Размышления о ситуации в провинции Идлиб и действиях участников сирийского конфликта

Соединенные Штаты обеспокоены перспективами проведения каких-либо наступательных операций в сирийской провинции Идлиб и уведомили об этом российскую сторону. Об этом заявила в среду 29 августа руководитель пресс-службы Госдепартамента Хезер Науэрт на регулярном брифинге для журналистов. Дипломата попросили прокомментировать информацию о возможной наступательной операции в Идлибе. «Нас беспокоит не просто потенциальная атака химическим оружием, но мы обеспокоены угрозой любого рода эскалации насилия в Идлибе, которая подвергнет опасности гражданское население и гражданские объекты», — подчеркнула представитель внешнеполитического ведомства. «Мы выразили обеспокоенность по поводу проведения любых возможных наступательных операций. Мы выражали эту обеспокоенность российскому правительству на многих уровнях», — отметила Науэрт. Она подчеркнула, что госсекретарь Майкл Помпео, председатель Комитета начальников штабов (КНШ) Вооруженных сил (ВС) США генерал Джозеф Данфорд, министр обороны Джеймс Мэттис, помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Саттерфилд и спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри уведомляли российскую сторону. «Мы очень четко заявили о своей позиции», — считает дипломат. Как при этом утверждала Науэрт, сообщения о том, что провокацию планируют устроить боевики, — это якобы «очередные сообщения из разряда «под чужим флагом»». «Мы видели такое раньше, когда они (российская сторона — прим. ТАСС) пытались возложить вину, бремя ответственности на другие группировки. И мы на это не покупаемся», — заявила она. Науэрт пояснила, что Джеффри и Саттерфилд ранее на этой неделе встретились с российским послом в США Анатолием Антоновым и в беседе с ним «выразили обеспокоенность по поводу того, что может произойти в Идлибе». «Они говорили о ситуации в Сирии, уделяя особое внимание свидетельствам США о надвигающемся наступлении сирийского режима [президента Башара Асада], что очевидно поддерживается российскими и иранскими силами. И это вызывает нашу обеспокоенность», — сказала представитель Госдепартамента. Она подчеркнула, что в Госдепартаменте «видели сообщения» о возможных наступлениях. «Мы обеспокоены возможными последствиями этого для гражданских лиц, а также инфраструктуры. — повторила она. — Вы читали российские заявления, вы слышали их высказывания, и поэтому мы обеспокоены тем, что может случиться». «Мы все видели, что сирийский режим при поддержке российского правительства сделал в прошлом. Ни для кого не должно быть неожиданностью, что это беспокоит нас», — заключила Науэрт. В общем-то позиция США в данном случае понятна: они действительно не хотят логического завершения ликвидации оплотов непримиримой оппозиции в Идлибе поскольку понимают совершенно отчетливо, что это означает окончательный провал всех американских усилий по свержению нынешнего сирийского режима. Или, если брать еще глобальнее, это будет означать движение по урегулирования сирийского кризиса именно по российскому сценарию, а не по американскому или западному. Зачистка Идлиба означает по факту провал стратегии на этом направлении не только США, но и еще КСА и Турции. Она означает помимо прочего (образование единой шиитской дуги, о которой так долго и много говорят в Вашингтоне) еще и создание очень опасного прецедента: реализации Москвой своей собственной стратегии рурегулирования локальных конфликтов в мире, что резко контрастирует по конечным итогам с американским и западным подходам на этом направлении. Другими словами, такой итог будет означать реализацию Москвой тезиса о создании и укреплении многополярного мира, что так не нравится на Западе. Отсюда и нынешняя встревоженность Вашингтона, на которую собственно не стоило бы обращать большого внимания по причине того, что ВСША никоим образом не в состоянии реально воздействовать на ситуацию в Идлибе. Если иметь ввиду под этим военное блокирование реального днаступлении правительственных сил в этой провинции при поддержке российской авиации. Ракетные удары со стороны США в ответ на провокации с использованием химического оружия, о которых пока в большей степени чисто в пропагандистских и предупредительных целях говорят в Москве, не в состоянии реально изменить динамику наступательных операций сирийской армии и ее союзников. Именно по этой причине американцы и резко активизировали свои контакты с представителями российских МИД и Министерства обороны: США стараются блефовать и запугивать, но в реальности сделать они ничего не могут. Использовать собственные силы для того, чтобы воспрепятствовать наступательным операциям правительственных они не в состоянии: их мало, и помимо всего прочего существуют политические и репутиционные риски накануне ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс. Сбивать российские самолеты в Идлибе США также не будут. Такие эпизоды возможны исключительно в отношении сирийских