Об эффективности введения США антииранских санкций

США, вводя санкции в отношении других стран и их компаний за торговлю с Ираном, не намерены делать никаких исключений. Об этом заявил в понедельник на специальном брифинге для журналистов директор отдела политического планирования Госдепартамента Брайан Хук. «Мы не собираемся делать исключения или выдавать лицензии, потому что это значительно понизит давление на Иран, а мы сейчас проводим кампанию по усилению давления. Мы считаем, что такое давление сыграет решающую роль в достижении наших целей по обеспечению национальной безопасности», — отметил он. Репортеры поинтересовались у Хука, с какими последствиями могут столкнуться Индия и Турция, которые дали ясно понять, что продолжат закупать у Ирана нефть. «Мы готовы работать на индивидуальной основе со странами, которые сокращают импорт [иранской нефти], но, как и в случае с другими санкциями, мы не намерены делать исключения или выдавать лицензии», — сказал Хук. Он уклонился от ответа на вопрос, какие государства уже согласились прекратить закупки иранской нефти. По словам Хука, Вашингтон нацелен на то, чтобы с помощью энергетических санкций сократить «до нуля» доходы, получаемые Тегераном от продажи нефти.  Президент США Дональд Трамп 8 мая объявил о выходе Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — сделки, которая была заключена в 2015 году и ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену соответствующих санкций Совета Безопасности ООН и односторонних ограничительных мер, введенных США и ЕС. Он обещал не только вернуть в течение 90-180 дней старые, но и ввести новые ограничительные меры. Как напомнил Хук, санкции, затрагивающие энергетический сектор Ирана, «будут возобновлены 4 ноября». В настоящее время основными импортерами иранской нефти являются Китай, Япония, Южная Корея, Индия и ЕС. В 2016 году на долю Китая, Индии, Южной Кореи и Японии приходилось 85% экспорта иранской нефти, остальные 25% закупили европейцы. Некоторые из этих стран в преддверии возобновления санкций уже начали сокращать закупки иранской нефти. Так, объем импорта в Южную Корею снизился в марте 2018 года на 40% по сравнению с прошлым годом. Французская нефтегазовая компания «Тоталь» заявила, что не сможет довести до конца свой большой газовый проект в Иране, если только США не сделают для нее исключение.  США разворачивают кампанию максимального экономического и дипломатического давления на Иран. Об этом заявил в понедельник на специальном брифинге для журналистов Брайан Хук. «Ключевая часть нашей стратегии — это кампания оказания максимального экономического и дипломатического давления», — отметил сотрудник внешнеполитического ведомства США, рассказывая о планах ужесточения американских санкций в отношении Ирана в свете решения выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который нацелен на урегулирование кризиса вокруг ядерных разработок Тегерана. Как напомнил Хук, «первая часть» американских санкций в отношении Ирана будет восстановлена 6 августа. Эти ограничительные меры охватят автомобилестроительный сектор Ирана и куплю-продажу золота «и других ключевых металлов», уточнил дипломат. «Наши оставшиеся санкции вступят в силу 4 ноября. Эти санкции будут затрагивать энергетическую отрасль Ирана, сделки, относящиеся к нефти, а также транзакции с центральным банком Ирана», — заявил Хук. Наконец, он обещал, что США будут активно принимать меры, добиваясь «блокирования активов Ирана за рубежом», лишения властей  Исламской Республики доступа к принадлежащей им твердой валюте. При этом отметим, что французская компания «Рено» уже отказалось уходить с иранского рынка, как и целый ряд не очень крупных европейских банков. При этом, именно через них идет большая часть расчетов с ЕС и другими иностранными партнерами.   Пока отметим следующее. На сегодня усилия американцев приносят половинчатые результаты с точки зрения формирования единого блока. Этого согласия нет ни у европейцев, ни у азиатских партнеров Ирана. Уход части европейских компаний, которые в основном имеют серьезных американских акционеров, пока не дают США четкой гарантии того, что европейцы или азиаты прекратят экспорт иранской нефти. Собственно, по оценкам экспертов, пока это нереально: экспорт скорее всего сократится только наполовину.   