Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (2 – 8 июля 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией и Ираном. Правительственные войска Сирии взяли под свой контроль значительную часть границы с Иорданией. 6 июля в Вене участники министерского совещания Совместной комиссии международных посредников и Ирана по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе (ИЯП) подтвердили свою приверженность выполнению ядерного соглашения с Тегераном.

Правительственные войска Сирии и союзные им вооруженные формирования продолжают наступление против боевиков экстремистских группировок в южной провинции Дераа. Одновременно при содействии российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии многие командиры незаконных вооруженных формирований в провинции приняли решение о прекращении вооруженного сопротивления и переходе на сторону сирийского правительства. С ними достигнуты соглашения, которые предусматривают прекращение боевых действий, сдачу тяжелого и среднего вооружения во всех населенных пунктах, находящихся под контролем оппозиционеров, возобновление работы государственных учреждений. Соглашения касаются главным образом районов на востоке провинции. Оппозиционные группировки уже приступили к сдаче тяжелых и средних вооружений. В населенные пункты, согласившиеся на примирение с властями, направлены конвои с гуманитарной помощью. 6 июля погранпереход «Насиб» на границе с Иорданией перешел в руки сирийских властей. Освобождение «Насиба» позволит возобновить транспортное сообщение с Иорданией, прерванное в 2012 г. после захвата большей части провинции Дераа вооруженными формированиями сирийской оппозиции. По информации из Дамаска, к концу минувшей недели правительственные войска САР «взяли под свой контроль границу с Иорданией и приступили к уничтожению незаконных погранпереходов, созданных бандформированиями». Кроме того, правительственные войска взяли под контроль всю трассу Дамаск — Амман до погранперехода «Насиб».

3 июля сирийское правительство призывало «всех беженцев внутри страны и за ее пределами вернуться на родину» и взяло на себя обязательство «обеспечить всем необходимым тех, кто по собственному желанию решит вернуться в свои дома». В МИД САР подчеркнули, что ООН и международные гуманитарные организации «должны создать все необходимые условия для добровольного возвращения сирийцев, покинувших родину из-за военных действий». По информации западных информагентств, «тысячи сирийских перемещенных лиц возвращаются домой, после того как повстанцы и правительство достигли соглашения о прекращении огня на юге Сирии». Практически все сирийские перемещенные лица у пункта перехода границы с Иорданией «Насиб» вернулись в Сирию, сообщили 8 июля в ООН.

В то же время в западной части провинции Дераа и на занятых экстремистами территориях соседней провинции Эль-Кунейтра остаются форпосты непримиримых вооруженных группировок, связанных с «Джебхат ан-Нусрой» и «Исламским государством» (обе группировки запрещены в России). Под контролем боевиков остается, в том числе, значительная часть города Дераа — административного центра провинции. 8 июля 11 незаконных вооруженных формирований в провинциях Дераа и Эль-Кунейтра заявили об объединении своих сил в «Южную армию».

7 июля в Пентагоне сообщили, что США не намерены вмешиваться в ситуацию на юге Сирии.

Министр иностранных дел России С. Лавров 4 июля провел в Москве переговоры со своим иорданским коллегой А. ас-Сафади. Их главной темой стала ситуация в Сирии. По итогам диалога была отмечена «необходимость выполнять договоренности о южной зоне деэскалации <…> во всех аспектах, включая продолжение непримиримой борьбы с террористами из так называемых «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры», которые контролируют примерно 40% территории южной зоны деэскалации (по состоянию на 4 июля, — авт.)». По словам Лаврова, Вашингтону не всегда удается договориться с отрядами сирийской оппозиции об их размежевании с террористами в южной зоне деэскалации. Кроме того, «все международные игроки должны оказывать гуманитарную помощь Сирии, не пытаясь обставлять ее политическими условиями». Глава российского МИДа также подчеркнул, что «договоренности по южной зоне деэскалации в Сирии предусматривают, что там не останется несирийских сил».

