Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (14 — 20 мая 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в зоне палестино-израильского конфликта и Ираке. Столкновения между палестинцами и израильскими силами безопасности, произошедшие на границе сектора Газа и Израиля 14 мая в день открытия посольства США в Иерусалиме, носили самый ожесточенный и кровопролитный характер за последнее время. В Ираке 19 мая официально объявлены результаты выборов в парламент, прошедших 12 мая.

14 мая в Израиле состоялась церемония открытия посольства США в Иерусалиме. На церемонии было показано видеообращение президента Д. Трампа, в котором он заверил, что «США всегда будут огромным другом Израиля и партнером в деле свободы и мира». Одновременно США «протягивают руку дружбы <…> палестинцам и всем» соседним арабским странам. Со своей стороны, премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху вновь подтвердил, что Иерусалим является «вечной и неделимой» столицей еврейского государства. 16 мая Гватемала стала второй после США страной, открывшей свое посольство в Иерусалиме.

Открытие американского посольства в Иерусалиме вызвало резко негативную реакцию на палестинских территориях. Более 40 тыс. палестинцев 14 мая приняли участие в протестных выступлениях у границы сектора Газа с Израилем. Протесты, переросшие в столкновения с израильскими военными, стали самыми ожесточенными и массовыми с конца марта 2017 г. В ряде мест палестинцы пытались разрушить заградительный забор и прорваться на израильскую территорию. Имелись случаи открытия огня по израильским военнослужащим. В ответ ВВС и танки ЦАХАЛа нанесли удары по позициям радикального палестинского движения ХАМАС в секторе Газа. Жертвами столкновений с израильскими военнослужащими на границе анклава 14 мая стали свыше 60 палестинцев, более 2700 человек пострадали. В этот же день арабские демонстранты вышли на манифестацию в Старом городе в Иерусалиме. Палестинский лидер М. Аббас объявил 14 мая трехдневный траур по палестинцам, погибшим в противостоянии с израильскими военными. Израильский премьер Б. Нетаньяху назвал действия Израиля на границе сектора Газа «самозащитой от жаждущего его уничтожения движения ХАМАС».

Выступления палестинцев, но значительно меньшего размаха, продолжились 15 мая, когда около 4 тыс. человек провели акции протеста на границе сектора Газа с Израилем, а примерно 1,3 тыс. палестинцев протестовали на Западном берегу реки Иордан. В секторе Газа в столкновениях с израильскими войсками были убиты 2 палестинца, 417 получили ранения. Израильские ВВС нанесли 17 мая удар по объектам ХАМАСа в северной части сектора Газа в ответ на ракетный обстрел территории еврейского государства. Около тысячи палестинцев участвовали в акциях протеста вдоль границы Израиля и сектора Газа 18 мая. Отметим, что число участников в них было существенно меньше, чем во время предыдущих пятничных выступлениях.

События в зоне палестино-израильского конфликта вызвали широкую международную реакцию. В Москве призвали отказаться от любых провокационных действий, которые могли бы дополнительно раскачать обстановку на палестинских территориях. Глава МИД РФ С. Лавров заявил, что считает кощунственным заявление о том, что погибшие в ходе столкновений в секторе Газа палестинцы были террористами. Президент Франции Э. Макрон в ходе телефонного разговора с Б. Нетаньяху осудил подавление мирных манифестаций палестинского населения. Премьер-министр Великобритании Т. Мэй призвала провести «независимое и прозрачное расследование» событий в секторе Газа. В то же время США заблокировали 14 мая принятие Совбезом ООН коммюнике с призывом провести независимое расследование событий в секторе Газа. Палестинская национальная администрация (ПНА) потребовала создание независимой комиссии по расследованию инцидентов на демонстрациях в секторе Газа. ПНА также отозвала своего представителя из Вашингтона в ответ на перенос США посольства в Израиле в Иерусалим.

