О попытке импичмента главы спецслужбы Афганистана Масума Станикзая и ее последствиях

Накануне в афганском парламенте состоялась неудачная попытка импичмента главы Национального директората безопасности (НДБ) Мохаммада Масума Станикзая. Многие парламентарии и вовсе были против самой постановки вопроса, ссылаясь на то, что такая процедура якобы не предусмотрена. Однако, спикер нижней палаты (Волеси Джирга), узбек, Абдул Рауф Ибрагими заявил, что с юридической точки зрения парламент имеет основания подвергнуть импичменту любого чиновника. Для этого, по его словам, необходима соответствующая юридическая процедура и кворум. Ряд оппозиционных депутатов заранее подготовили петицию и выставили вопрос на повестку дня парламента. «Согласно повестке дня, 48 членов (из 249) «Дома народа»  (Волеси Джирга) подписали предложение об импичменте и передали его в административный совет. Это соответствует международной процедуре функционировании парламента. Мы провели юридическую проверку и проверили подписи. Они правильные», — сказал Ибрагими. Таким образом, попытка отстранить Станикзая провалилась. В чем суть и значение этого события? И самое важное, какова подноготная конфликта между шефом главного «амнията» (спецслужбы) Афганистана с таджиками, узбеками и хазарейцами.

Фамилия Станикзай говорит сама за себя. Кто изучает Афганистан, может по фамилии определить национальность персонажа. Особо пытливым может повести и удастся определить провинцию, откуда родом тот или иной политик. Бывает,  что можно узнать племя, племенную конфедерацию и даже род человека. Станикзай знаковая фамилия. Это название известного пуштунского племени из конфедерации гильзаев. Родом Станикзай из провинции Логар, которая находится между Кабулом и собственной зоной влияния движения «Талибан» на Востоке — провинциями Нангархар, Хост и Пактия (южная в Кандагаре и Гильменде). Дальше Зона племен, граница с Пакистаном. Президент Афганистана Ашраф Гани из племени Ахмадзай, которое также  состоит в конфедерации гильзаев. Причем, он тоже родом из Логара. Ощутимая часть представителей гильзаев поддерживают диалог с талибами. Сегодня как раз они являются главными запевалами переговоров с «Талибаном». Президент Гани находится в близких отношениях с 60-летним Станикзаем, доверяет ему, делает ставку на его политический вес и связи с талибами. А учитывая племенной характер афганского общества, президент просто так не даст своего «родственника» и «соплеменника» в обиду. Глава государства в чем-то даже зависит от него.

Станикзай один из ключевых политиков современного Афганистана, значимая фигура в афганской политике. У него богатая и противоречивая биография, и в ней важно знать два факта. 20 сентября 2011 года произошел теракт, в результате которого был убит духовный лидер таджиков, экс-президент Афганистана и основатель партии «Исламское общество Афганистана» Бурхануддин Раббани. Он, как известно, был непримиримым противником движения «Талибан». Однако к концу жизни политик пришел к выводу о необходимости начала диалога с талибами. Он возглавил Высший совет мира, созданный специально для этих целей. Секретарем этого органа был не кто иной, как Станикзай. Еще одна деталь, которую на севере Афганистана забыть никак не могут. Раббани был убит в собственном доме в Кабуле, во время переговоров с талибами. Встреча была организована Станикзаем. Боевик по имени Эсматулла, который якобы «привез важное и позитивное послание от талибов»  спрятали бомбу в тюрбане и совершили самоподрыв. При всем при этом присутствовал Станикзай, который отделался травмой ноги. По сей день, он хромает и вынужден ходить с тростью. Таджики этого забыть не могут. При этом «Талибан» не взял на себя ответственность за теракт. Летом 2015 года конфликт между Станикзаем и северянами приобрел новые формы. Президент Гани решил назначить своего соплеменника на ключевой пост министра обороны. Как и ожидалось, таджики выступили против, а влиятельный губернатор Балха Атта Мохаммад Нур заявил, что назначение Станикзая повлечет за собой последствия. Одним словом, Нур выступил с угрозой в адрес президента. Гани пришлось отступить: Станикзай формально отработал на должности и.о. министра обороны меньше года.

Сегодня, когда постепенно начинается переговорный процесс с «Талибаном», персона Станикзая с его глубокими связями в движении необходима Гани. Понимая роль и специфические задачи главы афганской спецслужбы, таджики пытаются торпедировать его активность, которые направлены не на предотвращение терактов, а на переговоры с талибами. Кроме того, США, которые приняли решение разговаривать с радикалами, также нуждаются в Станикзае. Понимая всю совокупность этих фактором, понятно, почему импичмент провалился.

Вопрос переговоров с талибами самый болезненный для значительной части афганского социума. Талибы – пуштуны. И соответственно таджики, хазарейцы и узбеки не хотят нормализации отношений Кабула с движением. Для них легализация талибов равнозначна возвращению в период истории, когда пуштуны были абсолютно доминирующей силой, а все остальные так или иначе были ниже по табели о рангах. Для них возвращение талибов в Кабул есть талибанизация, что воспринимается, как пуштунизация. Ударить по США, главным патронам этого процесса, они не в состоянии. Соответственно наблюдаются попытки торпедировать процесс интеграции талибов в политическую жизнь Афганистана. Это естественный процесс. Здесь правых и виноватых нет. Понятны жизненно важные интересы таджиков, узбеков, хазарейцев, с одной стороны, и пуштунов – с другой. И понятно, почему обе этнополитические группы пытаются защитить самих себя от своих же сограждан.

39.75MB | MySQL:93 | 1,487sec