6 июля оппозиционный Сирийский комитет по переговорам подготовил совместно с Турцией список из 50 кандидатов в конституционной комитет Сирии и направил его спецпредставителю генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистуре.

Организация по запрещению химического оружия 6 июля представила промежуточный доклад с результатами расследования предполагаемой химической атаки в сирийском городе Дума 7 апреля, которая послужила поводом для нанесения ракетных ударов США, Франции и Великобритании по территории Сирии. В докладе утверждается: «Результаты показывают, что во взятых образцах окружающей среды и в крови предполагаемых жертв следов фосфорорганических нервно-паралитических веществ, а также продуктов их распада не обнаружено. В образцах с двух мест наряду со взрывчатыми веществами были найдены хлорорганические химические вещества».

6 июля в Вене прошло министерское заседание Совместной комиссии Ирана и «пятерки» международных посредников (Великобритания, Германия, Китай, Россия и Франция) по СВПД. Его участники подтвердили приверженность выполнению ядерного соглашения с ИРИ и назвали СВПД «ключевым элементом для нераспространения и значительным достижением многосторонней дипломатии». Кроме того, участники встречи подтвердили свои обязательства «добросовестно и в конструктивной атмосфере поддерживать и развивать широкие экономические отношения с Ираном», «сохранять и поддерживать эффективные финансовые каналы с Ираном», что позволит сохранить СВПД. Также было заявлено, что сохранение ядерной сделки с Тегераном «отвечает интересам безопасности всех».

На минувшей неделе президент Ирана Х. Роухани посетил с визитами Швейцарию и Австрию, где получил заверения о поддержке Берном и Веной СВПД по ИЯП. В Вене гендиректор МАГАТЭ Ю. Амано заверил Х. Роухани, что ядерная сделка с ИРИ «стала успешным соглашением для проведения ядерных проверок и подтверждением того, что Тегеран выполняет свои обязательства». Со своей стороны, Роухани подтвердил, что Тегеран будет соблюдать ядерную сделку до тех пор, пока его интересы в рамках СВПД сохраняются и если другие участники соглашения смогут обеспечивать интересы ИРИ. Х. Роухани провел 5 июля телефонные разговоры с канцлером Германии А. Меркель и президентом Франции Э. Макроном, в ходе которых назвал «разочаровывающим» пакет предложений Евросоюза по сохранению СВПД, так как он состоит «лишь из комплекса общих обязательств» и «не удовлетворяет всем требованиям Ирана». Многосторонний ответ на санкции США в отношении Ирана и торгующих с ним предприятий будет выработан к ноябрю, заявил 6 июля глава МИД Франции Ж.-И. Ле Дриан.

Тем временем в американском Госдепартаменте заявили, что США разворачивают кампанию максимального экономического и дипломатического давления на Иран. Администрация президента Д. Трампа нацелена на то, чтобы с помощью энергетических санкций сократить «до нуля» доходы, получаемые Ираном от продажи нефти. Госдепартамент и американский Минфин создали «совместные команды» должностных лиц высокого ранга из обоих ведомств, направляемых в различные страны с целью убедить их руководство присоединиться к Вашингтону в оказании максимального нажима на Тегеран. В ходе таких визитов американские официальные лица «предупредили правительства и частный сектор о рисках, с которыми сопряжено продолжение ведение дел с Ираном». В это связи было заявлено: «Мы не собираемся делать исключения или выдавать лицензии, потому что это значительно понизит давление на Иран».

«Абсолютно нереалистично ожидать, что Иран уйдет из Сирии и перестанет играть свою роль в регионе», — заявил 5 июля глава МИД России С. Лавров.

В Тегеране заявили 5 июля, что Корпус стражей исламской революции ИРИ готов перекрыть Ормузский пролив для транспортировки нефти в другие страны в том случае, если США продолжат санкционную политику по отношению к Ирану. В ответ в Пентагоне заявили о готовности обеспечить свободу судоходства в Ормузском проливе.

