Следует ли Израилю выйти из Совета по правам человека ООН: мнения политиков и экспертов

Сегодня уже можно сказать, что почти столетняя «гибридная война», которую вели против Израиля арабские страны, получавшие на разных этапах поддержку от коммунистического блока, части мусульманского мира и авторитарных режимов, доминировавших в Движении неприсоединения, завершилась поражением этого альянса почти на всех полях. Включая конвенциональные конфликты, волны террора и кампании экономического бойкота. В силу чего  акцент нынешней реинкарнации «антисионистского красно-зеленого блока», включающего «непримиримых» арабов и их мусульманских, левацких и неофашистских единомышленников, в последние годы был сделан на «политику прав человека».

Декларации и цели политики «прав человека»

Как нам уже приходилось отмечать, этим ультимативным «человеком» является палестинский араб, гуманитарные и гражданские права которого, в нарушение международного права и человеческой морали, якобы, подавляет Израиль. Одной из ведущих платформ такой деятельности являются некоторые  подразделения ООН – от ЮНЕСКО и ЮНИСЕФ, известных  своей почти одержимой предвзятостью к еврейскому государству – и до Генассамблеи этой уважаемой международной организации, располагающей, благодаря солидарному голосованию арабо-мусульманского блока и авторитарных режимов «третьего мира», почти автоматическим антиизраильским большинством.

 Так, по данным организации UN Watch из принятых только с 2012 по 2015 год Генассамблей ООН 97 резолюций, осуждавших специфические страны, 83 (86%) были посвящены Израилю; только Израилю, и никакому другому члену ООН посвящены все (за единственным исключением в 2013 году) из 10 в среднем ежегодных осуждающих резолюций, принимаемых ЮНЕСКО; и только Израиль, из всех стран мира, был подвергнут осуждению Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и Международной организацией труда (МОТ) (за, соответственно, «состояние здравоохранения» и «положение трудящихся на оккупированных Израилем палестинских территориях, включая Восточный Иерусалим и Голанские высоты»).

Лишним будет напоминать, что вероятно, последнее, что интересовало авторов резолюций – это сравнение реальная оценка качества жизни и уровня личной безопасности палестинских арабов, которым, по многим признакам, может позавидовать население подавляющего большинства арабских стран. Равно как не следует переоценивать и интерес «патронов палестинского дела» к гуманитарным, гражданским и экономическим интересам палестинских арабов в принципе. Весьма четко эту ситуацию оценил, в бытность свою послом Израиля в ООН (где он в июне 2012 года был избран заместителем председателя Генеральной Ассамблеи), а перед этим – генеральный директор МИДа, в своем знаменитом выступлении на Генассамблее ООН Рон Просор. По словам которого «худшие формы гнета, от которых страдают сегодня палестинцы – в большей части арабского мира, где [они] лишены гражданских прав и подвергаются агрессивной дискриминации. Если бы вы [представители Объединенных наций] по-настоящему заботились о судьбе палестинского народа, нам была бы предложена хотя бы одна резолюция касательно тысяч палестинцев, погибших в Сирии, или протестующая против обращения с палестинцами в лагерях беженцев в Ливане. Таких резолюций нет, потому что дискуссия посвящена не обсуждению путей к миру или защите палестинского народа – это попросту фестиваль ненависти и нападок на Израиль».

Но даже на этом фоне особенно ярко светит звезда Совета по правам человека (СПЧ) ООН, который благодаря задающим в нем тон таким, мягко говоря, далеким от идеала соблюдения гуманитарных и гражданских прав режимам как сегодня входящие в него Китай, Куба, Египет, Катар, Пакистан, Венесуэла, Ирак, КСА и ОАЕ — по мнению многих, превратился в «стопроцентную противоположность своему имени».  Достаточно напомнить, что, если нарушения прав человека во всем мире рассматриваются этой организацией в соответствии с Четвертой статьей ее устава, Израилю посвящен в этом уставе специальный пункт (Article 7). В итоге, за 10 лет с момента своего основания в 2006 году СПЧ принял 135 осуждающих резолюций, из которых больше половины (68) осуждали Израиль. Не говоря уже о специальных докладах сессиям СПЧ, предметом которых Израиль — единственная реальная демократия на Ближнем Востоке, всерьез относящаяся к нормам личных и коллективных человеческих и гражданских прав, и открытая для свободной и рациональной критики всех имеющихся упущений в этой сфере, становился чаще, чем, например, Иран, Сирия и Северная Корея вместе взятые.

