Подаст ли в отставку правительство Х.Роухани из-за роста экономических трудностей в Иране

С апреля Иран охвачен глубоким экономическим кризисом, усугубившимся после выхода США из СВПД  и  угрозы возвращения экономических санкций. На ухудшение экономической ситуации в Иране влияет целый ряд факторов. Во-первых, проблемы, связанные с возвращением санкций и отказом ряд импортеров иранской нефти от продолжения ее закупок. 1 июня индийская компания Reliiance Industries, являющаяся владельцем одного из самых больших в мире нефтеперерабатывающих комплексов и главным импортером иранской нефти в Индии, объявила о том, что прекращает импорт нефти из ИРИ в ноябре 2018 года. В апреле с.г. Индия импортировала из Ирана 640 тыс. баррелей нефти в день, что составляло 25% иранского экспорта «черного золота». 28 мая 2018 года в Нью-Дели с официальным визитом побывал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Главной целью его визита было добиться гарантий того, чтобы индийская сторона не сокращала импорт иранской нефти. В то же время ряд крупных индийских нефтетрейдеров уже отказались от импорта иранской нефти либо сильно его сократили. существует реальная опасность, что уже летом закупки иранской нефти индийскими компаниями сократятся на 15-20%. В марте 2018 года агентство Reuters сообщило о  том, что Япония (четвертый по величине импортер иранской нефти)  прекратила закупки «черного золота» из ИРИ. В марте 2018 года экспорт нефти из Ирана по сравнению с мартом прошлого года снизился на 26% и демонстрировал снижение на 21% по сравнению с февралем 2018 года. В этих условиях для Ирана необходимо сохранение нынешнего высокого уровня цен на нефть. Отсюда становится понятным, почему в Иране так болезненно восприняли консолидированное  решение России и Саудовской Аравии о повышении нефтедобычи в 3 квартале 2018 года на 1,5 млн баррелей в день.

Второй причиной иранского экономического кризиса являются старые структурные проблемы экономики ИРИ, усугубляющиеся неэффективным управлением, бюрократией и коррупцией. Примером может являться откровенно провальная политика Центробанка Ирана по введению единого обменного курса валюты. В сентябре 2017 года обменный курс доллара к риалу составлял 1:36000. За последующие шесть месяцев он упал до 50 тысяч риалов за доллар. Однако главное драматическое падение состоялось в конце марта-начале апреля. Курс упал с 50 тысяч риалов за доллар 26 марта до 60 тысяч 9 апреля. В то же самое время Центробанк ИРИ установил единый обменный курс доллара к риалу в масштабе 1:42000. Напомним, что до сего времени в Иране существовало два, а в санкционный период даже три обменных курса. Официальный курс предназначался для государства и крупных госкомпаний. Промежуточный – для частных компаний и фирм, ведущих внешнеэкономическую деятельность, и наконец третий (наиболее высокий) для физических лиц. Новые правила, разработанные ЦБ, подразумевают введение единого курса в 42 тысячи риалов за доллар. Совершенно понятно, что выдержать такой курс нереально в нынешней ситуации.

К настоящему времени курс риала упал еще больше. В настоящее время на черном рынке он составляет 79 тысяч риалов за доллар. Исходя из этого, Центробанком ИРИ было найдено «Соломоново решение», благодаря которому в стране существуют не три как ранее, а четыре обменных курса. Помимо официального курса в 42 тысячи риалов за доллар существует еще более льготный курс в 38000 риалов для импортеров, закупающих жизненно необходимые, субсидируемые товары (продовольствие и некоторые виды оборудования). Существует также «промежуточный» курс в 60 тысяч риалов, по которому продают валютную выручку экспортеры ненефтяных товаров. Наконец, ЦБ фактически узаконил курс черного рынка, предоставив лицензии обменникам, так как понятно, что по официальному курсу никто доллары физическим лицам продавать бы не стал. Одной из мер, которые предложил кабинет министров для того, чтобы исправить ситуацию, стал запрет на импорт 1300 «несущественных» товаров, включая автомобили-иномарки.

Резкое ухудшение экономической ситуации и колебания на валютном рынке уже вызвали 25 июня забастовку торговцев на крупнейшем рынке Тегерана Гранд-Базаре. Начавшие стачку коммерсанты собрались около здания Меджлиса, чтобы заявить о своем недовольстве. Отметим, что это свидетельствует об очень тревожной тенденции. Мелкие предприниматели (бозори) составляют основу иранского среднего класса. В 1978-1979 годах с подобных забастовок в Иране началась Исламская революция. Позже состоялись также акции протеста в Хузестане, где в феврале 2017 года уже происходили выступления населения, недовольного экологическими проблемами и отсутствием доступа к чистой питьевой воде.

