Послевыборные баталии в Ираке

Радикальный шиитский имам Муктада ас-Садр, чей блок «Ас-Саирун» лидирует на выборах в парламент Ирака, заявил о недопустимости иностранного вмешательства во внутренние дела страны. Об этом проповедник написал в четверг на своей странице в «Твиттере». По его словам, все решения, в том числе по формированию нового правительства, «принимаются внутри страны». «Нет оккупации, нет гегемонии», — подчеркнул он. М.ас-Садр также призвал всех участников выборов принять участие в определении состава кабинета министров технократов. Выборы в парламент четвертого созыва прошли в Ираке 12 мая. По данным ЦИК, явка составила 44,5% из 24,5 млн обладающих правом голоса граждан. На места в законодательном органе власти претендуют более 7 тысяч человек, из них 2011 — женщины, которым отведена четверть мандатов в 329-местном Совете. Как сообщает арабская пресса, в настоящий момент в Ираке пытаются перехватить инициативу по формированию кабмина переговорщики из Ирана и США. Так, спецпредставитель президента США по вопросам взаимодействия с другими странами в борьбе с «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) Бретт Макгурк провел переговоры с главами политических альянсов в Багдаде и Эрбиле. В то время как состав будущего правительства от имени Тегерана обсудил один из руководителей Корпуса стражей исламской революции (элитные части ВС Ирана) генерал Касем Сулеймани. Согласно неофициальным предварительным данным, блок «Ас-Саирун» во главе с М.ас-Садром получит в Совете представителей (парламенте) четвертого созыва 55 мест, коалиция «Наср» премьер-министра Х.аль-Абади — 51, «Фатх» под началом Хади аль-Амири — одного из командиров ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» — 49, «Государство закона» вице-президента Нури аль-Малики — 25, Демократическая партия Курдистана — 24. В Высшей независимой избирательной комиссии (ЦИК) заявили, что официально расклад сил в парламенте по итогам выборов будет обнародован в ближайшие дни. В этой связи отметим, что в отличие от Макгурка (проамериканских  политиков на вершине политической власти в Ираке сейчас просто нет), Сулеймани беседовал в отношении формирования единого проиранского блока в будущем парламенте. Предварительные итоги голосования в принципе дают возможность по реализации такого сценария, о котором мы говорили ранее. В совокупности, а все перечисленные выше фавориты гонки, за исключением М.ас-Садра  и ДПК, находится в плотной иранской орбите влияния. И они вместе с учетом ряда независимых депутатов контролируют половину парламента. Другой вопрос, что межличностные отношения Х.аль-Абади и Н.аль-Малики оставляют желать сильно лучшего. При этом какие-то альянсы М.ас-Садра с теми же суннитскими и курдскими  партиями маловероятны в силу идеологической разновекторности. Если мы берем ту же ДПК, то в несмотря на стойкую оппозицию клана Барзани к иранскому влиянию, сейчас именно иранцы выступают в качестве основного гаранта реализации сделки по нефти в обмен на транши из центра между федеральным правительством и Эрбилем. К тому же иранцы четко гарантировали  сохранение места за ставленником этого клана в лице нынешнего премьер-министра Иракского Курдистана (ИК) Н.Барзани в будущем. То есть после выборов в парламент ИК осенью следующего года. Это соображение сейчас довлеет над всеми решениями внутри ДПК, и есть все основания, что они войдут в блок Х.аль-Абади при формировании нового правительства. Хотя в данном случае сюрпризы вероятны. Прежде всего с точки зрения того, насколько сам М.ас-Садр будет игнорироваться теми же иранцами при создании нового блока в парламенте. Если еще проще, то сколько серьезных мест в министерствах и иных органах исполнительной власти ему могут пообещать. Пока, судя по его раздраженным репликам, такого желания никто не испытывает. Основной задачей М.ас-Садра на этих выборах, и ради этого он пошел на открытое сотрудничество с Саудовской Аравией, что представить себе в иной ситуации сложно, было получение блокирующего числа депутатских мест. И он такой цели не достиг. Более того, попытки иранцев сейчас сформировать новый блок в парламенте при сохранении премьерства за Х.аль-Абади, делают его попытки поучаствовать в таком процессе пока минимальными.

В этой ситуации Эр-Рияд достиг поставленных перед собой целей в рамках финансирования кампании М.ас-Садра. Саудовцы внесли раскол в шиитский блок. А вернее, с учетом того, что он был и до этого, просто усилили его и увеличили в парламенте число оппонентов Х.аль-Абади.  Это ставит перед США очень нелегкий выбор, и в данном случае, судя по всему, они предпочтут играть за Х.аль-Абади прежде всего в рамках сохранения гарантий с его стороны по вопросу продолжения пребывания американских войск в Ираке и совместных усилий в рамках нейтрализации «Исламского государства» (ИГ). Нынешний премьер, несмотря на все свои союзы с иранцами, продолжает рассматривать США как главного  гаранта против ренессанса ИГ в «суннитском треугольнике». А такой сценарий становится все более вероятным, особенно с учетом бойкота нынешних выборов со стороны большинства суннитского населения. И активное взаимодействие с американцами в рамках налетов ВВС Ирака на цели ИГ в Сирии для Пентагона гораздо важнее, чем игры с неопределенным итогом с М.ас-Садром. Тем более, что все равно решающего большинства в парламенте он не получил. При этом ставить на М.ас-Садра в этой ситуации рискованно, несмотря на все его альянсы с КСА.  Радикальный шиитский имам Муктада ас-Садр получил известность после вторжения в Ирак американских войск в 2003 году. Созданная им «Армия Махди» успешно противостояла американским военнослужащим. На выборах, прошедших в 2014 году, «Движение ас-Садра» получило 34 мандата. М.ас-Садра отличает не только твердая антиамериканская позиция, но и стремление дистанцироваться от Тегерана. Но американцев в данном раскладе больше волнует первое соображение шиитского клерикала. К тому же для американцев важно сохранить клан Барзани у власти в ИК. Отсюда и выбор из двух зол, а вернее — стремление сохранить нынешнюю архитектуру власти Ираке, даже несмотря на сильное влияние на нее со стороны Ирана. Судя по всему, глобальные интересы в Ираке в этой связи между США и Ираном совпадают.

44MB | MySQL:87 | 0,986sec