Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (4 -10 июня 2018 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты различной степени интенсивности продолжаются в Сирии, Ираке, Афганистане, Йемене, Ливии, Южном Судане и Сомали. В Иордании на фоне массовых протестных выступлений против налоговых реформ произошла смена правительства. Иран официально уведомил международных наблюдателей из МАГАТЭ о расширении своих возможностей по обогащению урана.

Сложная ситуация сохраняется в Иордании. На фоне массовых выступлений против налоговых реформ, проводимых властями, 4 июня ушло в отставку правительство во главе с Х. аль-Мульки. Непопулярные реформы были приняты Амманом по предложению МВФ и касаются, в частности, подоходного налога, повышения цен на топливо и нефтепродукты. Король Абдулла II назначил О. аль-Раззаза новым премьер-министром Иордании. 5 июня монарх призвал пересмотреть закон о подоходном налоге. По призыву руководства Всеобщей федерации рабочих профсоюзов 6 июня в стране началась всеобщая забастовка протеста против роста цен и налоговой политики властей. Однако вскоре она был приостановлена, чтобы «дать шанс новому правительству исправить ситуацию и найти выход из кризиса». Новый глава правительства О. Раззаз заявил «о приверженности диалогу с целью прихода к общему видению о путях выхода из острого социально-экономического кризиса». Аналитики подчеркивают, что «все слои общества достигли лимита своего терпения» после повышения цен и введения нового подоходного налога. Обострение обстановки в Иордании вызвало серьезную обеспокоенность в соседних арабских странах. 10 июня по инициативе Саудовской Аравии в Мекке прошла конференция с участием КСА, Иордании, Кувейта и ОАЭ, на которой обсуждались вопросы «оказание поддержки Иордании на её пути к преодолению нынешнего кризиса» и оказания финансовой помощи Амману.

Вопросы, связанные с соблюдением Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана, продолжают находиться в центре внимания международного сообщества. При этом жесткая позиция США и недостаточная решительность действий стран Евросоюза «провоцируют ужесточение иранской позиции». Так, 4 июня верховный лидер ИРИ А. Хаменеи дал указание Организации по атомной энергии Ирана начать подготовку к расширению масштабов обогащения урана на случай краха СВПД, а 5 июня Тегеран официально уведомил международных наблюдателей из МАГАТЭ о расширении своих возможностей по обогащению урана. Было заявлено, что иранцы открывают центр по производству новых центрифуг для обогащения урана на ядерном объекте Натанз. Затем было объявлено, что Иран в течение месяца запустит 60 центрифуг в Натанзе.

Страны, подписавшие СВПД, должны гарантировать Ирану безусловную компенсацию выхода США из этой сделки и возврата американских санкций против ИРИ, говорится в послании, направленном министром иностранных дел Ирана М. Д. Зарифом главам МИД ряда государств. Никакие переговоры между Тегераном и Вашингтоном невозможны, пока США разговаривают с Ираном языком угроз и санкций, заявил 8 июня МИД ИРИ.

Решение Ирана начать подготовку к расширению обогащения урана не идет вразрез с положениями СВПД, но и не способствует укреплению доверия к Тегерану, заявил 5 июня представитель Евросоюза. В то же время США потребовали от властей Ирана прекратить процесс обогащения урана и не заниматься обработкой плутония.

Проблема ядерной программы Ирана стала одной из главных тем переговоров премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху с лидерами Германии, Франции и Великобритании в ходе его визита в эти страны на минувшей неделе. При этом лидеры всех трех европейских государств подтвердили, что понимают обеспокоенность Израиля в связи с активностью Тегерана в регионе, но считают СВПД «важным инструментом», который необходимо сохранить с тем, чтобы обеспечить контроль за ядерной иранской деятельностью.