СПЧ подтвердил свою репутацию «машины антиизраильской пропаганды» и на продолжавшейся месяц года своей 37-й сессии, завершающим аккордом которой стало принятие 23 марта 2018 года пяти, как всегда, мягко говоря, несбалансированных (а во многом – абсурдных) антиизраильских резолюций. Причем ни одна из них не упоминала ситуацию с правами человека на территориях, подконтрольных ПНА/ООП и ХАМАСу. В то время как лишь две резолюции были посвящены Сирии, по одной – Южному Судану, Мьянме, Ирану и Северной Корея, а остальным героям новостей прошлого и начала этого года по подведомственных СПЧ темам, включая Китай, Пакистан, Катар Турцию, Алжир и Зимбабве, внимания не досталось вообще.

Что касается Израиля, то наряду с рутинными уже осуждениями, якобы, нарушения им международного права, «права палестинских арабов на самоопределение» и «прав человека на оккупированной палестинской территории, включая Восточный Иерусалим», а также израильской поселенческой активности в Иудее и Самарии, в принятых СПЧ резолюциях было и два показательных нюанса.

Первым из них была принятая в том же пакете резолюция, критикующая Израиль за нарушение «прав человека на оккупированных сирийских Голанских высотах». И, надо сказать, вызвавшая немалое удивление даже среди повидавших многое дипломатов ООН и женевских чиновников. Ибо если следовать логике авторов этого документа, живущие под израильским суверенитетом на Голанских высотах и пользующиеся всеми преимуществами израильской системы безопасности, здравоохранения, социального обеспечения, образования, и рынка труда 18 тыс. друзов и алавитов дискриминированы по сравнению с положением, которое они имели бы под властью режима Башара Асада.

Второй новеллой был призыв Совета к «мировому сообществу» наложить эмбарго на продажу Израилю любых вооружений – что уже было трудно воспринимать иначе, чем в качестве попытки возродить уже морально и материально обанкротившуюся идею торгово-экономического бойкота Израиля. А главное – как усилия антисионистского лобби в СПЧ нанести ущерб обороноспособности еврейского государства. Иными словами, в данном случае СПЧ де-факто выступил не просто рупором пропаганды, но и сделал заявку на роль информационного и материального спонсора террористической войны против Израиля.

 Стратегический поворот?

Насколько можно судить, данные демарши уже выходили за рамки стандартных  попыток явно сочувствующего исламистским кругам руководства СПЧ любым способом просто нанести ущерб Израилю. Похоже, что дело здесь даже не только, и может быть, не столько в самом Израиле, сколько в лихорадочном поиске ответа на нарастающий кризис ООНовских структур типа СПЧ, активно продавливающих собственную повестку дня, не сообразуясь с позициями и интересами великих держав.

Индикаторами данной тенденции стали и несколько событий последних месяцев, включая выход США (а затем Израиля) из ЮНЕСКО в октябре 2017 года и их беспрецедентно жесткую реакцию на антиамериканскую резолюцию Генассамблеи ООН, связанную с Иерусалимской декларацией президента Д.Трампа. А также сокращение на 65 млн долларов – с перспективой ее полной отмены – американской доли финансирования деятельности Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР или UNWRA), равно как и взносов в Организацию Объединенных Наций в целом, составляющих сегодня 28.5% ее бюджета.  Наконец, в июне прошлого года о готовности постепенно прекратить сотрудничество своей страны с СПЧ объявила посол США в ООН Никки Хейли, мотивируя, среди прочего, такой возможный шаг «неприятием антиизраильской одержимости Совета». У которого при этом не находится времени и желания «заняться положением прав человека в Сирии, Конго, Эритрее, Беларуси и Украине».