Особую активность в осуждении переноса американского посольства в Иерусалим и действий Израиля на границе с сектором Газа проявила Турция. Так, Анкара отзывала для консультации своих послов в Вашингтоне и Тель-Авиве. МИД Турции посоветовал генконсулу Израиля в Стамбуле временно вернуться на родину. Президент Турции Р. Т. Эрдоган на минувшей неделе провел многочисленные телефонные разговоры с руководителями других государств, в том числе с президентом России В. Путиным, в ходе которых осудил действия США и Израиля. По инициативе Анкары 18 мая в Стамбуле прошел чрезвычайный саммит Организации исламского сотрудничества (ОИС). Его участники единогласно отвергли решение Д. Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и осудили перенос посольства США в этот город. Израиль в ответ на высылку своего посла из Анкары приостановил на неопределенный срок импорт сельскохозяйственной продукции из Турции и выслал из страны генконсула Турции в Иерусалиме. Произошел обмен резкими заявлениями и взаимными обвинениями между Б. Нетаньяху и Р. Т. Эрдоганом.

19 мая Высшая независимая избирательная комиссия (ВНИК) Ирака объявила официальные результаты выборов в Совет представителей (парламент) страны, прошедших 12 мая. Наибольшее число депутатских мандатов – 54 из 238 — завоевал блок «Саирун» во главе с влиятельным шиитским религиозным и политическим деятелем М. ас-Садром. За ним следует коалиция «Фатх», представляющая шиитские ополчения — 47 мандатов. Третье место занял избирательный список «Наср», возглавляемый премьер-министром Ирака Х. аль-Абади — 42 места. Далее следуют коалиция «Государство закона» во главе с вице-президентом страны Н. аль-Малики и Демократическая партия Курдистана, получившие по 25 кресел.

По оценке политических наблюдателей, «результаты голосования однозначно выявили лишь одно – противостояние разворачивается». Причем США и Иран пытаются перехватить инициативу по формированию иракского правительства. Так, спецпредставитель президента США в международной антитеррористической коалиции Б. Макгурк провел переговоры с главами политических альянсов в Багдаде и столице курдской автономии Эрбиле. Одновременно аналогичные переговоры провел один из руководителей иранского КСИР генерал К. Сулеймани. При этом эмиссар Тегерана добивается альянса между Х. аль-Абади и Н. аль-Малики, который призван стать противовесом блоку М. ас-Садра. К возможной коалиции иранцы намерены привлечь ещё одного шиитского лидера — главу блока «Фатх» Х. аль-Амири. При этом кандидатура ас-Садра не устраивает ни Тегеран, ни Вашингтон. Ведь шиитского проповедника отличает не только антиамериканская риторика, но и стремление дистанцироваться от Тегерана. Сам М. ас-Садр не баллотировался в парламент и не может стать премьер-министром. Но, являясь главой влиятельного политического альянса, он будет играть важную роль в ходе развернувшейся острой политической борьбы. Начались переговоры и между ведущими иракскими политиками по созданию правительственной коалиции. В частности, премьер-министр Ирака и ликер блока «Наср» Х. аль-Абади провел с М. ас-Садром, возглавляющим блок «Саирун».

И еще, многие политические партии, как арабские, так и курдские призвали к ручному пересчету голосов из-за многочисленных сбоев электронной системы голосования в день выборов. Раздаются призывы к аннулированию итогов голосования, утверждается, что «правительство не может быть создано на основе спорного результата выборов». Повсеместно выдвигаются взаимные обвинения в «искажении фактов», «обмане избирателей» и т. п.

Продолжаются интенсивные международные контакты о будущем Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе (ИЯП) после выхода из него США. Президент России В. Путин на встрече с главой МАГАТЭ Ю. Амано в Сочи подтвердил приверженность РФ соглашению по Ирану. Евросоюз и Иран 17 мая подтвердили намерение соблюдать свою часть условий сделки, невзирая на выход из нее США. Руководители 28 стран ЕС 17 мая на саммите в Софии поддержали действующее соглашение по ИЯП, пока Иран «будет выполнять его положения». Лидеры Великобритании, Германии и Франции Т. Мэй, А. Меркель и Э. Макрон призвали к соблюдению всеми сторонами СВПД по ИЯП. Еврокомиссия приняла 18 мая первый пакет мер по защите европейских компаний в Иране от санкций США, юридически аннулировав их на территории ЕС. В то же время французская нефтегазовая корпорация «Тоталь» намерена выйти из иранского проекта «Южный Парс» в связи с санкциями США. Аналогичные заявления сделали и некоторые другие европейские компании. Евросоюз ведет переговоры с США по ситуации вокруг СВПД. США же намерены добиваться формирования широкой коалиции при участии многих государств мира для противостояния деятельности правительства Ирана, которую Вашингтон расценивает как дестабилизирующую.

