Выборы в Турции и политические и экономические отношений с Ираном

24 июня в Турции пройдут досрочные  президентские и парламентские выборы. По всей вероятности основная борьба развернется между действующим президентом Реджепом Тайипом  Эрдоганом и лидером оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Мухарремом Индже.

Президентские выборы в Турции важны для Ирана с нескольких точек зрения. Не действует ли наперекор интересам Ирана переизбрание Эрдогана на пост президента? Какое влияние будет иметь переизбрание Эрдогана на региональные процессы, в которых  участвует  Ирана?

Следует отметить, что 10 лет тому назад Иран по другому относился к политической деятельности  Эрдогана,  а сейчас имеет совсем другое мнение.

Со времени Исламской революции, у Ирана и Турции сложились относительно добрососедские, нормальные отношения , а 2002-2010 года,  был самым благоприятным периодом для развития двусторонних экономических отношений. Однако в 2010 году, в турецко-иранских отношениях возникла напряженность из-за сирийского конфликта и отношений между Турцией и НАТО.

Несмотря на разногласия относительно ряда региональных проблем, в период правления президента ИРИ Х. Роухани в двусторонних отношениях наблюдается положительная динамика. 9 июня 2014 года президент Ирана после 18-летнего перерыва посетил Турцию. В последний раз в 1996 году бывший президент ИРИ Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани посетил Турцию. Визиты других президентов Ирана Мохаммада Хатами и Махмуда Ахмадинежада, были отменены по разным причинам.

За последние два года,  эти две конкурирующие страны Ближнего Востока, оставив в стороне разногласия, вместе с Россией принимают участие в мирных переговорах посвященных установлению стабильности в Сирии, Анкара и Тегеран также выразили одинаковую позицию по Иракскому Курдистану.

Курдский фактор в ирано-турецких отношениях занимает особое место. Данный вопрос занимает важнейшее место в повестке внешней политики Турции, Ирака, Сирии и Ирана, который непосредственно связан с сохранением территориальной целостности этих стран.

Периодически Анкара и Тегеран обвиняют друг друга в спекуляции курдским фактором и во вмешательстве во внутренние дела государства, однако в ситуации всеобщей опасности – они сотрудничают.

Так случилось также и во время референдума о независимости Иракского Курдистана. 15 августа 2017 г.  начальник Генштаба ВС ИРИ Мохаммад Багери посетил Турцию. Это был первый после Исламской революции визит высокопоставленного иранского военногов соседнюю страну. В ходе визита генерала Багери в Турцию были обсуждены следующие вопросы:

Референдум о независимости Иракского Курдистана

Борьба против терроризма, сирийские события

Региональная безопасность

Расширение сотрудничества в области обороны

«Иран и Турция имеют близкую позицию по курдскому вопросу. Референдум по Иракскому Курдистану неприемлем для обеих стран», — подчеркнул на встрече с начальником Генштаба турецкой армии Хулуси Акаром  начальник Генштаба ВС ИРИ Мохаммад Багери.

Сразу после встречи начальников генштабов ВС Ирана и Турции, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Тегеран, чтобы прояснить позицию Ирана по региональным вопросам. На встрече спрезидентом Ирана Хасаном Роухани Эрдоган заявил: «Иран и Турция не признают референдум, проведенный в Иракском Курдистане, у Анкары, Багдада и Тегерана есть общая позиция по этому вопросу».

Что касается позиций Ирана и Турции по сирийской проблеме, то если на первом этапе противостояния стороны имели серьезные разногласия, то в течение последнего года обе страны в трехстороннем формате с участием России эффективно сотрудничают в рамках переговоров в Астане.

Сохранение территориальной целостности Сирии имеет большое значение для Ирана, следовательно, любым действиям со стороны Турции, противоречащим иранским государственным интересам, Иран выражает свое несогласие.

