О судано-египетских отношениях

Каир и Хартум договорились не обострять проблему спорных пограничных территорий Халаиб и Шалатин. Об этом заявил министр иностранных дел Судана Ибрагим Гандур, передает в понедельник издание «Аль-Масри аль-Яум». По его словам, главы МИД и разведок двух стран в рамках специально созданного для урегулирования проблемных вопросов четырехстороннего механизма разработали предложения, которые будут вынесены на рассмотрение президентов. «Отношения между нашими странами только укрепляются, и мы не должны эскалировать проблему спорного региона, которая может повлиять на уровень наших отношений, — сказал он. — Наши отношения вернутся к прежнему уровню, когда мы преодолеем временные напряженности». Стороны также договорились о возвращении в Каир отозванного почти два месяца назад суданского посла в течение ближайших нескольких дней. В начале этого года Хартум отозвал своего посла в Каире Абдель Махмуда Абдель Халима, как было объявлено, «для консультаций». О конкретных причинах этого шага Судан не сообщил. Уже позднее глава МИД АРЕ разъяснил, что отзыв главы диппредставительства связан с территориальными претензиями суданских властей к египетским в отношении приграничных районов Халаиб и Шалатин, расположенных на юго-востоке Египта. Конфликт между Хартумом и Каиром по поводу принадлежности приграничных районов Халаиб и Шалатин, известных также как Халаибский треугольник, не ослабевает на протяжении последних нескольких десятилетий, время от времени приводя к обострению отношений и отдельным вооруженным стычкам на границе. В последнее время египетские власти приняли ряд экономических мер по закреплению этой территории, построив рядом с границей водохранилище и небольшой рыболовецкий порт на берегу Красного моря. Гандур отметил, что Судан продолжает придерживаться своей позиции в отношении оспариваемого треугольника Халаиб, заявив, что обе страны должны прибегнуть к переговорам или арбитражу для урегулирования спора. Если насчет арбитража, то это не совсем соответствует действительности. Если отметить частности проведенных переговоров, то обратим внимание, что Каир смог настоять на своей точке зрения в отношении невозможности передачи этого спорного вопроса в международный арбитраж и вместо это убедил Хартум использовать старые решения, такие как достижение интеграционного соглашения между двумя странами. Это в общем-то не случайно, поскольку в случае обращения Судана в международный арбитраж, Египет очень вероятно этот процесс проиграет. Напомним, что район пограничного треугольника Халаиб, Абу Рамад и Шалатин, который составляет 20 580 кв км на Красном море, является спорным вопросом между Египтом и Суданом с 1958 года, вскоре после того, как Судан получил независимость от британско-египетского правления в январе 1956 года. Этот район находится под полным военным контролем Каира с середины 1990-х годов после попытки суданских спецслужб убить бывшего президента Египта Мухамеда Хосни Мубарака. Эту операцию курировал тогдашний первый вице-президент Судана Осман Таха. Этот момент является самым уязвимым моментом для Каира в случае вынесения этого спора в международный арбитраж. Но то, что Гандур вновь отметил вероятность международного разбирательства, знаково и свидетельствует о том, что до окончательного улучшения двусторонних отношений еще далеко.
Еще одним важным итогом переговоров стал отказ сторон от предоставления своей территории для оппозиционных групп, враждебных Хартуму и Каиру. В этой связи И.Гандур заявил следующее: «Мы подробно обсудили этот вопрос, и мы предоставили имена [оппозиционеров], и нет никаких разговоров о высылке, за исключением тех, кто нарушает это соглашение [путем проведения] фактической оппозиционной работы или запуска [негативной] медиа [кампании». Ранее в этом месяце арабские СМИ сообщили, что Хартум попросил лидеров египетских «Братьев-мусульман» покинуть страну в течение нескольких часов, иначе Судан передаст их Каиру. Однако правящая в Судане Партия национального конгресса (ПНК) опровергла эти сообщения и охарактеризовала их как просто «медийный фейк». Отметим, что Каир уже на протяжении долгого периода времени обвиняет Хартум в том, что на суданской территории располагается несколько лагерей египетских «братьев», которые получают материально-техническую поддержку от Катара через суданское посредничество. Это соответствует действительности, и в общем-то только время покажет, ликвидировали ли суданцы эти лагеря. Лично мы в этом сильно сомневаемся по двум причинам. На таком сценарии не сильно настаивают основные финансовые спонсоры Судана в лице КСА. И в общем-то суданцы, которые по своей идеологической природе как раз и принадлежат к глобальному движению «Братьев-мусульман», получают от катарцев за эти операции приличную помощь. В том числе и оружием. Хартум в свою очередь обвиняет Египет в поддержке суданских повстанческих движений, особенно из Дарфурского региона. В данном случае речь прежде всего идет о СОД-М.Минави, который воюет в Ливии на стороне египетской креатуры, главнокомандующего силами палаты представителей в Тобрука фельдмаршала Х.Хафтара. И.Гандур отметил также, что посол Судана в Египте Абдель Махмуд Абдель Халим может вернуться в Каир в любое время, заявив, что для этого уже были даны соответствующие инструкции.
В реальности мы уже сообщали о том, что суть нынешнего судано-египетского обострения, помимо взаимной поддержки оппозиционных друг другу групп, было связано и с визитом в Хартум турецкого президента Р.Т.Эрдогана в январе с.г. Вопрос о «спорных территориях» возник фоном. Во время визита суданцы дали турецкому лидеру «добро» на строительство военной базы в Суакине на берегу Красного моря, что было расценено в Каире как явная угроза своей национальной безопасности. Здесь надо учитывать долгий региональный антагонизм между АРЕ-ОАЭ — с одной стороны, и Турцией-Катаром — с другой. В ответ египтяне стали размещать свои военные формирования на базе в Эритрее, которая одновременно перекрывала суданское и эфиопские направления. Дело шло к военному конфликту: эфиопы уже договорились с  суданскими партнерами в принципе о превентивном ударе по эритрейцам со всеми негативными для Каира и Абу-Даби последствиями, стороны стали подтягивать войска к границе. И тут египтяне под давлением своих эмиратовских союзников сдали «назад» и пошли на уступки. В результате Хартум официально дезавуировал свое разрешение о строительстве военной турецкой базы в Суакине, а египтяне вывели свои силы из Эритреи. Таким образом нынешние переговоры надо полагать как лишь официальное фиксирование этого ранее достигнутого компромисса. Но далеко не окончательного.

42.31MB | MySQL:87 | 0,699sec