О возможностях экономического сотрудничества между Израилем и странами Персидского залива

Разрешение властей  Саудовской Аравии индийской авиакомпании Air India совершать полеты пассажирских самолетов в Израиль через свое воздушное пространство открыло окно возможностей для реализации огромного экономического потенциала между Израилем и Саудовской Аравией, а также партнерами по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) – Объединенными Арабскими Эмиратами, Кувейтом, Катаром, Бахрейном и Оманом. Так считает Ицхак Галь, эксперт Центра ближневосточных и африканских исследований им. Моше Даяна Тель-Авивского университета[i]. Региональная система находится в  непрерывном процессе расширения и углубления экономического сотрудничества в сфере торговли, транспортной инфраструктуры, энергетики, рынков труда и т.д.  Многие страны региона получили выгоду от экономической интеграции в региональную систему. Для некоторых из них – Иордании и ОАЭ – это стало фундаментальной основой их экономического развития.

В отличие от них, израильская экономика функционирует по принципу экономического острова. Экономические связи с соседними странами и в целом с региональной экономической системой незначительны, а их вклад в Израиль ограничен. Исследования, проведенные в последние годы, показывают, что интеграция в региональную экономическую систему должна стать новым и мощным механизмом роста для Израиля. Помимо большого веса экономики заливных стран в мировой экономике и международной торговле, рынок стран Персидского залива обладает значительным потенциалом для Израиля благодаря целому ряду важных географических и технологических преимуществ в таких особенно важных для экономик стран Персидского залива областях, как водные ресурсы, возобновляемые источники энергии и многие другие.

Устранение политических барьеров, которые в настоящее время препятствуют реализации экономического потенциала, сделает блок стран Персидского залива одним из важнейших экономических партнеров Израиля. Это создаст израильский экспортный рынок, близкий по объему израильскому экспорту в Европу; станет источником крупных инвестиций в израильскую экономику; послужит основой для сотрудничества в сфере транспортного обеспечения, что превратит Израиль в важный перекресток международной торговли и сопутствующих услуг, а также в области водной и энергетической инфраструктуры и многого другого. Государства Персидского залива обладают потенциалом для израильского экспортного рынка, который основан на сочетании размера этого рынка, структуры израильского экспорта и потребностей рынков Персидского залива в импорте – в основном в передовых технологических продуктах и услугах.

Десятилетие очень быстрого экономического роста (2000 – 2014 гг.) сделало регион Персидского залива важным фактором в мировой экономике. Этот экономический рост был основан на их нефтяном богатстве и повышении цен на нефть в течение данного периода. Однако большая часть прироста ВВП была отнесена к «не нефтяным» секторам этих экономик. Общий реальный темп роста не связанных с нефтедобычей секторов экономики шести государств Персидского залива составлял около 6% в год в период между 2000 и 2014 годами. Эти цифры отражают комплексное развитие производства, строительства, туризма, международной и региональной торговли, транспорта, финансового сектора, инфраструктуры (электричество, опреснение воды) и социальных услуг (здравоохранения, образования и т.д.). В 2014 году не связанные с нефтью сектора обеспечили около двух третей ВВП шести государств Персидского залива.

Падение цен на нефть, начиная с середины 2014 года, застопорило стремительный экономический рост стран Персидского залива. Однако значительный вес не связанной с нефтью части этих экономик произвел стабилизирующий эффект. В Саудовской Аравии реальный темп роста ВВП в 2014 – 2016 годах составил от 2% до 4% в год (данные МВФ). Поддерживается также устойчивое развитие в ОАЭ. Общий темп роста ВВП составил 3% – 4% годовых в 2014 – 2016 годах, а рост в государствах Персидского залива в целом оставался стабильным: в среднем 3% – 4% в год. Для сравнения, во всех странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), экономической международной организации развитых стран, ежегодный рост составил 2%.

Быстрый экономический рост сделал импортный рынок стран ССАГПЗ одним из самых важных в мире. Импорт товаров и услуг в странах этого региона за последние 20 лет увеличился в шесть раз, достигнув в общей сложности около 750 млрд долларов США, что превышает крупные рынки, такие как Индия или Южная Корея, в восемь раз превышает импорт (или экспорт) Израиля и лишь немногим уступает общему объему импорта товаров и услуг Японии, четвертого по величине мирового импортного рынка.

Увеличение импорта в государствах Персидского залива является частью комплексного развития в области межарабской торговли, которую возглавляют страны залива.

Так, Агадирское соглашение о свободной торговле (GAFTA) заключенное в 2004 году Иорданией, Египтом, Тунисом и Марокко, к которым затем присоединились и страны Персидского залива, и Соглашение о свободной торговле ССАГПЗ – два соглашения, которые наряду с регуляторами торговли в разных странах, устранили таможенные барьеры и значительно сократили нетарифные барьеры между основными арабскими торговыми партнерами. Фактически, арабский мир стал своего рода общим рынком, особенно в рамках ССАГПЗ, а также между его членами и остальной частью арабского мира. Несколько арабских стран, особенно Объединенные Арабские Эмираты и Иордания, эффективно использовали эти соглашения для своего экономического развития.