В этих условиях активизировалось наступление консервативных кругов на президента Хасана Роухани и его команду. При этом целью данных действий является уже не ослабление позиций команды Роухани, а отставка президента.  В этой связи необходимо вспомнить социальные протесты в ИРИ в начале января с.г. Эти протесты во многом носили стихийный характер, но начались они в Мешхеде, цитадели иранских консерваторов, где главную роль играют исламский проповедник пятничной мечети Ахмад Алам оль-Хода и его зять Эбрахим Раиси, бывший кандидатом от консервативных сил на президентских выборах 2017 года. Интересно, что 1 января консервативно настроенные студенты одного из иранских университетов направили Хасану Роухани петицию об отставке, мотивируя это тем, что правительство не смогло решить проблему безработицы в стране и не справилось с растущим разрывом в уровне доходов между разными слоями иранцев. Позже эти протесты вышли из-под контроля и вызвали беспокойство всех представителей иранской элиты, но первоначально они инспирировались консерваторами.

13 февраля консервативно настроенный профессор Тегеранского университета Эбрахим Файяз сделал прогноз о том, что «правительство Роухани не доживет до окончания своего срока в 2021 году». По его словам, «Правительство дезориентировано и находится в упадке. В интересах безопасности страны и ее народа, если президент уйдет в отставку как можно скорее». Усилия противников Роухани активизировались после того как 8 мая президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из СВПД. 100 консервативно настроенных депутатов Меджлиса начали сбор подписей за импичмент Роухани. Как известно первоначально Роухани и Зариф выбрали тактику игры на противоречиях между США и их европейскими союзниками в надежде, что Евросоюз сможет защитить интересы ИРИ. Консервативный канал в Telegram Ammar Cyberspace Base в этой связи отметил, что правительство в ходе бесконечных уступок во время переговоров по ИЯП разрушило научный и промышленный потенциал страны в области ядерной энергетики, но так и не поняло, что западные партнеры ненадежны и не вызывают доверия. 15 июня консервативно настроенный аятолла Абдул Карим Абедини, пятничный проповедник в мечети Казвина, не называя Хасана Роухани по имени, предрек ему судьбу опального президента Абульхасана Банисадра. А.Банисадр был первым президентом ИРИ. Он был отправлен Меджлисом в отставку в июле 1981 года на фоне его разногласий с Имамом Хомейни и слухов о его связях с оппозиционной организацтей «Моджахеддин-э-хальк». После этого он отправился в эмиграцию во Францию. «Мы молим Бога удалить от системы исламского правления тех, кто как Банисадр не имеет ни силы, ни смелости, ни авторитета, чтобы защитить кровь мучеников, погибших во имя революции», — отметил Абедини. В то же время историк Кямран Газанфар опубликовал в интернете книгу, в которой обвиняет нынешнего президента ИРИ в сотрудничестве с шахской спецслужбой.

Отвечая на возрастающую критику, президент Хасан Роухани решил консолидировать нацию перед лицом американского давления. 27 июня Роухани обратился со специальной речью с целью развеять слухи о своей отставке. Он, в частности, отметил: «Если кто-то думает, что администрация подаст в отставку, то он ошибается. Мы должны показать миру, что справляемся со своими трудностями и проблемами и не торгуем своей независимостью, не торгуем своей свободой и своей исламской системой». Роухани констатировал, что у Ирана есть три возможности. Первая состоит в том, чтобы подчиниться незаконным требованиям США и капитулировать. Вторая – в том, чтобы сопротивляться западному давлению, но при этом оставаться разделенными. В таком случае неминуемо поражение. Третья заключает в себе объединение всех политических сил перед лицом внешнего давления.

Таким образом, в иранской политической элите на фоне возвращения санкций и ухудшения социально-экономической ситуации в стране развернулась борьба за власть и за выбор дальнейшего политического курса. Значительная часть консерваторов, за которыми стоит влиятельный великий аятолла Мухаммед Таги Месбах Йазди, стремится к замене президента страны и его команды. В то же время верховный лидер ИРИ (рахбар) Али Хаменеи пока противится такому варианту и настроен сохранить Хасана Роухани в качестве президента. К этому его побуждают два фактора. Во-первых, рахбар не желает чрезмерного усиления консервативного лагеря. Во-вторых, в условиях внешнеполитического и экономического кризиса он придерживается тактики «коней на переправе не меняют», даже если это слабые и больные кони. Однако теперь возможности политического маневра для Роухани и его команды будут существенно ограничены.

51.26MB | MySQL:85 | 0,462sec