К критике правозащитных институций ООН, правда, по своим причинам, присоединились и еще два члена Совета Безопасности ООН — КНР и РФ, которые в конце этого месяца пообещали урезать финансирование статей, из которых оплачиваются деятельность наблюдателей и высших чиновников СПЧ.  Следствием данной тенденции, по мнению наблюдателей, и была попытка бюрократии СПЧ и «идеологически близких» подразделений ООН «сыграть на повышение ставок», и тем самым, получив поддержку альтернативных центров силы, купировать усиливающуюся критику в свой адрес и притормозить процесс инфляции их политической роли.

Так или иначе, но нынешние, пересекающие все грани абсурда, демарши СПЧ, уже, похоже, спровоцировали ряд процессов, которые его руководству (даже в случае ухода в отставку одиозного верховного комиссара ООН по правам человека Райяда аль-Хуссейна) им непросто будет остановить.

Во-первых, после одобрения упомянутых пяти антиизраильских резолюций, США не просто раскритиковали СПЧ, но и поставили под вопрос легитимность существования этой структуры и всей правозащитной схемы ООН в том виде, как она выстроена на сегодняшний день. По словам постпреда США в ООН Никки Хейли «структура, которая считает, что Израиль – хуже, чем КНДР, Иран и Сирия, неразумна, и недостойна названия Совета по правам человека. Пришло время стран, которые умеют проводить реформы. Многие считают, что повестка дня ООН является предвзятой по отношению к Израилю, но немногие готовы с этим бороться. И сегодня Совет вновь доказал, что не способен выполнять свою миссию и защищать права человека во всем мире. Терпение США ограничено, и мы вновь обдумаем целесообразность вхождения в эту структуру».

Учитывая общий контекст, данное заявление звучало уже не как опция, а практически как последнее предупреждение руководству Совета.

Во-вторых, наряду с США, против всех пяти резолюций проголосовала и Австралия, которая стала года назад членом СПЧ, а Великобритания отклонила две наиболее одиозные из них. Все три англоязычные страны резко осудили и осуждают «негативную зацикленность» СПЧ на Израиле, и потребовали отменить упомянутый пункт 7 устава Совета, обязывающий его на каждой своей сессии обсуждать «нарушения Израилем прав человека». И вместо этого предложили все, что связано с Израилем рассматривать в рамках 4 пункта – то есть, в соответствии с теми же мерками, что и все остальные страны.

Если к Великобритании, Австралии и США добавить Канаду, которая не присутствует в СПЧ, но чей крайне негативный подход к попыткам использования палестинской арабской темы для дипломатической и политической делегитимации Израиля в международных организациях не является секретом, а также рост взаимопонимания по этому вопросу между Иерусалимом и Веллингтоном, то возникает вопрос. Не являемся ли мы свидетелями продвижения к модели «активного оборонительного альянса» против радикального исламизма и практикующих и поддерживающих его режимов и организаций Израиля и «англо-саксонского мира», идея которого укладывается в концепцию альтернативных международных союзов нынешней администрации США. И чьи возможные контуры были обозначены в ходе поездок Б.Нетаньяху в столицы этого мира в феврале-марте прошлого года.

Если к этому добавить, что Израиль вместе с бывшими британскими доминионами – Канадой, Австралией и Новой Зеландией, входит в европейские региональные объединения институтов ООН,  то это партнерство, наряду с взаимопониманием, которое имеется у Израиля и «ново-старыми демократиями» Восточной и Центральной Европы, может иметь еще один аспект. Например, служить весомым аргументом против «солидарной» пропалестинской позиции ЕС, на существование которой постоянно ссылаются в Брюсселе.

Тем более что нынешнее голосование в СПЧ ООН также показала, что и позиция «старой Европы» по этому вопросу далеко не столь однозначна. Так, при голосовании за резолюции по вопросу палестинских арабов, в среде представителей стран Евросоюза произошел раскол, а представителей стран «третьего мира» которые проголосовали против или воздержались, было больше, чем прежние годы. А резолюция, осуждающая «израильскую оккупацию Голанских высот», которая была поддержана представителями 25 стран (в основном, арабо-мусульманского мира), была отклонена 24 делегациями, включая всех представителей стран Евросоюза, и ряда стран Азии, Африки и Латинской Америки (еще 7 стран воздержались).  Всего этого, как отметили обозреватели, почти никогда не случалось в прошлом. И этот факт можно считать третьей, существенной подвижкой в данном вопросе.