Большая и расширяющаяся система зон свободной торговли (ЗСТ) служит платформой для значительной части межарабской, трансатлантической и международной торговли через регион. Наиболее важные части этой системы развились в ОАЭ, где в настоящее время существует 50 ЗСТ, и в Иордании, где также имеется много зон свободной торговли (хотя они намного меньше, чем в ОАЭ). Самые значимые ЗСТ возникли вблизи крупных портов или на наземных транспортных узлах, («наземные порты»), и стали ведущими центрами торговли, промышленности, логистики и бизнеса. Наиболее ярким примером является ЗСТ «Джебель-Али» на территории эмирата Дубай. Эта крупнейшая в мире искусственная глубоководная гавань была построена вблизи главного порта Дубая (Порт Джебель Али) и стала самой крупной ЗСТ на Ближнем Востоке и в мире.

Упомянутые выше соглашения способствовали еще одному процессу – созданию крупной и обширной сети сотен крупных арабских коммерческих компаний, к имеющимся тысячам средних и малых арабских компаний, деятельность которых распространяется на весь арабский мир, особенно государства Персидского залива.

Эти тенденции также отражаются при сравнениях в международных масштабах. Например, ОАЭ заняли 10-е место в 2017 году среди 10 ведущих стран в ежегодном рейтинге глобальной конкурентоспособности (The IMD World Competitiveness Ranking), в то время как Катар был помещен на 17-е место, а Израиль – на 22-е место.

Другие страны региона показали, что этот огромный потенциал рынков Персидского залива может быть реализован в условиях стабильных политических отношений и экономических выгод. ОАЭ эффективно использовали порты, свободную торговлю, банковские и бизнес-системы, которые они выстроили, а также действенные системы регулирования, и стали региональным торговым центром. Турция и Иордания также являются яркими примерами стран, которые увидели и реализовали этот потенциал.

Турция задействовала свои производственные возможности и географическую близость и сумела значительно увеличить свой экспорт на рынки Персидского залива, а также на соседний иракский рынок, особенно в Курдистан. В результате арабский рынок стал самым важным экспортным рынком для Турции, после европейского.

Для Иордании экспорт в страны Персидского залива стал экономическим фундаментом. Амман сумел воспользоваться своим соглашением о свободной торговле, географической близостью и другими связями с ССАГПЗ, чтобы выстроить прочную торговую инфраструктуру, которая позволила Иордании в четыре раза увеличить экспорт товаров и услуг в страны Персидского залива. Увеличение экспорта в заливные страны является основной составляющей роста иорданского экспорта – товаров и услуг – от 3 млрд долларов в 2000 году до 12-13 млрд долларов в год до 2010 года. Увеличение объемов иорданского экспорта стало драйвером стремительного экономического роста траны в 2000-х гг. (ежегодный рост около 6%). Снижение оборотов этого двигателя роста в текущем десятилетии вылилось в резкое снижение годовых темпов роста. В то же время, отношения с Заливом – крупнейший экспорт в сочетании с денежными переводами иорданских рабочих из Персидского залива на родину и сравнительно большими объемами инвестициям – по-прежнему являются краеугольным камнем экономической стабильности Иордании.

Приведенные данные свидетельствуют о нереализованном потенциале и значительных экономических выгодах для Израиля. Увеличение темпов роста ВВП Израиля на 2% в год в течение десятилетия означает многолетний прирост от 5 до 6% в год (вместо 3-4%). При расчете на душу населения – это означает удвоение темпов роста ВВП на душу населения с ежегодного уровня в 1%-2% до 3%-4%. Такой прирост сделает ВВП на душу населения в Израиле более 50 000 долларов в год в течение десятилетия (в ценах 2014 года). Тем самым Израиль попадет в группу 15 самых богатых стран мира. Новой движущей силой, которая позволит достичь этих показателей, является ежегодный прирост в 45-50 млрд долларов за счет израильского экспорта товаров и услуг в течение 10 лет, что означает увеличение текущих объемов израильского экспорта на 50% и превращение арабского рынка в самый важный рынок Израиля наряду с европейским.

Страны Персидского залива, особенно Саудовская Аравия, геополитически и экономически заинтересованы в развитии отношений с Израилем. На геополитическом уровне это поможет нейтрализовать или снизить риски, связанные с израильско-палестинским конфликтом, и укрепить общую заинтересованность в противостоянии иранской угрозе – как угрозе региональной стабильности, так и рискам для их внутренней стабильности. Сохранение стабильности имеет значение, особенно для Саудовской Аравии, для предотвращения внешнего и внутреннего давления, которое может подорвать сложные процессы далеко идущих экономических и социальных реформ, необходимых для решения сложных фундаментальных проблем королевства. Страны Персидского залива также признают, что научные, технологические, предпринимательские и другие преимущества Израиля могут стать важным вкладом в процессы экономических преобразований, лежащих в основе их экономической стратегии и всего арабского мира. Это особенно актуально для решения важнейших проблем региона – воды, возобновляемых источников энергии и перехода от нефтезависимой к диверсифицированной экономике.

Полное или частичное снятие политических барьеров для реализации имеющегося потенциала зависит от урегулирования израильско-палестинского конфликта или значительного прогресса в этом направлении. Тот факт, что Саудовская Аравия разрешила иностранной компании совершать полеты в Израиль над своей территорией, является первым явным признаком готовности Эр-Рияда двигаться медленно и осторожно в направлении более значительного экономического сотрудничества с Иерусалимом.

[i]               Полеты в Индию через воздушное пространство Саудовской Аравии – потенциал экономических связей между Израилем и странами Залива // Центр ближневосточных и африканских исследований им. Моше Даяна URL: https://dayan.org/content/טיסה-להודו-דרך-שמי-סעודיה-פוטנציאל-הקשרים-הכלכליים-בין-ישראל-למדינות-המפרץ

43.9MB | MySQL:92 | 1,135sec