В письме госсекретарю США М. Помпео и главе Минфина США С. Мнучину министры иностранных дел и экономик Франции, Германии и Великобритании потребовали от Вашингтона отказаться от санкций против европейских компаний, работающих в Иране, которые приступили к обсуждению или заключили контракты с Ираном после вступления в силу СВПД. Еврокомиссия 7 июня одобрила обновленный Блокирующий статус, который должен защитить интересы компаний и продемонстрировать приверженность Евросоюза СВПД. Статус позволяет европейским компаниям не соблюдать экстерриториальные американские санкции и получать компенсацию вызванных ими убытков. Также ЕС намерен открыть в Иране Европейский инвестиционный банк, который сможет по своему усмотрению поддерживать те или иные иранские проекты. Нормативный акт вступит в силу не позднее первых дней августа, когда начнут действовать ограничительные меры Вашингтона. В то же время многие ведущие европейские компании, занимающиеся переработкой нефти, сворачивают ее закупки у Ирана в связи с намерением президента США Д. Трампа возобновить санкции в отношении ИРИ.

По итогам саммита Группы семи, прошедшего в Канаде 8-9 июня, было заявлено, что его участники договорились принять меры, чтобы не допустить появления у Ирана ядерного оружия. Иран также призвали воздержаться от запусков баллистических ракет. В Декларации саммита ШОС, состоявшегося 9-10 июня в Китае, указывается на важность «устойчивой реализации СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы».

9 июня на полях саммита ШОС в Китае президент России В. Путин встретился с президентом ИРИ  Х. Роухани. По оценке Путина, два государства успешно сотрудничают в вопросе урегулирования сирийского кризиса. Россия также будет поддерживать Иран в его стремлении осуществлять полноформатное сотрудничество в рамках ШОС. Роухани заявил, что считает «весьма ощутимыми» результаты взаимодействия с Россией по обеспечению безопасности в регионе. Кроме того, по мнению Х. Роухани, Иран и Россия должны наладить «более серьезный диалог» в отношении одностороннего выхода США из ядерной сделки.

На минувшей неделе глава МИД Турции М. Чавушоглу посетил США. По итогам переговоров с госсекретарем М. Помпео стороны 5 июня одобрили дорожную карту по стабилизации в сирийском городе Манбидж. По словам турецкого МИДа, военные двух стран «будут обеспечивать безопасность Манбиджа, а дорожная карта по этому населенному пункту будет применена в других частях Сирии». Анкара и Вашингтон также будут «работать над параметрами дорожной карты по выводу курдских формирований «Сил народной самообороны» (СНС) из Манбиджа». В Госдепартаменте США заявили, что пока не могут назвать сроки выполнения «дорожной карты» по выводу СНС из Манбиджа. По оценке экспертов, «достигнутое соглашение есть только начало диалога по этому вопросу», а «у сторон нет общего понимания относительно сроков реализации договоренностей» и «общего понимания в отношении объема взаимных обязательств». Поэтому «ни о каких прорывах в американо-турецком диалоге по Сирии говорить не приходится».

«Силы демократической Сирии» (СДС) выводят своих военных советников из Манбиджа, сообщается в заявлении командования организации от 5 июня. Вместе с тем, военный совет Манбиджа отклонил возможность любого военного присутствия Турции в этом районе. По имеющейся информации, «с учетом предательства США интересов курдов» в рядах группировок сирийских курдов произошел раскол. Часть из них продолжает «идти в фарватере американской политики». Другие же приняли решение начать переговоры с официальным Дамаском, не выдвигая никаких предварительных условий.

Сирийская операция является уникальным боевым опытом для российских ВС, заявил 7 июня президент России В. Путин, отметив, что Россия пока не рассматривает вопрос о выводе своих подразделений из САР, «но не строит там долгосрочных сооружений». «Наши военные находятся там для того, чтобы обеспечить интересы России в этом жизненно важном регионе мира. И они будут там находиться до тех пор, пока это выгодно России. И во исполнение наших международных обязательств», — подчеркнул В. Путин.

Очаги сопротивления террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в Сирии находятся только в районах, контролируемых США, заявили 9 июня в Минобороны России, комментируя заявления главы Пентагона Дж. Мэттиса о том, что президент САР Б. Асад при поддержке Ирана и России «привел сирийский народ к катастрофе», а курдские формирования СДС – «единственная организация, которой удалось в упорной борьбе одержать победу над террористами в Сирии».