Евразийский экономический союз и Иран подписали 16 мая временное соглашение о зоне свободной торговли, которое призвано увеличить торговый оборот между странами. Китай заявил, что продолжит импортировать нефть из Ирана, несмотря на усиление в отношении последнего санкционного давления со стороны США

15 мая президент ИРИ Х. Роухани заявил, что его страна продолжит выполнять свои обязательства по ядерной сделке, пока это соглашение приносит выгоду. Тегеран, однако, не будет обсуждать СВПД и не примет никаких новых условий по нему, а также добивается от европейских стран четких гарантий соблюдения сделки. В то же время в Тегеране заявляют, что Иран может возвратиться к обогащению урана до 20-процентного уровня, если европейцы не смогут сохранить СВПД после выхода из сделки США.

14-15 мая в Астане прошел девятый раунд переговоров по Сирии с участием России, Ирана, Турции, правительства САР и сирийской оппозиции. США отказались от участия в текущем раунде переговоров в Астане. РФ, Турция и Иран призвали избегать любых действий, которые могут подорвать достижения астанинского процесса. Обсуждался вопрос о работе комиссии по новой конституции Сирии и ситуация в зонах деэскалации. В целом нынешний раунд переговоров в Астане не привел к достижению конкретных договоренностей по сирийской проблеме.

17 мая президенты России и Сирии В. Путин и Б. Асад провели переговоры в Сочи. «Была отмечена необходимость создания дополнительных условий для возобновления полноформатного политического процесса, отмечены успехи и в ходе астанинского [процесса], и в рамках Конгресса сирийского народа, который прошел в Сочи». Б. Асад заверил В. Путина в том, что Дамаск с воодушевлением поддерживает политический процесс в Сирии, который должен идти параллельно с борьбой с терроризмом.

Тем временем части сирийской армии и союзных им палестинских отрядов завершают операцию по зачистке от боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) занимаемых ими районов на юге Дамаска. На минувшей неделе территория Растанского котла на севере провинции Хомс и юге провинции Хама полностью перешла под контроль сирийских правительственных войск.

14 мая в Москве прошла встреча в формате «2+2» министров обороны и иностранных дел России и Египта. Основными темами переговоров стали ситуация в Сирии, палестино-израильское урегулирование, борьба с терроризмом, а также последствия выхода США из соглашения по ИЯП. Участники встреч рассмотрели и реализацию крупных российско-египетских экономических проектов, дальнейшее развитие военного сотрудничества.

Решения о создании независимого исследовательского бюро по эфиопской плотине «Возрождение» на Ниле и специализированного фонда содействия развитию инфраструктуры Египта, Судана и Эфиопии стали главным итогом встречи министров иностранных дел, водных ресурсов и ирригации, а также глав разведывательных служб трех государств в Аддис-Абебе. В частности, предусмотрено, что независимая исследовательская группа обсудит возможные сценарии пуска плотины и начала заполнения водохранилища, урегулирования возможных технических проблем и последствий.

