О реакции турецких СМИ на российско-турецкие переговоры в Москве. Часть 2

Москву посетила представительная делегация турецких чиновников, которая включала министра иностранных дел М.Чавушоглу, министра обороны Х.Акара и главу Национальной разведывательной организации Х.Фидана. В ходе визита они встретились со своими российскими коллегами – министром иностранных дел С.Лавровым и министром обороны С.Шойгу.

Продолжаем краткий обзор реакции турецких СМИ на состоявшееся событие. Напомним, что в предыдущем материале мы рассмотрели публикации, появившиеся в издании Daily Sabah.

Перейдем к самому тиражному в Турции изданию Hurriyet и, в частности, их англоязычной газете Hurriyet Daily News.

По теме российско-турецкой встречи, газета опубликовала две статьи, включая редакционную статью «Россия делает предложения Турции по северо-западной Сирии: отчет» (от 25 августа) и статью авторства колумниста издания Серкана Демирташа под заголовком «Турецко-российское «стратегическое партнерство» (именно так выражение закавычено – В.К.)  будет протестировано в Идлибе» (статья также опубликована 25 августа). Эти материалы органично дополняются новостными материалами на тему того, что «США выступают против закупки Турцией систем С-400».

Первая, редакционная статья содержит просто информацию о состоявшейся встрече и некоторые тезисы, публично озвученные сторонами до и после встречи. Не будем их повторять с учетом того, что, во-первых, этот материал опирается на данные агентства «Интерфакс». Ну а, кроме того, про основные официальные аспекты встречи мы уже писали в предыдущем обзоре.

Аналогичным образом, не будем комментировать и американскую позицию по С-400. Публикация этой статьи в том же самом материале, что и про итоги российско-турецкого общения может здесь восприниматься просто как очередная трансляция предупреждения американской стороны турецкой публике. А может и как напоминание уже российским коллегам, отслеживающим турецкие СМИ, про то, под каким давлением находится Анкара, желающая строить независимое сотрудничество с Россией по вопросам, имеющим стратегическое значение.

Иными словами, интерес, по большому счету, представляет лишь статья Серкана Демирташа, где он выделил словосочетание стратегическое партнерство в кавычки и указал главным тестом на его наличие или же отсутствие то, как будет разворачиваться ситуация в сирийском Идлибе.

После небольшой вводной части, автор напоминает читателям о том, что в Идлибе проживает 3 млн человек, а сирийская армия, опираясь на Россию, планирует уничтожить джихадистских террористов, которые контролируют провинцию с начала 2017 года. Как указывает автор, Турция располагает 12 наблюдательными постами в Идлибе, установленными в рамках трехстороннего соглашения Турции с Россией и с Ираном.

Автор перечисляет три главных источника «беспокойства» для Турции.

Первый из них заключается в том, что крупномасштабная операция, без разделения гражданских лиц от террористов, может создать «огромную катастрофу».

Второй: операция может спровоцировать очередную волну беженцев из Сирии в Турцию, что, в свою очередь, неизбежно осложнит и без того трудную ситуацию с иммигрантами в стране.

Третий источник обеспокоенности Турции – разумеется, связан с безопасностью турецких военнослужащих, которые дислоцированы в Сирии. Любая прямая атака на турецких солдат, со всей очевидностью, приведет к новому и очень глубокому конфликту между Турцией и Сирией (строго говоря, и «старый конфликт», до сих пор, считать исчерпанным нельзя – В.К.).

Здесь С.Демирташ приводит цитату М.Чавушоглу, назвавшего Россию «стратегическим партнёром» в ходе его пресс-конференции с российским коллегой С.Лавровым. Как пишет автор, оценка положения России для Турции «может быть справедлива», однако, «когда доходит дело до ситуации в Сирии, стратегическим партнером России, без всяких сомнений, является Башар Асад».

Кроме того, как он пишет, Россия обеспечила себе создание ключевых военных баз в Сирии и заключение важных сделок по будущему военному сотрудничеству. Сирия, в этом смысле, становится для России региональной базой, из которой последняя оказывается в состоянии контролировать значительную стратегическую область. Следовательно, устранение террористов в Сирии, помимо всего прочего, «обеспечит безопасность для её (России – В.К.) военных объектов и баз в стране». Здесь С.Демирташ упоминает высказывание С.Лаврова, который в ходе своей пресс-конференции в Анкаре в середине августа ясно дал понять, что это – право Сирии воевать с террористами и это – право России поддерживать сирийское правительство.

Другим аспектом операции в Идлибе является выбор времени. Как пишет автор, она состоится (точнее было бы сказать, что может состояться – В.К.) в период после встречи между президентами В.Путиным и Д.Трампом в Хельсинки в середине июля месяца, где оба лидера несколько раз повторили мысль о том, что страны достигли договоренностей по «будущему Сирии». И что более важно, по словам автора – это то, что операция, скорее всего, начнется прямо в разгар турецко-американского конфликта. Автор призывает не забывать, что единственной «красной линией» для США и других западных стран в Сирии является использование химического оружия.

Автор резюмирует предложение Турции к России: совместная работа военными и разведкой с целью определить, «кто является террористом, а кто нет». Турция открыто говорит о том, что масштабная военная операция неизменно приведет к гуманитарной трагедии и убьет астанский процесс (!).

Завершает автор свой материал на ноте заголовка статьи, указывая, что следующие несколько недель покажут «могут ли Турция и Россия быть подлинными стратегическими партнерами или их сотрудничество было временными и тактическим». Не можем не оставить эту мысль без комментария о том, что сама Турция не мыслит в своих отношениях с Россией иной категорией, нежели «избирательное партнёрство». Которое, в системе координат автора статьи, «стратегическим» не является. А, следовательно, сама же Анкара и ответила на свой вопрос.

53.28MB | MySQL:101 | 0,396sec