«Израиль не допустит угрожающего ему военного укоренения Ирана в Сирии. Последствия этого ощутят не только иранские силы, но и режим Асада», — заявил 7 июня премьер-министр еврейского государства Б. Нетаньяху.

Вывод шиитских бойцов из Сирии «зависит от решения руководства в Дамаске», заявил 8 июня лидер ливанской «Хизбаллы» Х. Насралла.

Продолжаются ожесточенные бои между боевиками ИГ и ВС САР в районе границы провинций Хомс и Дейр-эз-Зор, а также в районах реки Евфрат и в провинции Сувейда. Сирийская армия направляет подкрепления в провинции Дераа и Эль-Кунейтра и готовится к наступлению на юге страны.

Страны — участницы саммита Группы семи заявили о намерении продолжать борьбу с ИГ в Сирии, осудили применение химоружия в этой стране, а также выразили стремление «продвигаться к всеобъемлющему политическому урегулированию» в САР, потребовав от России «перестать поддерживать власти Сирии». Участники саммита ШОС считают, что «безальтернативным выходом из сирийского кризиса является осуществление под руководством сирийцев и самими сирийцами инклюзивного политического процесса, который должен вестись в соответствии с положениями резолюции 2254 СБ ООН и исходить из необходимости суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии».

7 июня президент Афганистана А. Гани объявил о введении временного режима прекращения огня с движением «Талибан» по случаю окончания месяца Рамадан и праздника Ид аль-фитр (Ураза-байрам). Оно начнется 12 июня и закончится 19 июня. Американские войска будут соблюдать объявленное президентом Гани временное перемирие с талибами, сообщил госсекретарь США М. Помпео, но не будет распространяться на боевиков группировок ИГ и «Аль-Каида» (обе запрещены в РФ). Талибы объявили 9 июня об ответном введении перемирия с властями Афганистана сроком на три дня в связи с празднованием Ураза-байрама, заявив, что боевые действия против западных войск они не будут приостанавливать.

По итогам прошедшего 6 июня в Джидде первого заседания Координационного совета Саудовской Аравии и ОАЭ подписано 20 двусторонних соглашений, объявлено о запуске более 40 совместных проектов. Две страны заявили о формировании «общего видения на экономическое развитие и военную интеграцию при помощи 44 совместных стратегических проектов». В частности, совместные проекты включают нефтехимический сектор, сферу продовольственной безопасности, исследования в области использования атомной энергии.

Катар сильнее, чем когда-либо и готов вернуться к диалогу с региональными соседями, заявил 5 июня глава МИД Эмирата М. Аль Тани. Год назад КСА, Египет, Бахрейн, ОАЭ разорвали дипломатические и торговые отношения с Катаром, обвинив его в поддержке с терроризма. Доха все обвинения отрицает.

Около 10 тыс. палестинцев приняли участие 8 июня в акциях протеста и столкновениях с израильскими солдатами вдоль границы сектора Газа с еврейским государством. Сообщается, что 4 палестинца погибли, а 618 пострадали. Утром 8 июня израильская армия подожгла палаточный лагерь, которые устроили палестинцы, участвующие в демонстрациях протеста на границе с еврейским государством. Также были подожжены несколько сотен использованных автопокрышек, которые арабы заранее складировали близ границы и собирались использовать их в ходе протестных акций.

Приложение

О войсках ПВО Ирана

Войска ПВО Ирана (около 18 тыс. человек) организационно входят в состав ВВС Армии. Они предназначены для контроля воздушного пространства, отражения налетов авиации противника и прикрытия важных административных и стратегических объектов на территории страны. Собственные силы ПВО имеют сухопутные войска Армии и Корпус стражей исламской революции.

Командующий войсками ПВО одновременно является одним из заместителей командующего ВВС армии и имеет свой штаб в Тегеране, на который возложены функции планирования боевого применения, повседневной и боевой деятельности войск и их МТО. Штаб руководит подчиненными командованиями: авиационным, ПВО, радио- и радиотехнической разведки, связи и др. Для успешного решения возложенных на ПВО задач, а также для более эффективного управления истребительной авиацией, силами и средствами ПВО создана единая автоматизированная система управления.

