О проблемах строительства и реконструкции кольцевой дороги в Афганистане

Один из основных предвыборных лозунгов Ашрафа Гани в 2014 году звучал таким образом: «Сделать Афганистан азиатской кольцевой развязкой для регионального транзита и торговли». Во время первого заседания кабинета министров президент Гани издал указ о завершении ввода в эксплуатацию недостроенных участков кольцевой дороги и приведении в нормальное состояние уже построенных частей объекта. Казалось бы, столь утопические планы, учитывая не прекращающуюся гражданскую войну и активность боевиков, являются мечтой и фантазией. Однако столь амбициозная идея имеет исторические корни. При изучении истории, можно обнаружить, что с древних времен территория современного Афганистана была важным логистическим и перевалочным пунктом для многих империй. Мало кто слышал и тем более что-то знает о кольцевой дороге в Афганистане. А ведь она играет важную роль в жизни этой страны. Официальное название объекта — «Шоссе 1» или «A01». Ее протяженность превышает 2210 км (к примеру протяженность МКАД – 109 км.). Не видя чертежа, карты или фотографий, сложно представить эту грунтовую однополосную (на редких участках двухполосную) дорогу. «Шоссе 1» соединяет крупнейшие города страны от Кабула через Кандагар и Герат вплоть до северного Мазари-Шарифа (по часовой стрелке). «Шоссе 1» имеет несколько развязок и расширений, которые соединяют главную дорогу с Джалалабадом, Бамияном, Хостом, Лашкаргахом и Кундузом. К слову, известный тоннель Саланг, где проходит одноименная автомобильная дорога, также является важной частью «Шоссе 1». Он соединяет северную и центральную части страны. Согласно Министерству труда и социальных дел Афганистана, ежедневно только через Саланг проходит 7 тысяч автомобилей. Кроме того согласно агентству USAID, кольцевая дорога необходима для развития торговли, сельской местности, предоставления медицинской помощи и распространения товаров первой необходимости. Особая стратегическая задача, по данным агентства, заключается в «укреплении в сельской местности легитимности и авторитета центрального правительства в Кабуле».

В сентябре-октябре 2001 года США и НАТО вторглись в Афганистан и в течение нескольких недель свергли режим движения «Талибан». После этого началась новая стадия в афганской кампании: государственное строительство и формирование новой политической и экономической системы, которая сможет управлять самой сложной географией в мире. В 2003 году президент США Джордж Буш-мл. заявил об особой важности объекта и призвал к завершении строительства «Шоссе 1». «Там где заканчивается дорогая в Афганистане, начинается «Талибан»», — заявил президент США. В 2002-2003 годах функционировало только 50 км «Шоссе 1» из 2210 км. В основном финансирование строительства и реконструкции объекта занимались США. Однако большие вливания делали и другие члены международного сообщества: Всемирный банк, Азиатский банк развития, Иран, Саудовская Аравия, Япония, Германия, Италия, Великобритания и т.д.

История «Шоссе 1» началась в 1950-х. годах. При финансовой и технической помощи СССР Кабул начал мало-помалу строить кольцевую дорогу через всю страну. В 1955 году состоялся визит Никиты Хрущева в Кабул, по результатам которого было принято решение начать строительство тоннеля Саланг. В 1967 году объект вступил в эксплуатацию, став важной частью будущего кольца. В 1960-х. годах при финансовом содействии США были построены важные части «Шоссе 1»: дорога, соединяющая две знаковые афганские провинции Кандагар-Герат на юге и Кабул-Газни в центральной части страны. Позже была построена, пожалуй, самая важная часть дороги – трасса Кабул-Кандагар. То есть центр официальных властей страны был соединенным новой, двухполосой дорогой с центром движения «Талибан». Начиная с 2001 года, этот участок стал самым основным в продвижении американских войск. Поэтому это самая оснащенная и отремонтированная часть дороги. Трасса Кабул-Кандагар асфальтная, так как по ней проходит большая часть воинского контингента и тяжелая техника.

«Шоссе 1» — самый важный логистический путь в Афганистане. Особую региональную важность объекту придает тот факт, что это единственная дорога, которая соединяет Пакистан и Индию со странами Центральной Азии (Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан). Например, торговля между этими странами проходит через Афганистан и по средствам «Шоссе 1». С вводом войск США и НАТО этот объект почти сразу занял центральное место в американской стратегии по Афганистану. Более того, вся стратегия Америки по национальному строительству афганского государства зиждилась на соединении сельских районов с крупными городами и создания единого централизованного государственного аппарата. Дело в том, что исторически Афганистан был, пожалуй, самой фрагментированной страной в мире.  В силу особой и самой сложной географии, афганское население живет раздробленно и обособленно. Например, влиятельный американо-немецкий «Фонд Маршала» проводил исследование в начале 2000-х годов, сразу после начала афганской кампании, и обнаружил, что сельское население не знает, кто такой президент Хамид Карзай. Никто просто-напросто не слышал о нем. Поразительным выгладило то, что многие в сельской местности даже не знали, что режим движения «Талибан» был повержен (что, между прочим, наводит на мысли о смысле низвержения талибов).