В данном случае у США нет основного — ни желания ЕС и стран Азии останавливать  экспорт нефти из Ирана, ни зонтика ООН. Мы уже отмечали, что последнее обстоятельство станет тем самым препятствием, о которое Вашингтон обязательно споткнется. То, что не все ладится у США в рамках создания солидарной позиции   по иранскому досье в общем-то объясняется еще и тем фактом, что в данном случае СВПД — это только оселок. На этом эпизоде четко должно отразится тенденция развития мировой экономики и политики на среднесрочную перспективу. Американцы сами осложнили себе жизнь, поскольку они уверовали в собственную силу доллара и решили идти в наступление на всех фронтах торговой войны. То есть, одновременно против России, Ирана, ЕС и Китая путем наложения  санкций и введения запретительных пошлин. И это должно найти соответствующий отклик и реакцию в обязательном порядке. Просто в силу того, что никто из международных игроков не готов терпеть монополию одной страны в ущерб своим экономическим интересам. И собственно осознание более трезвых политиков в администрации США (а это в первую очередь тот же Дж.Болтон) пагубности войны против всех одновременно и вызвало сейчас подготовку российско-американского саммита. Это тактика, поскольку никто дружить с Москвой серьезно не собирается. Есть необходимость убедить Москву отказаться от своповых сделок  по нефти с Ираном, как первый шаг, необходимый сейчас. Эти сделки символичны в общем объеме продаж, но это первый шаг к созданию раскола не только в нынешнем российско-иранском региональном альянсе, но и в  складывающей общемировой оппозиции агрессивных действий США в экономике. Одновременно с этим идет обработка остальных стран. В этой связи Б.Хук подчеркнул, что Госдепартамент США и американское Министерство финансов создали «совместные команды» должностных лиц высокого ранга из обоих этих ведомств, направляемых в различные страны с целью убедить их руководство присоединиться к Вашингтону в оказании максимального давления на Тегеран. Такие командировки начались 4 июня и американские эмиссары нанесли к настоящему времени визиты в 13 государств «в Европе и Восточной Азии», пояснил Хук. По его словам, в ходе таких визитов американские официальные лица объяснили принимающей стороне весь масштаб восстанавливаемых Вашингтоном санкций в отношении Тегерана «и предупредили правительства и частный сектор о рисках, с которыми сопряжено продолжение ведение дел с Ираном». «В предстоящие дни [курирующая противодействие терроризму и финансовую разведку] заместитель министра финансов США Сигал Манделкер и я возглавим делегацию, которая отправится в зону [Персидского] залива, поскольку наши глобальные дипломатические усилия продолжаются <…> Наконец, в конце текущей недели я поеду в Европу на встречи с политическими директорами Германии, Франции и Великобритании и мы продолжим чрезвычайно тесные консультации с европейцами. Госсекретарь [США Майкл Помпео тоже] поддерживает регулярный контакт с коллегами из европейской тройки, правительствами по всему миру, чтобы обсуждать путь вперед в отношении Ирана. И это будет продолжаться в предстоящие недели», — сообщил дипломат. Пока он ничего не говорит об итогах этих встреч, и есть все основания полагать, что они далеко неоднозначны. Иначе бы просто не было бы большого смысла в такой активности.

В этой связи любопытно, что  оценки эффективности своих действий американская администрация основывает на аналитических докладах ряда аффилированных с Госдепом и ЦРУ частных фондов, которые базируются в основном на оценках ситуации с точки зрения иранских эмигрантских кругов. Одним из таковых является безусловно «Чатам Хаус». Приведем некоторые их оценки из конфиденциальных и широко не афишируемых записок.

  1. Стабильность иранского режима в настоящее время прочно базируется на национализме и чувстве опасности со стороны внешних врагов. Это поддерживает  внутреннюю  стабильность в стране, несмотря на частые и значительные протесты, радикальной смены режима или революции в обозримом будущем не произойдёт. Протесты носят чисто экономический характер, люди устали. Ситуация очень схожа с ситуацией в РФ в начале 1990-х. Вследствие денежной реформы большинство иранцев потеряло денежные накопления, уровень безработицы среди молодёжи около 40%, рабочие места ограничены. В стране двухзначная инфляция и большой дефицит промышленных товаров. Наше примечание — следует учитывать, что эти экономические волнения надо оценивать исключительно с точки зрения внутренней борьбы между двумя основными политическими фракциями а Иране — условно умеренными во главе с президентом Х.Роухани и «молодыми» ксировцами. Это далеко от смены идеологической парадигмы режима.