Система ПВО ИРИ построена по зонально-объектовому принципу. Воздушное пространство над территорией страны, прилегающими к ней территориями сопредельных государств, акваториями Персидского и Оманского заливов, Каспийского моря, разделено на четыре района ПВО с соответствующими оперативными центрами (ОЦ). В каждом районе, состоящем из групп ПВО, есть все необходимые элементы, включая системы управления, разведки, зенитные ракетные и авиационные истребительные части и подразделения. Лучше защищены от ударов с воздуха важные в стратегическом отношении объекты на западе страны, а также на побережье Персидского, Ормузского и Оманского заливов. В этих зонах развернуто по 5-7 групп ПВО.

1-й район ПВО (ОЦ в городе Баласор) прикрывает воздушное пространство северо-восточной части ИРИ, в том числе столицу Тегеран, южную часть Каспийского моря и границу с Афганистаном. 2-й район (ОЦ в Субаши) прикрывает воздушное пространство северо-западной части страны, контролирует Закавказье, турецкую Восточную Анатолию, север Ирака. 3-й район (ОЦ в Ширазе) прикрывает воздушное пространство юго-западной части ИРИ, контролирует Ирак, Кувейт, северные районы Саудовской Аравии и акваторию Персидского залива. 4-й район (ОЦ в Бендер-Аббасе) прикрывает воздушное пространство южной и юго-восточной частей страны, контролирует акватории Персидского и Оманского заливов, Ормузского пролива, Бахрейн, Катар, ОАЭ, юго-запад Афганистана, юго-западные районы Пакистана. В то же время не имеет значительного прикрытия силами ПВО восточная часть территория Исламской Республики, граничащая с Афганистаном и Пакистаном, откуда также может исходить угроза воздушного нападения.

В боевом составе ПВО Армии ИРИ имеются части и подразделения зенитных ракетных, зенитных артиллерийских, радиотехнических войск и части тылового обеспечения. Кроме того, имеется учебный центр ПВО городе Хашемабад.

На вооружении войск ПВО находятся зенитные ракетные комплексы (ЗРК) и зенитные артиллерийские системы отечественного и иностранного, в том числе российского производства.

В настоящее время в составе зенитных средств ПВО насчитывается свыше 3000 огневых единиц ЗРК и зенитной артиллерии. Причем имеются боевые средства как устаревшие, но прошедшие модернизацию, так и самые современные системы.

В боевом составе иранских ПВО имеются ЗРК дальнего действия С-200 «Вега» (10 ПУ) и ЗРС С-300ПМУ2 «Фаворит» (32 ПУ). Наиболее многочисленными ЗРК средней дальности являются американские «Усовершенствованный Хок» и его иранские клоны (150 ПУ). Эти ЗРК прошли в Иране модернизацию и производятся под названием «Мерсад». На вооружении остаются 45 ПУ китайского ЗРК средней дальности HQ-2J (аналог советского ЗРК С-75). То, что эти комплексы до сих пор модернизируются и остаются в строю является следствием нехватки у Ирана современных ЗРК. Комплексы малой дальности представлены ЗРК FM-80 (китайская версия французского ЗРК «Кроталь», 250 ПУ), английскими ЗРК «Рапира» (30 ПУ) и «Тайгеркет» (15 ПУ), российскими «Тор-М1» (29 ПУ) и ЗРПК «Панцирь-С1» (10 ПУ). Переносные ЗРК (до 1000 ед.) представлены советскими ПЗРК «Стрела-2А/3 и их китайскими аналогами, «Игла-1», английскими ПЗРК «Стингерами» и шведскими ПЗРК RBS-70.

Наиболее современными и эффективными средствами ПВО ИРИ являются российские ЗРС С-300ПМУ-1, ЗРК «Тор-М1» и ЗРПК «Панцирь-С1». Остальные ЗРК имеют очень низкую вероятность поражения малоразмерных низколетящих целей: крылатых и ракет, управляемых авиационных бомб, беспилотных летательных аппаратов, и др. Крайне сложно этим комплексам бороться и с боевыми вертолетами. Поэтому для защиты наиболее важных объектов иранцы отдают предпочтение российским системам.