В Турции продолжаются массовые репрессии в отношении противников существующего в стране режима. На прошедшей неделе прокуратуры Стамбула и Измира выдали ордера на задержание более 340 военнослужащих в рамках расследования деятельности запрещенной в стране «террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО). 8 июля было объявлено, что власти Турции уволили с госслужбы еще 18,6 тыс. сотрудников различных министерств и ведомств. Наибольшее число сотрудников уволено из МВД — почти 9 тыс. человек. Из рядов вооруженных сил уволено свыше 6,7 тыс. военнослужащих. В министерстве юстиции работы лишились более тысячи сотрудников. Работы лишились 199 академиков. Уволенные лишаются привилегий госслужащих и не смогут больше работать в госструктурах. Следствие считает подозреваемых причастными к работе ячеек ФЕТО. Власти также закрыли 12 неправительственных организаций, три газеты и один телеканал.

3 июля в Ираке приступили к ручному пересчету избирательных бюллетеней с парламентских выборов, которые прошли в мае. Пересмотр итогов пройдет поэтапно в семи провинциях: Киркук, Сулеймания, Эрбиль, Дахук, Найнава, Салах-эд-Дин и Анбар. Также пересмотру подлежат результаты выборов, организованных для иракцев в Иране, Турции, Великобритании, Иордании, Ливане, США и Германии. За организацию процедуры отвечает коллегия из девяти судей, назначенных вместо отстраненных членов Высшей независимой избирательной комиссии Ирака. Повторная обработка бюллетеней пройдет под наблюдением представителей ООН, в координации с МВД и Минобороны Ирака и затронет 1,8 тыс. из 50 тыс. участков по всей стране.

Премьер-министр Египта М. Мадбули представил 3 июля парламенту страны программу действий нового правительства на ближайшие 12 лет. Основные приоритеты программы, рассчитанной до 2030г., — национальная безопасность, повышение уровня жизни граждан, продолжение экономических реформ, развитие человеческого потенциала и внешняя политика, Как заявил, М. Мадбули, «одним из главных направлений деятельности правительства в предстоящий период будет предоставление системы поддержки граждан с целью смягчения последствий программы реформ». По словам премьер-министра, «люди почувствуют значительное улучшение».

США не прекратят оказывать военное давление на талибов, пытаясь заставить их сесть за стол переговоров с правительством в Кабуле, отмечается очередном докладе о ситуации в Афганистане, опубликованном Пентагоном. В документе также говорится, что «правительство Афганистана с оптимизмом оценивает перспективы политического урегулирования конфликта с талибами», а военные США продолжат «поддерживать правительство Афганистана, обучать и оказывать помощь афганской армии и полиции». Тем временем на минувшей неделе талибы вновь отвергли предложение властей в Кабуле о мирных переговорах, заявив, что в них они не заинтересованы до тех пор, «пока иностранные солдаты все еще находятся на афганской земле». В заявлении также повторяется утверждение талибов о том, что афганские правительственные чиновники являются «марионетками» оккупантов.

Власти Южного Судана согласились 7 июля на возвращение лидера вооруженной оппозиции Р. Машара на пост первого вице-президента страны. Соглашение было достигнуто по итогам очередного раунда переговоров, проходившего в Кампале при участии президентов Уганды и Судана.

Премьер-министр Эфиопии А. Ахмед 8 июля встретился с президентом Эритреи И. Афеворки. Стороны провели переговоры об окончании пограничного конфликта между двумя государствами, длящегося с 1998г.

Приложение

О военной промышленности в странах Магриба

По уровню развития военной промышленности и оборонных НИОКР страны Магриба заметно отстают от таких арабских государств как Египет, ОАЭ, Иордания и Саудовская Аравия. И лишь в последние годы в Алжире и, в меньшей степени, в Марокко предпринимаются шаги по развитию национальной оборонной отрасли. В то же время Тунис не намерен расширять военное производство. Нет информации о мерах по восстановлению оборонных предприятий в Ливии. Полностью отсутствует военная промышленность в Мавритании.