Приложение

Об ополчении «Аль-Хашд аш-Шааби» в Ираке

Ополченческие формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» (ХШ, «Силы народной мобилизации») были образованы летом 2014 г. по инициативе тогдашнего премьер-министра Ирака Н. аль-Малики для противостояния террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). Идея была поддержана духовным лидером иракских шиитов А. ас-Систани, который издал специальную фетву (религиозное предписание), призвав правоверных «сражаться за свои дома и святые места». Толчком к созданию ХШ послужило молниеносное взятие боевиками ИГ в 2014 г. Мосула и фактический развал регулярной иракской армии. Основу нового формирования составили иррегулярные отряды шиитской милиции, действовавшие первоначально под эгидой МВД Ирака. Впоследствии в составе ХШ появились формирования курдов-езидов, туркоман, христиан и арабов-суннитов. На сегодняшний день ХШ представляет собой зонтичную организацию из 40, в основном шиитских, милиций. Наиболее крупными из них являются «Организация («Бригады») Бадр», «Асаиб Ахль аль-Хакк», «Сарая ас-Салям», «Катаиб Хизбалла». В целом шииты составляют до 80% личного состава ополченческих формирований. Численность «Аль-Хашд аш-Шааби» оценивается в 100-120 тыс. человек. Это лица, поступившие на службу по найму. Государство стимулирует набор добровольцев в ополчение, что, однако, уменьшает рекрутирование новобранцев в регулярные войска. Мобилизационный потенциал ХШ оценивается примерно в 2 млн человек. Государственное финансирование ХШ оценивается в 2 млрд долларов в год. Филиалы организации имеются в большинстве провинций Ирака.

Руководителем «Аль-Хашд аш-Шааби» является Фалих аль-Файяд – советник премьер-министра Ирака по национальной безопасности.

Отряды ХШ, располагавшие на первом этапе только стрелковым оружием, в настоящее время имеют на вооружении бронетехнику, включая танки, артиллерию, беспилотники и др. Значительная часть вооружения поступила из Ирана, часть оружия, в том числе американского, была передана ополченцам правительственной армией.

Совет представителей (парламент) Ирака одобрил в ноябре 2016 г. законопроект, предусматривающий включение отрядов ополчения в ряды ВС страны и позволяющий государству придавать легальный статус религиозным или этническим вооруженным группировкам. Речь в данном случае идет, прежде всего, о формированиях ХШ. Признанные законными, ополчения интегрируются в систему обороны страны. При этом они подчиняются Верховному главнокомандующему ВС, то есть премьер-министру Ирака, а не министру обороны, который традиционно является суннитом. «В ополчении устанавливается структура из командования, штаба, видов войск, и, собственно, боевых подразделений», которые функционируют на основании уставов и положений, действующих в иракских вооруженных силах. Ополчение должно действовать «вне политики, партий и общественных организаций». При этом зарплаты бойцов ополчения будут выше, чем у военнослужащих регулярной армии. Кроме того, при аппарате командования ХШ образована собственная служба безопасности, создание которой законом предусмотрено не было. Против законопроекта выступили депутаты-сунниты.

В марте 2018 г. военизированные формирования ХШ официально вошли в состав силовых структур Ирака. Соответствующий указ издал глава правительства Х. аль-Абади. Согласно документу, бойцы ополчения, принимавшие участие в кампании против ИГ наравне с армией и полицией, отныне имеют привилегии военнослужащих. В частности, это касается денежного довольствия и возможности получить специализированное образование в военных колледжах Ирака.

Вместе с тем, есть основание считать, что «инкорпорация шиитской милиции в вооруженные силы страны есть очень важный и принципиальный шаг в сторону создания альтернативных военных структур именно моноконфессионального плана, которые становятся гарантом политической живучести шиитов и в то же время находятся в правовом поле».

Отряды ХШ доказали свою эффективность в боях с ИГ, хотя на первых порах неумение действовать слаженно и организованно, отсутствие военных навыков у многих ополченцев вело к большим потерям. Силы «Аль-Хашад аш-Шааби» были задействованы в боевых действиях на самых опасных участках, сыграли решающую роль во взятии городов Рамади и Тикрит, в боях под Эль-Фаллуджей, Самаррой и целом ряде других мест, участвовали в операции по взятию Мосула. В октябре 2017 г. формирования шиитских ополченцев сыграли одну из основных ролей в вытеснении курдских сил пешмерга из Киркука и других спорных с курдами территорий на севере Ирака, после чего установили свой контроль над основными нефтяными полями этого региона. В настоящее время силы ХШ активно участвуют в войсковых операциях против боевиков ИГ в северной провинции Найнава и западной провинции Анбар, в том числе в районах, прилегающих к границе с Сирией, а также охраняют стратегические дороги и объекты, задействованы в охране Багдада. В целом за три года войны против «Исламского государства» ополченцы ХШ выросли в серьезную боевую силу.

