Американские эксперты о действиях руководства Филиппин против «Исламского государства» и других экстремистских исламистских групп

После четырех лет затяжки и внутрифракционных дискуссий филиппинское правительство выполнило свое ключевое обязательство в рамках стабилизации этнического мусульманского меньшинство Моро на юге страны. 26 июля президент Филиппин Родриго Дуэрте подписал так называемый «Закон Бангсаморо». Это положит начало процессу создания новой автономной области на острове Минданао, которая предоставит мусульманской общине больший контроль над местными делами и инкорпорацию ее представителей в структуры местной исполнительно власти. Предполагается, что этот шаг будет во многом способствовать ослаблению привлекательности экстремистских и джихадистских группировок, но при этом эксперты сходятся во мнении, что в долгосрочной перспективе осуществления этого проекта возникнут многочисленные риски. В этой связи американские эксперты, в частности, указывают на то, что курс Манилы на нейтралитет в отношениях с Пекином сохранится на среднесрочную перспективу, что обуславливается стремлением филиппинского руководства сосредоточиться на внутренних приоритетах в рамках купирования хронических волнений мусульман на юге. Принятие «Закона Бангсаморо» является ключевым ориентиром в подавлении этих беспорядков в долгосрочной перспективе, в конечном счете высвобождая ресурсы Филиппин в рамках выстраивания своей стратегии по лимитированию китайского влияния в регионе Юго-Восточной Азии. Шаги правительства в рамках «успокоения» Минданао приобрели для Манилы особое значение после захвата города Марави в 2017 году боевиками, которые позиционируют себя сторонниками и филиалом «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Джихадистские повстанческие группы уже давно требуют отделения или, в более умеренных редакциях, более широкого контроля со стороны мусульман над политикой, развитием и социальными вопросами региона. Новый закон призван выполнить эти требования, фактически узаконив позицию по этому вопросу только одной воинствующей исламистской группировки в лице «Исламского фронта освобождения Моро». Предполагается, что новый закон будет развивать, расширять и углублять местную автономию. Она будет включать в себя избранный на местном уровне парламент, уполномоченный устанавливать бюджет и приоритеты развития, а также резко повышает роль шариата в системе локального судопроизводства. Эти уступки должны по идее будут способствовать развитию сотрудничества местных мусульманских элит с правительством.
Но в данном случае основным препятствием и поводом для пессимизма со стороны большинства экспертов вызывает ход исполнения этого закона. Если говорить проще, то американские эксперты опасаются вполне справедливо варианта, когда плохая реализация рискует вызвать новый всплеск дефицита доверия со стороны местного мусульманского населения и новой активизации со стороны джихадистов. Подпись Дутерте под законом знаменует собой лишь начало длительного процесса, который почти наверняка будет сопровождаться неудачами, задержками и попытками экстремистских групп подорвать осуществление и легитимность региона. Уже сейчас долгие задержки с ратификацией этого закона Конгрессом страны вызвали закономерный приток новых новобранцев в ряды исламистских группировок. Причем практически все они позиционируют себя как филиалы ИГ. И это при том, что местная мусульманская община не представляет собой единый организм: там сильны конкурентные течения и все исламистские группы по большому счету представляют собой военные структуры того или иного местного клана. Следующим шагом в рамках исполнения положений закона станет проведение на Минданао местного референдума, который, несомненно, еще больше обнажит географическое, клановое и политическое соперничество местных мусульманских элит. Практическое осуществление мер по созданию автономии и демобилизация вооруженных повстанцев дополнительно осложнят ситуацию. Кроме того, закон, скорее всего, будет оспорен Верховным судом. Все это, по оценке экспертов, в перспективе может серьезно усугубит ситуацию с точки зрения активизации вылазок местных джихадистов.
По оценке американских экспертов, наряду с этим обстоятельством многие из факторов, которые характеризовали ситуацию с уровнем безопасности в октябре 2017 года, когда силы безопасности ликвидировали последних боевиков в городе Марави, сохраняются до сих пор. На фоне ослабления группы «Мауте» во время боев за город Марави боевики другой группы «Исламские борцы за свободу Бангсаморо» (BIFF), которые позиционирует себя «частью ИГ», продолжают оставаться на сегодня наиболее активной воинственной группой на Миндинао. Деятельность группа сосредоточена в провинции Магинданао, расположенной между Давао и городом Котабато. Группа, насчитывающая примерно 200-300 членов, регулярно совершает нападения на силы безопасности. 11 марта с.г. филиппинские войска убили десятки бойцов BIFF, но 10 дней спустя боевики ответили нападением на полицейский участок. Несмотря на военные поражения и другие неудачи, BIFF продолжает представлять реальную угрозу для развития ситуации на Минданао и прилегающих провинциях. Несмотря на то, что группа предпочитает действовать в основном в сельских районах, есть высокая вероятность нападения исламистов и на городские центры Давао и Котабато. По данным разведки Вооруженных сил Филиппин, остатки группы «Мауте» также активно восстанавливаются в Северном Ланао-дель-Сур и в сельских районах за пределами города Марави. Пока их численность оценивается примерно в 200 человек, но эта цифра может быть серьезно увеличена за счет рекрутирования новых бойцов. Глава группы Абу Дар, который пережил осаду города Марави и сменил Иснилона Хапилона в качестве лидера «Исламского государства» на Филиппинах, сумел ускользнуть из города с награбленными десятками миллионов долларов наличными, золотом и драгоценностями. Органы безопасности отмечают, что такой процесс вербовки уже начался. При этом власти Малайзии полагают, что представителем ИГ в регионе является гражданин Малазии Мухаммед Амин Бако. На Филиппинах также продолжается дислоцироваться группа боевиков «Абу Сайяф», которая ограничена исключительно архипелагом Сулу. Его члены продолжают периодически совершать вылазки в основном в рамках морского пиратства, уровень их активности никоим образом не претерпел изменений в связи с событиями в Марави. При этом их операции на море были в основном неудачными в течение последнего года по сравнению с их аналогичной деятельностью в 2016 и 2017 годах. При этом подчеркивается, что основным фактором, который будет оказывать влияние на активацию исламистов является только два основных момента.

  1. Прогресс в деле реализации основных положений нового закона с точки зрения скорости и максимального вовлечения представителей основных страт местных мусульманских элит в органы местного управления и экономики.
  2. Действия правительства по минимизации участия китайского капитала в инфраструктурных проектах в   регионе в пользу местного капитала.
40.55MB | MySQL:92 | 1,112sec