К главным препятствиям для государств Магриба в деле развития национальной военной промышленности и создания собственных образцов вооружения и военной техники следует отнести: невысокий уровень состояния науки и образования, в целом слабая промышленная и технологическая база, малочисленность высококвалифицированных инженерно-технических и рабочих кадров, способных создавать и производить сложные виды оружия, отсутствие достаточного опыта организации военных НИОКР. В немалой степени сказывались и продолжают сказываться экономические трудности, нехватка финансовых средств для строительства и поддержания в рабочем состоянии оборонных предприятий и организации полноценных военных НИОКР, а в Тунисе и Мавритании речь идет и об «узости» внутреннего военного рынка.

Слабое развитие военной промышленности в странах Магриба обусловлено и тем, что они не участвовали (направление на фронт отдельных частей не в счет) в масштабных и длительных вооруженных противостояниях, таких как арабо-израильское и ирано-иракское. Вооруженные конфликты в Западной Сахаре (Марокко, Алжир, Мавритания) и в Чаде (Ливия, Чад), несмотря на свою продолжительность, не отличались в целом высокой интенсивностью боевых действий и участием многочисленных армий, оснащенных большим количеством разнообразного вооружения и военной техники. Это же относится и к войне в Ливии в 2011 г., где решающую роль играли вооруженные силы государств НАТО.

Таким образом, на сегодняшний день и на обозримую перспективу основным источником получения оружия для армий стран Магриба останутся зарубежные военные поставки.

Среди государств Магриба наиболее развитую военную промышленность имеет Алжир. Военная промышленность республики освоила выпуск некоторых типов легкой бронетехники, стрелкового оружия и боеприпасов к нему, учебно-тренировочных самолетов, постройку корветов и боевых катеров. Кроме того, налажено производство взрывчатых веществ, ручных гранат и отдельных типов мин, средств связи. Тем не менее, основу алжирской оборонной промышленности по прежнему составляют предприятия по ремонту и частичной модернизации вооружения и военной техники, состоящих на вооружении Национальной народной армии (ННА).

В Алжире освоен выпуск бронетранспортеров ВСL-M5 (на вооружении ННА состоит свыше 200 этих БТР), военных грузовиков (по немецкой лицензии), ремонтно-эвакуационных машин, погрузчиков, а для инженерных войск – бульдозеров и экскаваторов. Помимо этого алжирская промышленность модернизировала российский БТР-80, на который установлен модуль с противотанковым комплексом «Корнет-Э». Еще в 1980-е гг. Китай продал Алжиру заводы по производству стрелкового оружия (китайских вариантов автомата и пулемета Калашникова) и боеприпасов к ним. Недавно в стране начат выпуск колесных САУ на шасси немецких трехосных грузовиков повышенной проходимости Mercedes-Benz Zetros 2733A, на которых монтируется российская 122-мм гаубица Д-30.

В Алжире функционирует открытое в 2014 г. совместное алжирско-немецкое предприятие по производству электронной техники для нужд армии. Завод выпускает радары для мониторинга и обнаружения наземных целей, оптико-электронное оборудование, а также средства радиосвязи.

На Центральной тыловой базе ННА в Беш М´Ред (гарнизон Блида) осуществляется ремонт и модернизация техники сухопутных войск.

В 2012г. Алжир и компания «Таваззун Холдингс» (ОАЭ) подписали соглашение об организации в АНДР совместного производства бронемашин «Таваззун Нимр». Немецкие компании «Рейнметалл» и MAN планируют построить в Алжире предприятие по выпуску бронемашин типа «Фукс». В течение 10 лет на этом заводе намечено выпустить до 1200 бронемашин.

