Новые контуры саудовско-израильских отношений

В понедельник было опубликовано очередное интервью наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана, который и без того является сейчас мишенью для прессы из-за своего продолжительного турне по США. В беседе с главным редактором американского журнала The Atlantic Д.Голдбергом он сделал ряд важных замечаний относительно своего видения ситуации в регионе, которое довольно причудливо сочетается с тем порядком, который хотели бы видеть там Вашингтон и Иерусалим.

Основное внимание израильской прессы привлекло высказывание саудовского наследного принца по поводу права государства на существование. По словам Мухаммеда бен Сальмана: «Я считаю, что каждый народ, где бы он ни был, имеет право жить в своем мирном государстве. Я считаю, что палестинцы и израильтяне имеют право на свою землю». Попавшее на первые полосы большинства израильских газет заявление, как мы видим, по сути своей сопровождалось в очередной раз множеством оговорок. Первая из них – довесок в виде палестинского государства, которое, по мнению кронпринца, тоже должно быть создано для соблюдения справедливости.

Мало того, этот же элемент, судя из сказанного, необходим для формализации мирных отношений между Иерусалимом и Эр-Риядом. Цитируя наследного принца, данное требование объясняется желанием «убедиться в том, что стабильность гарантирована всем», а КСА, сближаясь с одной стороной, не потеряет другую окончательно. Примечательно, что ранее не только в Израиле, но и США выдвигались идеи, предполагающие приоритетность израильского мира с умеренными суннитскими режимами региона, а уже потом его нормализации с палестинцами по образцу и под влиянием их позитивного примера. Даже прошлогодняя речь президента США Д.Трампа в саудовской столице подразумевала это. Также кронпринц сообщил, что королевство не имеет идеологических возражений по поводу существования Израиля, однако подчеркивает, что пристально следит за ситуацией вокруг мусульманских святынь.

Еще более жестко саудовскую позицию по палестинской проблеме обозначил сам король Сальман. Как сообщило во вторник Саудовское информационное агентство SPA, накануне в телефонном разговоре с президентом США Д.Трапом он заявил о необходимости продолжить мирный процесс, одновременно отметив, что Саудовская Аравия поддерживает палестинские претензии на государственность и право на Восточный Иерусалим как столицу. При этом об Израиле, как утверждает местная пресса, не упоминалось.

Мотивация заявления по поводу статус-кво на Храмовой горе и будущего Иерусалима вопросов не вызывает, поскольку таким способом КСА пытается сохранить за собой авторитет в мусульманском мире, что не исключает возможности действовать в интересах Иерусалима и Вашингтона. А вот относительная напористость Эр-Рияда в демонстрации заботы о палестинском государстве может быть продиктована не только этим, но и некоторыми другими факторами. В их числе попытка несколько надавить на израильское руководство, используя значимое направление, с тем, чтобы оно ярче выступило против Ирана, тогда Эр-Рияд получит шанс сразиться с Тегераном израильскими руками, о чем сегодня предупреждают некоторые эксперты. Так, в прессе в конце прошлой недели появилось еще одно высказывание Мухаммеда бен Сальмана, сделанное в интервью The Wall Street Journal. В нем наследный принц утверждает, что Саудовская Аравия может вступить в войну с Ираном, но только через 10-15 лет. Соответственно, в указанный временной промежуток кто-то другой должен быть на передней линии борьбы.

За сказанное Исламская Республика обрушилась на КСА с критикой, порекомендовав королю сдерживать своего преемника. Однако к замечанию последний явно не прислушался, продолжив нападки на Тегеран в беседе с представителем The Atlantic. Любопытно, но говоря об иранской угрозе, Мухаммед бен Сальман сделал сравнение, скорее, свойственное израильскому премьер-министру. А именно он заявил: «Гитлер не делал того, что собирается верховный лидер (ИРИ – авт.)». Еще в 2006 г. Б.Нетаньяху говорил о том, что Иран напоминает Германию образца 1938 г., добавив: «пока иранский президент отрицает Холокост, он готовит очередной Холокост для еврейского государства». Помимо этого были многочисленные сравнения экс-президента Ирана М.Ахмадинежада с Гитлером, а СВПД – с «мюнхенским сговором». Впрочем, идейное сходство  риторики далеко не свидетельство общности позиций.

В среде израильского военно-политического истеблишмента распространяется точка зрения, в соответствии с которой открытая конфронтация с Ираном не лучший шаг для страны по многим причинам. Так, судя из интервью изданию Haaretz, появившемуся в конце марта, глава Генерального штаба ЦАХАЛ Г.Айзенкот является сторонником пересмотра СВПД с тем, чтобы была учтена иранская ракетная программа, а также введен более жесткий механизм проверок. Однако, по его мнению, сделка с нарушениями все же лучше её полного отсутствия. В этой связи приоритет Израиля сейчас отдан сбору разведывательной информации об Иране, а не подготовке к открытому конфликту.

С точки зрения Саудовской Аравии, для которых борьба с Ираном – главный мотив сближения с Израилем, этот сценарий является менее интересным. С этим и можно связать манипуляции, которые они пытаются проводить с палестинской темой, которая не теряет для Иерусалима актуальности особенно на фоне «марша возвращения». Вместе с тем с Вашингтоном относительное понимание по этому вопросу найти удалось. Так Эр-Рияд не поддержал М.Аббаса, настаивавшего на созыве экстренного саммита арабских государств по поводу событий в Газе, тем самым проявив солидарность с американскими партнерами, защитившими интересы Израиля в ООН. Однако в некотором смысле такая поддержка выглядит инерционной и направлена, прежде всего на то, чтобы угодить американцам.

Более того, торг в сочетании со стремлением КСА максимально дистанцироваться от прямого участия в региональных делах, Израиль явно не устроит, о чем предупреждает экспертное сообщество. Так, представитель Института стратегических исследований Бегин – Садат (BESA) М.Кедар считает, что диалог с Эр-Ридом, как и с Рамаллой, должен идти без каких-либо предварительных условий, а если саудовцы хотят уступок, они должны сами сделать первый шаг.

Впрочем, есть еще один фактор, способный вбить клин между Эр-Риядом и Иерусалимом. Как уже сообщалось, КСА сегодня имеет вполне серьезные ядерные амбиции, настаивая, что попытка применения переданных ей технологий в военных целях возможна только против Ирана. Однако Израиль выражает серьезную озабоченность по поводу нуклеаризации региона, о чем не стесняется говорить с США. При этом самое опасное для Эр-Рияда заключается в том, что страхи у Иерусалима и Вашингтона, по сути, общие, вот только отказаться от сотрудничества с КСА последний не может, т.к. опасается конкуренции.

Таким образом, последние заявления саудовского наследного принца свидетельствуют, что прагматизм в отношении к Израилю Эр-Рияду скрывать все сложнее. Следовательно, и перспектива сохранения контактов на таком относительно высоком уровне, на котором они находятся сейчас, может быть омрачена усилением давления друг на друга, которое отражается и на связях государств с США. Однако при сохранении общей конфронтации с Ираном Израиль все же по-прежнему перестает рассматриваться в качестве главной региональной угрозы, что для внешнеполитического положения страны является несомненным преимуществом.

43.94MB | MySQL:92 | 0,966sec