О переходе к новой системе власти в Турции. Часть 21

В развитие серии публикаций, сделанной нами на сайте ИБВ, касательно перехода Турецкой Республики от парламентской к президентской системе правления, этим материалом продолжаем анализ состава нового кабинета министров, который озвучил после церемонии своей инаугурации 9 июля президент Р.Т.Эрдоган.

Напомним, что в предыдущей статье мы начали обсуждение Министерства обороны Турции и его нового главы – Хулуси Акара, сменившего армейскую должность главы Генерального штаба на гражданский министерский портфель. Такой переход из военного в гражданское качество стал одним из наиболее обсуждаемых в стране.

Хотелось бы остановиться на тех приоритетах, которые для себя на своем посту видит новый министр обороны. Надо сказать, что его пребывание началось с принятия в стране экстерном законодательства о воинской службе на платной основе. При этом с изначально предполагаемых 28 дней период базовой подготовки военнослужащих, возможно, будет снижен до 21 дня. Это было немедленно раскритиковано оппозицией, которая краткосрочной программе немедленно присвоила эпитет «упал-отжался».

Обратимся к эксклюзивному интервью Хулуси Акара, которое он дал авторитетному изданию Milliyet (под заголовком: «ВС продолжат борьбу до полной своей очистки от ФЕТО /так называемая террористическая организация Фетхуллаха Гюлена – В.К./»).

И вот как Х.Акар ответил на вопрос обозревателей «Можем ли мы сказать, что турецкие Вооруженные силы полностью очищены от ФЕТО?»: «Нет, конечно. Для этого мы продолжим борьбу. Иншаллах, мы доведем её до конца. Другого пути нет». И продолжил: «Все патриоты своей родины и своего народа вчера и сегодня продолжают решительную борьбу с ФЕТО. Эта борьба шла и продолжает идти очень интенсивно. Я чувствую, как мы становимся сильнее, очищаясь от предателей из ФЕТО… Мы делаем больше в три раза, в пять раз. На море и в воздухе. То, что делает (обычно – В.К.) пять летчиков, делает один пилот. Нет никаких возражений и никакой ленности. Мы с любовью и энтузиазмом делаем свою работу. Мы работали и работаем день и ночь. Это надо понимать следующим образом. Следовательно, в прошлом или в наши дни в этих вопросах может возникнуть экстремум, возникнуть странности. Однако, в конце концов, ВС и сегодня и завтра выступают против ФЕТО».

Второй темой, помимо борьбы Вооруженных сил Турции с засильем в своих рядах ставленников ФЕТО, стал один из самых горячих для страны вопросов – введение системы прохождения обязательной воинской службы на платной основе (не путать с контрактной воинской службой, которая в Турции и так есть – В.К.), о котором в стране говорили уже долгие годы. Закон в настоящее время находится на окончательном рассмотрении в Меджлисе.

В первую очередь, этот закон рассчитан на тех граждан Турецкой Республики, которые проживают за пределами страны и не могут приехать для прохождения полноценной воинской службы. При этом условием для них, согласно проекту законопроекта, является жизнь за рубежом сроком не менее трех лет. Плата за начальную воинскую подготовку, которую гражданин, естественно, заплатит государству, а не наоборот, по предварительным «расценкам» составит 2 тыс. евро. Возрастное ограничение (ранее предусматривалось 38 лет) для платных призывников снимается.

По предварительным оценкам, всего за пределами Турции проживает 1 млн 324 тыс. потенциальных призывников. И если всех их удастся привлечь к «платному воинскому долгу», то поступления в казну, по сделанным расчетам, составят около 20 млрд турецких лир. Предусматривается, что получаемые по закону средства будут использоваться на развитие оборонной промышленности страны.

Об окончательных условиях законопроекта станет известно после его принятия Великим национальным собранием (Меджлисом) Турции. Однако, вот как его прокомментировал министр обороны страны Х.Акар.

Прежде всего, обозреватели газеты Milliyet спросили его, кто является инициатором законопроекта. По утверждению Партии националистического движения (ПНД) инициативной группой выступили силовые структуры. И так получилось, что передача законопроекта в Меджлис совпала с назначением на пост министра обороны Х.Акара, что заставило именно его рассматривать в качестве главного «драйвера и интересанта» процесса. Тем не менее, Х.Акар эту идею отверг, сказав, что это, целиком и полностью, совпадение. По его словам, это – решение Меджлиса, а они, как военное ведомство, лишь передают данные в законодательное собрание: «нужды такие, проблемы такие, риски такие, угрозы такие». Со стороны администрации президента, по словам Х.Акара подобного запроса нет. Как он отметил, инициатива исходит именно из законодательного собрания страны.

Таким образом, можно констатировать, что для турецкого общественного мнения в эти дни деятельность нового министра обороны связывается, в первую очередь, с реформой в ВС страны с целью привлечь к срочной службе граждан, проживающих за рубежом.

Вопросы, связанные с, безусловно, вопросом совсем другого уровня важности – сирийским конфликтом – пока турецкие СМИ занимают в меньшей степени и Х.Акар их практически не комментирует.

52.49MB | MySQL:102 | 0,548sec