Зенитная артиллерия (свыше 1000 орудий в составе ПВО Армии ВВС и сухопутных войск) имеет на вооружении советские ЗСУ-23-4 «Шилка», ЗУ-23-2, швейцарские 35-мм автоматические зенитные пушки (АЗП) «Скайгард», китайские 37-мм АЗП, шведские 40-мм АЗП «Бофорс» L-70.

Авиационная составляющая ПВО ИРИ реально включает в себя 78 истребителей (советские МиГ-29 – 35 и американские F-14 «Томкэт» — 43). Вместе с тем, сложно сказать, сколько из этих машин способно реально подняться в воздух.

Для получения и выдачи информации о воздушной обстановке развернута сеть наземных РЛС, сведенных в радиолокационные посты (РЛП), которые установлены вдоль границы страны, в первую очередь на угрожаемых направлениях. Так, треть всех РЛС дислоцировано на побережье Персидского залива. Имеющейся сетью РЛП создано радиолокационное поле разведки воздушных целей на средних и больших высотах, имеющее очаговый характер. Говорить о сплошной зоне разведки, о кратности перекрытия зон обнаружения не приходится из-за малой численности РЛС. Выработавшие свой ресурс стационарные РЛС американского и британского производства, заменяются станциями собственной разработки. Так, в 2015 г. была представлена новая дальняя цифровая радиолокационная система метрового диапазона «Фатх-14» с дальностью обнаружения высотных целей до 500 км.

По информации СМИ, в Иране сооружаются три загоризонтные РЛС, способные обнаруживать цели на дальности до 1100 км и высоте 300 км. Они предназначены для обнаружения не только аэродинамических целей на средних и больших высотах, но и баллистических ракет и ИСЗ на низких орбитах. После ввода в эксплуатацию всех трёх ЗГРЛС иранцы смогут контролировать воздушное пространство и ближний космос над Саудовской Аравией, Египтом, Израилем, Турцией и Пакистаном. Также обеспечивается частичное радиолокационное покрытие Восточной Европы, юго-запада России (включая Москву), Западной Индии и большей части Аравийского моря.

Имеющиеся системы управления силами и средствами ПВО, радиолокационного наблюдения и обнаружения, наведения оружия обладают слабой помехозащищенностью. На вооружении состоят в основном устаревшие АСУ, их аппаратура давно изношена, выслужила несколько сроков эксплуатации. К тому же все районы пунктов управления и командные пункты, узлы связи, позиции РЛС, частоты мирного времени известны вероятному противнику. Большую роль в системе ПВО ИРИ могут сыграть средства РЭБ. По информации СМИ, Россия поставила в Иран комплекс РЭБ «Автобаза», способный эффективно противодействовать бортовым РЛС летательных аппаратов.

В ИРИ проводятся работы по модернизации имеющихся средств и систем ПВО страны. Они направлены в основном на повышение мобильности и помехозащищенности ЗРК, продление жизненного цикла зенитных ракет, внедрение пассивных средств обнаружения и сопровождения целей.

В войсках ПВО Ирана проводится интенсивная боевая подготовка. Регулярно проходят учения, как самостоятельные, так и с участием других видов вооруженных сил. В ходе учебно-боевых мероприятий, в частности, отрабатываются вопросы отражения массированного воздушного нападения на ИРИ и на отдельные важные стратегические объекты. В рамках учений проводятся испытания новых видов вооружения, включая ЗРК, РЛС, средства РЭБ.

В целом современное количественное и качественное состояние ПВО Ирана позволяет решать лишь ограниченный круг задач по прикрытию отдельных административно-политических и экономических объектов, группировок войск. Войска ПВО в большинстве случаев не смогут эффективно противодействовать современным средствам воздушного нападения, особенно в случае их массированного применения, и устойчиво действовать в сложной радиоэлектронной обстановке. В то же время в последние годы в войска поступает все большее число новых образцов вооружений.

33.15MB | MySQL:68 | 0,861sec