трудным, чем это казалось ранее.

43.84MB | MySQL:92 | 0,943sec