  2. Эти обе основные конкурирующие группы рассматривали ядерную сделку (СВПД) как средство решения накопившихся социальных и экономических проблем. При этом реформаторы не имеют достаточного политического веса. Выход США из СВПД рассматривается всеми политическими силами Ирана как сигнал со стороны администрации Трампа о необходимости пересмотреть ее условия и заключения новой редакции соглашения.  Поскольку США дали всем странам переходный период до ноября 2018 года для того, чтобы приостановить их сотрудничество и торговлю с Ираном, то сейчас иранское правительство предпринимает все усилия, чтобы создать запас товаров, необходимый для «выживания» в переходный период. Кроме того, Иран старается побудить ЕС не выходить из СВПД, создавая себе таким образом поле для манёвра после истечения переходного периода.
  3. Две основные конкурирующие силы во виранской политической элите по разному смотрят на перспективу заключения новой сделки на американских условиях. Консерваторы настроены переждать, пока в США не кристаллизуется новый баланс политических сил после промежуточных выборов в Когресс в ноябре. Они надеются, что президент Д.Трамп их проиграет, и в результате его самостоятельность во внешней политике будет сильно ограничена. В этой связи необходимо дождаться следующих президентских выборов и договариваться уже с новым президентом о новой версии СВПД. «Партия аятоллы Хаменеи» (духовенство) и правительство считает что договариваться надо сейчас. Наше примечание — сильно не уверены в таком расхождении точек зрения. При этом позиция правительства Ирана определяется позицией Хаменеи, а он четко дал понять, что сделка пересматриваться не будет.
  4. Есть все основания полагать, что США будут действовать крайне жестко, и санкции будут не только в отношении компаний, но и в отношении должностных лиц и бизнесменов лично. Поэтому, даже если ЕС, Китай, Индия и Пакистан (основные торговые партнеры Ирана) не выйдут из СВПД, то ведение бизнеса с Ираном будет крайне затруднено. Представитель США в ООН Ники Хейли во время визита в Индию пообещала президенту Н.Моди, что индийцы смогут продолжать участвовать в строительстве и эксплуатации портов в США, если они откажутся от закупок иранской нефти. Пакистан и Китай вряд ли будут следовать рекомендациям США на государственном уровне, однако степень завязанности их бизнеса на американский рынок даёт основания полагать, что компании из этих стран будет сокращать своё присутствие в Иране и/или вести дела через многочисленных посредников. Наше примечание — эта завязанность обоюдна. К тому же просто чисто физически невозможно заменить весь объем покупаемой нефти азиатскими странами одномоментно. Особенно на фоне кризиса в Венесуэле и Ливии. Даже несмотря на все попытки Вашингтон убедить Эр-Рияд увеличить объем добываемой нефти. Президент США Дональд Трамп заявил, что попросил Саудовскую Аравию увеличить добычу нефти до 2 млн баррелей, и получил согласие. Об этом Трамп написал в субботу в своем «Твиттере». «Только что провел переговоры с королем Сальманом [бен Абдель Азизом Аль Саудом] Саудовской Аравии и объяснил ему, что из-за беспорядков и нарушений в Иране и Венесуэле я прошу Саудовскую Аравию увеличить добычу нефти, возможно, до 2 млн баррелей, чтобы возместить разницу… <…> Он согласился!» — написал Трамп. Ранее агентство Bloomberg со ссылкой на источники сообщало, что Саудовская Аравия планирует нарастить добычу нефти в июле до рекордных 10,8 млн баррелей в сутки, стремясь увеличить экспорт и сдержать рост цен на сырье. Отметим два момента: во-первых, оговорку в твите Трампа о «возможно». Во-вторых, не все в данном случае зависит от КСА. И эта еще одна причина, почему США пошли на саммит с Россией.
