О путях преодоления Турецкой Республикой давления на свою экономику. Часть 1

Турецкая экономика подверглась массированной атаке со стороны США и президента Д.Трампа, который «турок разочаровал» – вот официальная версия руководства страны, во главе с президентом Р.Т.Эрдоганом. Турецкое руководство использует американский фактор как предлог для того, чтобы прикрыться им как щитом для оправдания провала своей экономической политики – это версия главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) страны. Впрочем, и те и другие сходятся в том, что нельзя поддаваться на американское давление и выдавать США пастора Э.Брансона без встречных шагов со стороны американцев.

В пятницу 17 августа официальный курс Центрального банка Турции составил: 1 доллар = 5,9944 лиры (покупка) и 6,0052 (продажа). Таким образом, по крайней мере в настоящий момент, турецкому руководству удалось продемонстрировать укрепление национальной валюты и обратное пересечение психологической отметки в 6 лир за 1 доллар. Хотя, вряд ли, тем самым удалось вернуть турецких граждан в «зону комфорта», которая едва ли превышает пока 4 лиры за 1 доллар.

Также в пятницу Министерство казначейства и финансов Турции, а также Министерство промышленности и технологий объявили о серии мер по защите национального бизнеса в складывающихся условиях.

В частности, министр финансов Берат Албайрак заявил следующее: «Мы продолжаем реализацию нашего плана в действий, принятого с целью облегчить (положение – И.С.) наших банков и реального сектора после того, как обменный курс вырос. Мы продолжаем политику, направленную на нейтрализацию экономических атак на нашу страну и на укрепление основ нашей экономики». Также он добавил, что пакет мер, предназначенных для облегчения условий работы местного кредитного рынка будет предлагаться со стороны Ассоциации банков Турции. В их числе Албайрак указал «сохранение открытых кредитных каналов, обеспечение гибкости в кредитном ценообразовании и периодах (возврата кредитов – И.С.), а также не закрытие кредитов в случае овердрафта из-за повышения обменного курса». Проблемы с возвратом валютных кредитов будут относиться к категории «форс-мажорных обстоятельств» и, таким образом, доступ компаний к кредитам при их наступлении не будет остановлен.

Министерство промышленности и технологий страны также объявило список мер поддержки бизнеса, в первую очередь малого и среднего, состоящий из 16 пунктов. Как подчеркивается, эти меры подразумевают жесткую фискальную политику и не приведут к денежной «экспансии». Как заявил министр промышленности М.Варанк, «Мы ускоряем шаги по внедрению технологий и по локализации (производства – И.С.) с целью защиты наших предпринимателей, работающих в сфере технологий, а также промышленников от экономических атак на Турцию».

Министр промышленности специально подчеркнул, что внедрение пакета мер не предполагает дополнительной нагрузки на турецкий бюджет. Как сообщается, было проанализировано свыше 2700 товарных групп, предполагающих импорт из-за рубежа компонентов или промежуточных материалов. Итогом стала программа министрерства по локализации (можно было бы его назвать «импортозамещением» — И.С.) приоритетных товаров, начиная с тех, чей объем импорта равняется 30 млрд долл. (вероятно, здесь турецкие СМИ ошиблись; скорее всего, речь идет о 30 млн долл. – И.С.).

Как сообщается турецкими СМИ, пакет включает в себя набор мер протекционистского характера для местных производителей, предотвращение недобросовестной конкуренции, совершенствование инновационных и конкурентных возможностей реального сектора, поддержку НИОКР, стимулирование мер защиты интеллектуальной собственности турецких производителей. Также на активизацию местного бизнеса будет потрачено около 80 млн долл. (точнее – 500 млн лир) для реализации 500 проектов.

Заметим сразу несколько обстоятельств. Во-первых, несправедливо утверждение о том, что обнародованные меры защиты турецкой экономики ничего не стоят турецкому бюджету. Когда речь идет о протекционизме – он, просто по определению, имеет свою стоимость. Во-вторых, если говорить о различных программах «импортозамещения», то они – как минимум, среднесрочного характера, то есть, не способны привести к немедленному экономическому эффекту.

То, что действительно стране нужно, — так это поиск крупных инвесторов в турецкую экономику. И, как следует ожидать и как видно, из шагов турецкого руководства – здесь уже обозначились определенные приоритеты. Во-первых, речь уже идет о Китае. Во-вторых, о стратегическом партнёре Турции в регионе – эмирате Катар. В-третьих, Анкара, со всей очевидностью, попробует использовать фактор американского давления не только на Турцию, но и на Европу, с тем, чтобы заручиться поддержкой европейского, в первую очередь, немецкого руководства и частного бизнеса.

Кроме того, нельзя совсем уж сбрасывать со счетов Российскую Федерацию. Конечно, вряд ли российские банки выйдут на рынок кредитования в Турции, тем более после того, как «Дениз банк» был продан со стороны «Сбербанка». Однако, в целом ряде стратегических направлений, Россия может предлагать долгосрочное финансирование туркам. Как показал опыт той же АЭС «Аккую» и систем ПВО С-400.

52.51MB | MySQL:103 | 0,497sec