Относительно начала военных действий в Африне со стороны Турции в январе 2018 года пресс-секретарь МИД Ирана заявил: «Мы настоятельно призываем Турцию пересмотреть военные операции в Сирии. Действия Турции в Африне могут способствовать дестабилизации ситуации в регионе и активизации террористов. Если у Турции есть опасения по вопросу Сирии, то они должны обсуждаться в Астане».

После жесткой реакции МИД Ирана министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу 7 февраля совершил незапланированный визит в Иран. На встрече с президентом Роухани Чавушоглу заверил: «Действия, начатые Анкарой в Сирии, являются временными, и у Турции нет амбиций относительно территории Сирии».

Как мы отметили выше,  Иран и Турция имеют близкую позицию по принципиальным для Ирана вопросам, Иракскому Курдистану и Сирии. На этом этапе для Ирана было более важно какую позицию будет занимать Турция относительно решения Соединенных  Штатов выйти  из  ядерного соглашения.

Реджеп Тайип Эрдоган, в телефонном разговоре с президентом Ирана Хасаном Роухани, коснувшись решения США, сказал: «Турция считает это решение Соединенных Штатов неправильным и официально заявляет, что не принимает это решение. Главной проигравшей стороной в этом вопросе будут Соединенные Штаты. Переговоры по поддержанию ядерного согласия важны для стабильности и безопасности в регионе, и Турция может продемонстрировать свою поддержку в этом вопросе».

Что касается экономических отношений между Ираном и Турцией то несмотря на разногласия между Ираном и Турцией по региональным и ряду других вопросов, торговые отношения между двумя странами в целом динамично развиваются.

Турция является четвертым внешнеторговым партнером Ирана. Обе страны поставили перед собой цель увеличить двусторонний товарооборот до 30 млрд долларов. В 2012 году был зафиксирован рекордный показатель, торговый оборот составил 22 млрд долларов после чего последовало постепенное снижение и в 2014 году он составил 15 млрд долларов, а в 2016 году — 11 млрд долларов.

2017 году торговый оборот между Ираном и Турцией также составил около 11 млрд долларов. Экспорт из Турции в Иран составил 3, а из  Ирана в Турцию  около 8 млрд долларов.

В январе 2015 года вступило в силу двустороннее «Соглашение о выгодном торговом режиме», согласно которому Турция имеет возможность экспортировать 125 видов товаров в режим льготной торговли, а Иран — 140. Согласно договоренности, достигнутой между сторонами, в ближайшем будущем доля каждой страны увеличится на 60 позиций.

Некоторые официальные лица и эксперты Ирана имеют предвзятоеотношение к  предпочтительному режиму торговли между Ираном и Турцией. В частности, заместитель министра торговли, промышленности и шахт ИРИ Моджтаба Хосротадж, комментируя, вышеупомянутое соглашение заявил: «Если бы у меня было полномочие принимать решение, то я бы не стал подписывать с Турцией «Соглашение о выгодном торговом режиме», согласно которому Иран экспортирует сельскохозяйственную продукцию в Турцию и вместо этого импортирует промышленные товары, что наносит ущерб отечественным производителям, в частности легкой промышленности (одежда)».

В экономической сфере экспорт газа играет важную роль в сотрудничестве между Ираном и Турцией. Крупнейшим покупателем иранского газа является Турция, ИРИ сотрудничает  с Арменией в формате «газа взамен на электричество», а с  Азербайджаном — в режиме своп.

Начиная с 2002-года Иран в день в среднем экспортирует 26 млн куб. газа в Турцию. За последние годы Анкара на официальном уровне неоднократно жаловалась на то, что ИРИ предлагает газ по высоким тарифам – 1000 куб. м. газа за 490 долларов, и указывала, что покупает газ у России за 425 долларов, а у Азербайджана – за 335 долларов.

Уже на протяжении длительного времени, Иран и Турция спорят вокруг тарифов на газ. В связи с высокими ценами на иранский газ Турция представила жалобу против Ирана в Международный арбитражный суд.