  5. Сокращение мировой добычи нефти на 1 млн баррелей в день (немедленный эффект выхода США из СВПД) легко восполним. Однако, возможности ОПЕК+ до дальнейшему наращиванию добычи весьма ограничены, что будет сильно бить по американским потребителям. Сланцевая нефть не решение проблемы вследствие очень высокой ее себестоимости. Не исключено, что по истечении переходного периода стоимость галлона на американских заправочных станциях приблизится или превысит 4 доллара. Это будет дополнительным стимулом для администрации президента Трампа найти компромисс с Ираном по новому СВПД. На это рассчитывает аятолла Хаменеи и правительство Ирана. Наше примечание — такие оценки в части возможности замещения иранской нефти в общем совпадают с оценками основных нефтяных трейдеров. Страны ОПЕК и их 11 союзников, включая Россию, договорились на плановой встрече в июне о том, чтобы вернуть добычу на 100-процентное выполнение условий сделки по сокращению добычи. В мае уровень составит 150%, то есть участники сделки сократили добычу на 2,8 млн баррелей в сутки вместо 1,8 млн баррелей, как оговаривалось в соглашении. Квота самого ОПЕК в этом соглашении — 1,2 млн баррелей. Таким образом, совокупно все страны должны поднять добычу на 1 млн баррелей в сутки. Однако проблема заключается в том, что сделать это оперативно могут только 8 членов из 24, среди них Россия, Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Оман, Алжир. Свободными мощностями для наращивания добычи не обладают Иран, Ирак, из-за экономического кризиса этого не может сделать и Венесуэла. По данным агентства Shana, экспорт нефти Ирана в июле составил 2,61 млн баррелей в сутки. С начала иранского нового года (21 марта 2018 года) Иран в среднем экспортировал 2,1 млн баррелей в сутки.
  6. Любой новой редакции СВПД будет сильно противиться Израиль, для которого Иран представляет собой постоянную угрозу. Израиль считает, что в нынешних условиях эта угроза усилилась, поскольку теперь иранские войска и «Хизбалла» угрожают Израилю не только с ливанской территории, но и со стороны Сирии.
  7. Иран имеет очень долгосрочную региональную политику, основной целью которой является уход США из региона. Иран обеспокоен очевидным укреплением отношений в треугольнике Россия-Сирия-Израиль, но если для сохранения его влияния потребуется уйти из Сирии на несколько лет, Иран уйдёт так, чтобы вернуться. Причём необязательно в буквальном смысле. Иран ведёт политику «почкования», при который он надеется, что поддерживаемые им национальные шиитские организации на определенном этапе станут самостоятельными и создадут следующее поколение себе подобных, для которых Иран будет «добрым старшим братом». Поэтому, если для достижения своих целей Ирану нужно будет уйти из Сирии, он уйдёт, оставив там несколько групп, подобных ливанской «Хизбалле». Своё противостояние с Израилем Иран рассматривает как часть противостояния с США, несмотря на то, что Иран и Израиль являются естественными союзниками в борьбе против вахаббисткой Саудовской Аравии и воинствующего суннизма. Однако вследствие идеологии, принятой Исламской Республикой после революции 1979 года, такой союз является невозможным, пока, по крайней мере, жив аятолла А.Хаменеи. У него несколько лет назад обнаружили рак простаты, но пока видимо его удаётся купировать. С точки зрения внутренних процессов главное, чтобы Хаменеи не оставил себе явного наследника. Тогда возможны самые разные политические союзы и станет возможной либерализация, как в политике так и в религии и идеологии. Наше примечание — насчет соображений о союзе между Дамаском, Москвой и Израилем в ущерб Тегерану говорить не приходится. Это нормальная практика западных политологов и их «голубая мечта». Но ситуативный договор с Израилем в основном в отношении правил игры во время операции в Южной зоне деэскалации. Это совершенно не отменяет долгосрочный региональный альянс России, Сирии и Ирана. О совместной борьбе Израиля и Ирана против салафитской КСА можно говорить с точки зрения фантастики.
  8. У Ирана непростые отношения с РФ. Обе стороны научились сотрудничать там, где им выгодно, и соперничать там, где существуют расхождения. Отношения однако стабильные, но укрепление сирийско-российских отношений напрягает иранское руководство в связи с его подозрениями, что все участники конфликта в Сирии хотят выдавить Иран из страны. Наше примечание — опять желаемое выдается за действительное. Но отметим: это одна из целей нынешней тактики США и Запад по Сирии.