Осуществляется малосерийный выпуск учебно-тренировочных самолетов Fernas-142. В 2016 г. Алжир и итальянская компания Leonardo-Finmeccanica подписали соглашение о строительстве в АНДР завода по сборке «легких и средних вертолетов для различных целей: транспортировки персонала, грузов, медицинской эвакуации, разведывательных и мониторинговых полетов». Имеется завод по ремонту военных самолетов и вертолетов. Следует отметить, что ремонтные предприятия сухопутных войск и ВВС были созданы при советском техническом содействии.

На алжирских верфях, начиная с 1990-гг. по иностранным проектам и содействии было построено несколько корветов и боевых катеров. Судоремонтная база представлена предприятиями и доками в Мерс-эль-Кебире, Алжире, Аннабе и Бени Сафи.

Как видится, Алжир планирует расширять собственное военное производство.

С 2006 г. страна реализует космическую программу, рассчитанную на период до 2020 г. В 2002 г. российской ракетой-носителем был запущен первый алжирский ИСЗ Алсат-1, созданный с помощью английских специалистов. Алжир планирует наладить собственное производство космических аппаратов. Помощь в реализации космической программы Алжир получает от Франции, России, Украины и Аргентины.

Алжир считает, что Договор о нераспространении ядерного оружия ставит неядерные государства в неравноправное положение и имеет дискриминационный характер по отношению к странам «третьего мира», которые обладают законным правом на самооборону. Страна подписала ДНЯО лишь в 1995 г. АНДР имеет собственную программу использования атомной энергии в гражданских целях и располагает двумя действующими ядерными реакторами. Страна обладает залежами урановой руды в районе Таманрассета. Алжир в 1996 г. подписал с МАГАТЭ соглашение о гарантиях, которое позволяет инспектировать национальные ядерные объекты. Алжирские официальные лица неоднократно отвергали обвинения, периодически появляющиеся в западных СМИ, о реализации в стране военной ядерной программы.

Считается, что Алжир располагает необходимыми технологиями для создания химического и биологического оружия, однако данных, подтверждающих проведение конкретных исследований в этой области, не имеется.

Марокко не располагает развитой военной промышленностью, однако руководство страны в меру сил стремится расширить её возможности. В Рабате и Фесе действуют два предприятия по выпуску стрелкового оружия и боеприпасов к нему, построенные при итальянском содействии. В небольших объемах налажено производство взрывчатых веществ. В Касабланке имеется предприятие по сборке по лицензии грузовых автомобилей повышенной проходимости для армии и королевской жандармерии, а также завод по выпуску средств телефонной связи. С помощью США построен танкоремонтный завод, который специализируется на ремонте танков типа М48, М60, 155-мм САУ М-109 и БТР М113. Аналогичное предприятие имеется и по ремонту французской бронетехники. На этих предприятиях осуществляется и частичная модернизация боевой техники. Марокканская кампания «Авиасьон» занимается обслуживанием и ремонтом военных самолетов и вертолетов. Действует предприятие по ремонту реактивных двигателей для самолетов ВВС («Мираж» F1 и «Альфа Джет») и гражданской авиации. Правительство Марокко в последние годы заметно активизировало свою деятельность, направленную на расширение научно-технического и производственного сотрудничества с США и ведущими западноевропейскими государствами в авиастроительной и космической областях. В Касабланке имеется 150-метровый док, позволяющий ремонтировать корабли водоизмещением до 10 тыс. тонн.

Военная промышленность Туниса представлена заводом по производству взрывчатых веществ и порохов. В войсках имеются ремонтные мастерские. Для ремонта легкой бронетехники используют автосборочный завод в городе Мензель-Бургиба. Судоремонт производится на предприятии в Бизерте, где имеются четыре плавучих дока. Одни док имеется в Сфаксе. В стране налажено ограниченное производство беспилотных летательных аппаратов национальной конструкции типа «Наснас-1», которые предназначены для контроля за магистральными трубопроводами.

Таким образом, военно-промышленная база стран Магриба остается слабо развитой и не может удовлетворить потребности национальных армий в современных видах вооружения и военной техники.

28.79MB | MySQL:62 | 0,596sec