О перспективе введения в Израиле смертной казни для террористов

11 марта в ходе заседания военно-политического кабинета министров планируется обсуждение законопроекта о введении смертной казни для террористов. Решение о заседании по данному законопроекту было принято после того, как юридический советник правительства передал премьер-министру Биньямину Нетаньяху рекомендацию к обсуждению всех возможные последствия введения смертной казни для совершивших террористические акты.

Вопрос применения в Израиле смертной казни регулярно обсуждается в Кнессете начиная с 1950 года. Сторонники высшей меры наказания утверждают, что казнь лишает преступника возможности рецидива, и что мера возмездия должна соответствовать мере преступления. Противники же говорят о еврейской морали, судебных ошибках и политических последствиях.

На данном этапе смертная казнь в Израиле не отменена de jure, но отменена de facto. За всю новейшую историю государства данная мера наказания была применена лишь дважды: по отношению к нацистскому преступнику Адольфу Эйхману и по отношению Меиру (Мише) Тувианскиму, которого необоснованно обвинили в предательстве во время Войны за независимость. Приговор практически незамедлительно был приведен в исполнение — буквально через месяц после провозглашения Государства Израиль. Однако, после дополнительного расследования, когда был найден истинный предатель, Тувианского полностью реабилитировали. Посмертно.

На сегодняшний день Израильский уголовный кодекс подразумевает смертную казнь в случае предательства с целью навредить целостности и/или суверенитету государства (97-я статья УК). Но этот закон может быть применим только к израильтянам, служащим в израильской армии. То есть на арабов, которые в обязательном порядке не служат в ЦАХАЛе он не распространяется.


Так же действует свод гражданских и военных законов, подразумевающих смертную казнь против нацистов и их пособников, лиц совершивших преступления против человечности, предательство, подрывающее суверенитет государства.

Так же на данном этапе уже существует свод законов, относящихся к вопросам безопасности на территориях, он применим именно к террористам, и он допускает казнь преступника при соблюдении очень жестких условий: три судьи в чине не ниже подполковника должны единогласно вынести смертный приговор, после чего автоматически направляется апелляция в Верховный суд. В 10 случаях, когда уже были попытки вынести смертный приговор террористам, Верховный суд отменял его. По закону на данный момент, даже если Верховный суд утвердит приговор — его может отменить начальник Генштаба ЦАХАЛа, либо президент Израиля. А если не они, тогда генеральный прокурор или главный юридический советник правительства.

Законопроект о смертной казни для террористов, который активно продвигает министр обороны Авигдор Либерман (НДИ), а также глава правительства Биньямин Нетаньяху гласит, что для вынесения смертного приговора террористам будет достаточно мнения двух судей из трех каждой судебной инстанции. Вынесенный же судом смертный приговор нельзя будет смягчить.

3 января 2018 года законопроект был утвержден Кнессетом в предварительном чтении. За введение закона было отдано 52 голоса, против выступили 49 депутата.
Для окончательного вступления в силу законодательная инициатива должна быть одобрена в четырех чтениях в израильском парламенте, а также получить одобрение кабинета министров.

На данном этапе ожидается, что представители силовых структур страны будут противостоять утверждению этой инициативы. По их опасениям, угроза смертной казни не станет для террористов актом устрашения. Ведь они изначально готовы умереть, став «мучениками». Смертная казнь может создать вокруг террористов ореол святости и героизма в палестинском обществе в еще большей степени, нежели если бы они были посажены в тюрьму или погибли бы во время военных действий. Это может увеличить число палестинцев, готовых повторять террористические акты, за которые будет предусмотрена смертная казнь.

Кроме того, существует опасение, что террористические организации будут наращивать усилия по захвату в заложники израильтян с целью освободить террористов, которые будут приговорены к смертной казни.

В отличии от силовых структур, министр обороны Авигдор Либерман и его партия уже долгое время заявляют о необходимости введения смертной казни для террористов, в особенности в тех случаях, когда их жертвами становятся мирные жители.

В качестве доводов в пользу смертной казни для террористов можно отметить, что на практике в Израиле не существует пожизненного заключения для совершивших теракт в качестве замены смертной казни, поскольку зачастую правительство вынуждено принимать решение об обмене убийц на военнослужащих. Так, например, многие из заключенных, вышедших на свободу в рамках «сделки Шалита» и других соглашений, в скором времени вернулись к террористической деятельности.

С другой стороны, выход из этой ситуации может заключаться в принятии закона, запрещающего освобождение отбывающих пожизненное заключение убийц, по примеру США.

Дискуссия о смертной казни в Израиле также усложнена тем, что ее сторонники против того, чтобы к высшей мере можно было приговорить виновных в террористической деятельности евреев. Отсюда следует, что применение смертной казни только к арабам противоречит Основным законам Государства Израиль, и не может быть одобрено БАГАЦем.

Так же принятие закона о смертной казни для террористов может привести к негативным последствиям для Израиля на международном уровне, так как ООН, ЕС и многочисленные правозащитные организации выступают против смертной казни, утверждая, что эта мера наказания является базовым нарушением прав человека.

Учитывая вышеперечисленные особенности этого законопроекта, а также сопротивление со стороны израильских силовых структур сложно допустить, что он будет утвержден в ближайшем будущем.  Однако, вполне вероятно, что широкая дискуссия по данному вопросу среди членов правительства и депутатов Кнессета будет продолжаться, по большей части из-за широкого интереса общественности и популярности данной темы.

40.52MB | MySQL:89 | 0,722sec