В Иране  официальные лица регулярно говорят об их намерениях  экспортировать иранский газ в Европу через Турцию. Информационное агентство IRNA недавно опубликовало статью, в которой говорится, что Иран модернизирует и строит новую инфраструктуру в северо-западных и западных регионах страны для доставки иранского газа в Европу.

Однако, на наш взгляд, есть по крайней мере два фактора, которые снижают вероятность  доставки  иранского газа в Европу через Турцию.

  1. Между двумя странами существует взаимное недоверие, есть разногласия по поводу цены на газ, и регулярные судебные  споры продолжаются.
  2. Трубопровод, который проходит от Ирана до Турции, регулярно подрывается на территории Турции.

В этом контексте информационное агентство Tasnim, находящееся под контролем Корпуса стражей исламской революции (КСИР), недавно опубликовало статью под заголовком «Иран передает России газовый рынок Турции», где автор статьи коснулся темы сотрудничества России и Турции в газовой сфере и отметил: «26 мая Россия и Турция подписали соглашение о строительстве газопровода «Турецкий поток» для транзита газа в страны-члены ЕС. После полной эксплуатации этого газопровода Иран потеряет свои позиции на турецком газовом рынке».

Таким образом, можно констатировать, что в нынешних условиях и иранская и турецкая стороны пытаются строить двусторонние отношения на основе сотрудничества, а не противоречий, придавая большое значение углублению экономических связей.

Что касается перспективы отношений между Турцией и Ираном после президентских выборов, то посол Турции в Иране Реза Хакан Текин так их прокомментировал: «Если кандидаты не смогут собрать более 50 процентов голосов на предстоящих президентских выборах в Турции, то будет проведен второй тур. Что касается Ирана, то все стороны, участвующие в выборах, подчеркивают важность развития  отношений с Ираном. Я убежден, что результаты выборов не будут негативно влиять на турецко-иранские отношения».

Кандидат в президенты Турции от НРП Мухаррем Индже в интервью иранскому агентству Mehr, ссылаясь на внешнюю политику Турции, сказал: «Мы готовы установить тесные отношения со всеми нашими соседями, с этой точки зрения  занимают важное место занимают Иран, Ирак и Сирия. Мы считаем, что развитие  соседних стран исходит из интересов Турции».

Касаясь перспективы турецко-иранских отношений после выборов в Турции, следует отметить, что, на наш взгляд, в основном это связано не с личностью президента, а с геополитической ситуацией, в условиях которой Турция развивает свою политику в отношении Ирана. Как мы уже отметили выше, 10 лет тому назад Иран по другому относился к деятельности президента Р.Т. Эрдогана, а сейчас имеет совсем другое мнение.

На этом этапе антииранских санкций, диктующей стороной в двусторонних отношениях будет Анкара. В этом смысле Иран попытается свести к минимуму разногласия с Турцией по региональным вопросам, пытаясь получить экономические выгоды от Анкары. Более того, принимая во внимание политику Эрдогана в отношении Израиля и Соединенных Штатов, следует отметить, что его переизбрание будет более приемлемым для Ирана.

Что касается Индже, то с идеологической стороны для Ирана Эрдоган со своими происламскими взглядами является более приемлемым, чем последователь кемализма Индже, тем более, что лидеры Исламской Республики Иран имеют мягко говоря негативное отношение к Кемалю Ататюрку и никогда не посещали его мавзолей, когда бывали в Анкаре.

 

Источники:

https://www.farsnews.com/news/13961116000649/

https://www.isna.ir/news/96071004885/

http://president.ir/fa/101040

https://www.isna.ir/news/96071206560/

https://www.tasnimnews.com/fa/news/1396/12/02/1662517/

https://www.isna.ir/news/96112614971/

https://bit.ly/2yx36WI

http://www.president.ir/fa/104293

https://www.mehrnews.com/news/4032758/

https://www.isna.ir/news/96080905317/

https://www.tasnimnews.com/fa/news/1397/03/07/1737059/

http://www.irna.ir/fa/News/82947794

https://www.mehrnews.com/news/4328079/

40.57MB | MySQL:87 | 0,888sec