  9. Кроме того Иран активно стремится развивать отношения со странами Центральной Азии (Казахстаном, Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном). Он не чувствует от них угрозы и стремится там соперничать с Китаем и Россией. Особый интерес представляет Туркменистан, как возможный маршрут экспорта иранской нефти. Наше примечание — Иран и Индия сейчас строят нефтепровод из Ирана к порту Чабахар (сумма контракта 1 млрд долларов США), который Нью-Дели рассматривает как альтернативу китайско-пакистанскому Новому Шелковому пути. Это еще один момент, который заставляет Индию не отказываться от экспорта иранской нефти. В данном случае это вопрос регионального противостояния и конкуренции, и никакие предлагаемые индийцам проекты в США такие соображения не перевесят. В этой связи проект с Туркменистаном носит для Тегерана вторичный характер. Зачем усиливать своего конкурента в газовой сфере?
  10. Любая нефтяная компания, рассматривающая возможность разработки проектов в Иране, в первую очередь должна тщательнейшим образом проверять, с кем она имеет дело. Проникновение КСИР в бизнес очень глубокое. Поэтому при заключении сделок надо настаивать на максимально полном раскрытии заинтересованных, связанных и контролирующих лиц. Учитывая текущую ситуацию необходимо добиваться (даже путём шантажа) раскрытия всех таких лиц. Проблема в том, что санкции против Корпуса стражей исламской революции поддерживаются всеми (и ООН) и, в случае непрямого участия какого-нибудь старшего должностного лица КСИР в сделке, последствия для ее не иранских участников могут быть гораздо серьёзней, чем попадание в списки OFAC США. Иранцы хоть и будут торговаться отчаянно, но в конце концов раскроют все. Наше примечание — КСИР не находится под санкциями ООН и ЕС. В отношении ужесточения санкций в отношении этой структуры нет согласия даже в США. Власти США рассматривают возможность включения Корпуса стражей исламской революции (КСИР, элитная составляющая ВС Ирана — прим. ТАСС) в составляемый Госдепартаментом перечень иностранных террористических организаций. Об этом со ссылкой на американских официальных лиц в понедельник сообщил телеканал Си-эн-эн. По его данным, обсуждения по этому вопросу длятся в течение нескольких последних месяцев, однако стороны пока не пришли к консенсусу. Одним из сторонников этого решения, согласно источникам, является госсекретарь США Майкл Помпео. В то же время некоторые в администрации президента США Дональда Трампа опасаются, что признание КСИР террористической группировкой поставит под угрозу американские институты и их сотрудников за рубежом. В частности, директор Национальной разведки США Дэниел Коутс считает, что такой шаг может создать опасность для американских военных, указывает Си-эн-эн. Как отмечает телеканал, включение КСИР в список террористических организаций позволит заморозить его активы в банковской системе США, установить ограничения на въезд в страну и ввести новые санкции против Ирана. 13 октября 2017 года Минфин США включил КСИР в список организаций, «поддерживающих терроризм». Как сообщили в ведомстве, соответствующее решение было принято из-за оказания им «помощи террористическим группировкам, включая «Хизбаллу», ХАМАС, а также «Талибан»» (запрещено в РФ).
  11. Самая большая проблема — это как вывозить и как рассчитываться за нефть в условиях санкций США. Механизмы разнообразные, от полулегального (с точки зрения США) бартера до нелегальной «подмены» нефти (документов на неё) в Каспийском море. Французскиая компания «Тоталь» подал в OFAC на освобождение от санкций. Формального решения нет, но все указывает на то, что ни индивидуальная заявка, ни коллективное обращение ЕС на предоставление освобождения (waiver) европейских энергетических компаний от санкций успеха иметь не будут. Это поставит для Брюсселя остро вопрос об ответных шагах.

Ситуация вокруг Ирана очень сложная, и все в буквальном смысле взаимосвязано. Очень много будет зависеть от реакции Тегерана на европейские предложения и от того, насколько жёстко США смогут обеспечивать санкции после промежуточных выборов в ноябре.

52.54MB | MySQL:102 | 0,545sec