С деятельностью ХШ связывают и многие скандалы в зоне боевых действий. Их обвиняют в религиозном геноциде представителей других религиозных конфессий и течений, а также курдов. Самоуправство шиитских милиций в освобожденных от террористов районах вызывает резко отрицательную реакцию со стороны суннитского населения. В то же время, ополченцы сохраняют популярность со стороны шиитского населения.

Создание и деятельность шиитского ополчения способствует усилению иранского влияния в Ираке. «Аль-Хашд аш-Шааби» является четко ориентированной и подконтрольной иранцам военной структурой. Так, крупнейшие группировки, входящие в состав ополчения — «Бригады Бадр», «Катаиб Хизбалла», «Асаиб Ахль аль-Хакк» считаются проиранскими структурами, имеющие с Тегераном тесные идеологические, военные и финансовые связи. В целом, как видится, ХШ «вписывается в схему создания Тегераном негосударственных вооруженных формирований в ближневосточном регионе таких как «Хизбалла» в Ливане, «Ансар Алла» в Йемене, которые вполне могут конкурировать на поле боя с регулярными армиям и одновременно служат проводниками иранского влияния».

Поддержка шиитских ополченцев Ираном не устраивает Запад и особенно США. Американцы настаивают на их роспуске. Тесные связи многих шиитских милиций с Ираном затрудняют взаимодействие с ними в рамках антитеррористической коалицией, возглавляемой американцами.

В современном Ираке шиитские ополчения приобрели значительный политический вес. В то же время по мере приближения окончания активной фазы борьбы с ИГ все острее стоит вопрос об их дальнейшей судьбе, роли и месте в политической жизни страны. Так, видные шиитские деятели А. ас-Систани и М. ас-Садр выступают за передачу ополченцами оружия властям. В то же время Иран стремится сохранить формирования ХШ в качестве иракского аналога КСИР и «фактора сильного воздействия на иракскую политику». Многие иракские политики опасаются, что шиитские ополченцы «могут стать преторианской гвардией, по-своему усмотрению свергающей и назначающей правительства». Они опасаются также, что ХШ может оказаться препятствием в урегулировании суннитско-шиитского конфликта.

Незадолго до выборов в парламент Ирака, причем явно с подачи Тегерана, лидеры шиитских ополченцев объявили о создании собственного политического блока «Фатх» во главе с лидером «Организации Бадр» Х. аль-Амири, давним другом одного из руководителей иранского КСИР генерала К. Сулеймани.

Высшая независимая избирательная комиссия (ВНИК) Ирака разрешила 47,5 тыс. бойцам ХШ проголосовать на парламентских выборах вместе с сотрудниками сил безопасности. В то же время остальные ополченцы к выборам допущены не были. Во ВНИК это объяснили тем, что «многие отряды «Аль-Хашд аш-Шааби» еще не закончили специальную процедуру структурного оформления» и комиссия не имеет точных данных о многих участниках народного ополчения». По оценке политических наблюдателей, разрешение ХШ голосовать на выборах, образование политической партии на основе этого ополчения и завершение полной его инкорпорации в состав иракских ВС — все это четко демонстрирует нам, что Х. аль-Абади «пошел на заблаговременную сделку с иранцами в рамках сохранения своего поста».

О реальном политическом влиянии «Аль-Хашд аш-Шааби» в Ираке свидетельствуют официальные данные об итогах парламентских выборов, прошедших в стране 12 мая. На них блок «Фатх» занял второе место, получив 47 из 328 депутатских мандатов – на 7 мест меньше занявшего первое место блока «Сайярун» во главе с М. ас-Садром. При этом сторонники ХШ опередили шиитские блоки «Наср» премьер-министра Ирака Х аль-Абади (42 мандата) и «Государство закона» во главе с Н. аль-Малики (25 кресел).

27.98MB | MySQL:67 | 0,737sec