Изначально на участках, где сегодня пролегает «Шоссе 1», проходили древние торговые караванные пути. Эти данные дошли до нас по хорошо документированным письменным источникам греческого, буддистского и отчасти исламо-арабского происхождения. Казалось бы, что при такой колоссальной международной поддержке, особенно в начале 2000-х годов, у Афганистана не будет особых трудностей в строительстве и реконструкции столь необходимого для гористой страны объекта. Однако история великой стройки, начатая на современном этапе в 2003 году, стала настоящей «Санта-Барбарой». И, как ни парадоксально, активность движения «Талибан» и других радикальных группировок, устраивающих время от времени набеги на караваны, идущие по «Шоссе 1», не стала единственной проблемой для восстановления и строительства объекта. Другой проблемой, которую вряд ли можно будет искоренить в ближайшие десятилетия, является тотальная, коррупция афганской политической и экономической элиты. В 2008 году американцам надоело платить астрономические суммы, которые идут в карманы афганских коррупционеров. Терпение кончилось, и вследствие этого был создан специальный независимый орган/должность аудита и борьбы с коррупцией –  «Специальный генеральный инспектор по реконструкции Афганистана» (SIGAR). К слову, автор этих строк знаком с отдельными представителями афганской элиты, в том числе с семьями министров и высокопоставленных чиновников афганского правительства. Редко когда приходилось видеть настолько богатых людей (и это не фигура речи). Афганская элиты одна из самых богатых, пожалуй, не только в регионе Среднего Востока и Южной Азии, но и, возможно, во всем мире. В 2013 году был выпущен доклад «Афганская кольцевая дорога: лекарство или проклятие». По данным инспекторов SIGAR, на восстановление и завершение строительства «Шоссе 1» было потрачено 4 млрд долларов США. К слову бюджет НАСА в 2018 году превышал отметку в 19 млрд долларов США. То есть бюджет в основном грунтовой дороги в Афганистане всего в пять раз меньше организации, которая летает в космос. (!) А если добавить, что этот объект так и не был до конца построен, то становится понятным, почему американцы прекратили финансирование строительства. По данным агентства, около 350 млн долларов США, выделенных на строительство дороги, попало в руки движения «Талибан» (!), а 85 % «Шоссе 1» до сих пор находится в плачевном состоянии. Одновременно с этим, патроны афганских властей попали в кабалу. Дело в том, что всем, кто мало мальски знаком с афганскими реалиями, очевидно, что без дорог нельзя усилить власть Кабула в труднодоступных афганских провинциях и селах. Так, шефы SIGAR в 2013 году заявили, что «без нормального функционирования кольцевой дороги, центральное правительство Афганистана может быть свергнуто боевиками».

Что касается уже построенных участков «Шоссе 1», то и в этой части проблем не меньше.

Во-первых, большая часть объекта не оборудована пограничными стенами, несмотря на то, что она двухполосная. В условиях афганской географии и бесконечных горных серпантинов, это, порой, равносильно смерти. Зачастую, проезжая по кольцевой дороге, можно увидеть разбитые в дребезги машины, которые потеряли контроль. Кроме того, в основном «Шоссе 1» – грунтовая дорога. А, как известно она менее безопасная надежная с точки зрения эксплуатации и перевозки тяжеловесных грузов. В-третьих, в той части, где дорога асфальтная, например, на участке Кабул-Кандагар, необходим постоянный контроль и реконструкция. Дело в том, что этот участок самый загруженный и по нему часто проезжает тяжелая военная техника, БТРы и танки. «Талибан», в свою очередь использует «Шоссе 1» не менее активно, чем международная коалиция, США или афганская армия. Более того, талибы придумали успешный способ борьбы с караванами с военной техников афганской армии. Смертник на мотоцикле сзади таранит военные машины, которые принадлежат афганской армии. С американскими вооруженными силами такой трюк редко заканчивается успехом для талибов. Из-за давления власти в отдельных провинциях Афганистана даже запретили на какое-то время езду на мотоциклах.

34.5MB | MySQL:70 | 0,784sec