Что будет делать Израиль

Понятно, что весь этот сравнительно новый контекст вновь ставит перед руководством израильской дипломатии вопрос об оптимальных шагах в отношении Совета по правам человека (он же «Совет по ненависти к Израилю», как его нередко именуют в произраильских кругах) и аналогичных ООНовких подразделений. Собственно, господствующие в политическом руководстве страны настроения, хотя и, пожалуй, чуть жёстче других, высказал министр обороны Израиля Авигдор Либерман, по мнению которого (опубликованному в его микроблоге в  сети Twitter) «Израилю нечего делать в Совете ООН по правам человека». Напомнив, что когда он был министром иностранных дел, продвигал решение о выходе из Совета, в который Израиль вернулся, когда Либерман покинул эту должность, министр обороны заключил, что «израильское присутствие в Совете дает легитимацию антисемитским резолюциям, [и потому] этому фарсу необходимо положить конец».

При этом мнения в израильском информационном и аналитическом сообществе разделились. Среди тех, кто полностью солидаризировался с позицией Либермана и Хейли, был например, упомянутый Рон Просор, ныне возглавляющий Институт международной дипломатии им. Аббы Эвена при Междисциплинарном академическом центре в Герцлии. «Можно ли поверить, что кто-то действительно думает, что Совет (по правам человека), где заседают (такие страны как) Афганистан, Ангола, Куба Венесуэла и Катар – проявляют хоть какие-то обязательства к соблюдению прав человека? Изначальным мандатом этого Совета было предубеждение и предвзятость [к Израилю]. И обсуждаемые события четко показывают, что Совет потерял не только остатки легитимности, но и само право на существование». В силу этого, заключает бывший посол, Израиль вместе с США и другими своими союзниками должен перестать служить «фиговым листком» для СПЧ. Эта организация может продолжать быть «местом приятного общения» для режимов, которые реально нарушают человеческие и гражданские права. А цивилизованным странам стоит озаботиться созданием структуры, которая будет в состоянии в духе изначального мандата ООН обеспечить защиту, а не подавление гуманитарных прав людей и народов, как это и зафиксировано в Универсальной декларации прав человека.

Другого мнения придерживается влиятельный журналист,  политический обозреватель газеты «Едиот ахронот», автор нашумевшей книги «Индустрия лжи: медиа, академия и арабо-израильский конфликт» Бен-Дрор Ямини. По его мнению, антиизраильские демарши в ООН и прочих международных организациях, включая пять антиизраильских резолюций, принятых Советом по правам человека вновь создают ощущение, что «весь мир против нас» – и в этом есть доля правды. Но, несмотря на это, нельзя не заметить, по мнению Ямини, и позитивных изменений в СПЧ. Понятно, что автоматическое большинство против Израиля и в этой организации никуда не денется – и все же, тот факт, что число голосовавших против этих резолюций и воздержавшихся стран, убеждает его в том, что Израилю не следует спешить покидать эту организацию немедленно.

В любом случае, полагает Ямини, выход Израиля и США никак не повлияет на массовый выпуск этим и иными подразделениями ООН иррациональных осуждений Израиля, как этому почти не помешают и бюджетные санкции со стороны США – сколь угодно болезненные для проектов данных структур. Потому, заключает журналист, вместо того, чтобы отчаиваться, следует продолжать бороться изнутри, используя трибуну СПЧ самим, и давая возможность пользоваться ею таким организациям, как UN Watch, активисты которой тем эффективней смогут разоблачать лицемерие и ложь противников Израиля перед всем миром.

Пока непонятно, какая из приведенных точек зрения возобладает во внешнеполитических ведомствах еврейского государства. Но очевидно одно: речь идет не о стратегии, а о тактике оперативного поведения в международных организациях. И мнение – что если «из-за палестинских арабов весь мир против нас, то мы в этом вероятно, виноваты сами», которое еще десятилетие назад были нередко готовы обсуждать некоторые израильтяне, сегодня, в основном, остается уделом сугубо маргинальных  политических кругов.

34.91MB | MySQL:70 | 0,833sec