ВВС, ради чего собственно американцы и ставят дополнительные элементы ПРО на севере Сирии в районах своего контроля. Но опять же рискнем предположить, что такие шаги имеют под собой не создание реального средства воздействия на самолеты сирийских ВВС, а исключительно в целях создания дополнительных инструментов защиты своей территории на севере Сирии. Американцы реально бояться, что за Идлибом может последовать активизация наступательных операций правительственных сил в Дейр эз-Зоре и Хасеке. И это соображение, которое сейчас довлеет над всеми действиями Вашингтона применительно к сирийской ситуации, в том числе стало одной из причин окончания «медового месяца» в отношениях на сирийском направлении между Анкарой и Вашингтоном. И дело в данном случае не в американском пасторе, арестованном в Турции. Вернее, не только в нем. Все глобальнее. Если мы не берем сейчас чисто экономические резоны такого осложнения, то налицо разочарование от первых итогов такой политики. Если брать чисто сирийское досье, то действия американцев по Манбиджу в рамках вывода оттуда курдских отрядов были некой попыткой нащупать новый алгоритм действий на сирийском направлении с оглядкой на альянс с турками. Он был инициирован тем же советником по национальной безопасности США Дж.Болтоном, который лихорадочно искал все это время пути минимизации физического участия США в сирийском конфликте путем замещения чисто американских сил на силы союзников. После провала таких планов в отношении аравийцев (это было предсказуемо с самого начала и свидетельствует лишь об очень серьезной степени оторванности Болтона от существующих реалий по крайней мере на первом этапе его нахождения в своей должности) он переключился на турок. К крайнему неудовольствию Пентагона и ЦРУ. И соответственно обвал этих планов свидетельствует лишь о том, что Болтон этот раунд внутривидовой борьбы «по ковром» проиграл. Силовики все-таки сумели убедить президента США Д.Трампа в ошибочности такого подхода, что было подкреплено и чисто экономическими резонами. Но помимо них существовали еще и выводы силовиков о потере американцами инициативы в Сирии на фоне наступательной политики Москвы и Тегерана: успех по ликвидации т.н. «Южной зоны деэскалации» стал главным аргументом. И не только силовиков: поработал снова и зять президента и его советник Дж.Кушнер с подачи серьезно озабоченных реальными перспективами ухода американцев из Сирии израильтян. Силовики при этом давили на факты маневров курдов из проамериканских сил в рамках их консультаций с Дамаском. При этом рискнем предположить, что эти не к чему обязывающие консультации организовали сами американские военные. С одной только целью — попугать Белый дом и создать нужный фон для провала планов Дж.Болтона. Теперь применительно чисто к сирийскому досье американцы опираются на два основных момента. Это сохранение своего физического присутствия с опорой на курдов на севере Сирии без всякого присутствия там турок. И укрепление соответственно там систем ПРО, что должно сдерживать и Москву, и Анкару одновременно. России неизвестно о планах США развернуть элементы противоракетной обороны на севере Сирии. Об этом заявил в среду 29 августа журналистам спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов. «Это [о планах США разместить элементы ПРО] надо спросить у наших американских коллег», — сказал он, отвечая на соответствующий вопрос. Ранее турецкое издание «Ени шафак» сообщило о намерении Вашингтона установить элементы противоракетной обороны в северных районах Сирии. В то же время газета «Хюрриет» написала, что США ведут подготовительные работы по созданию бесполетной зоны от Манбиджа до Дейр эз-Зора. По данным издания, уже были переброшены военными грузовыми самолетами в город Кобани, который находится под контролем курдского ополчения, и на военную базу США в городе Эш-Шаддади на юге провинции Хасеке радиолокационные комплексы. Рискнем предположить, что российский дипломат в данном случае несколько лукавит. Практически уверенны, что такие шаги американцами рамках нынешних консультаций озвучивались в той или иной степени. Прежде всего, как ответ на начало военной операции в Идлибе. Но в любом случае такие шаги выглядят нам абсолютно логичными с точки зрения сдерживания российской и иранской экспансии. Отсюда и второй момент американской тактики в Сирии на нынешнем этапе. Это попытка дипломатического давления на Москву в рамках инициирования различных консультаций с учетом подготовки нового пакета санкций. Вот на этом собственно все реальные шаги Вашингтона и ограничиваются. И в общем-то пока такие усилия большого впечатления на российскую сторону не оказывают. Это следует из последних заявлений МИД РФ.  Как заявил в среду 29 августа министр иностранных дел России Сергей Лавров, террористы в Идлибе пытаются держать в заложниках в качестве живых щитов гражданское население, этот «гнойник» необходимо ликвидировать. Россия, по словам главы МИД РФ, выступает за срочное отмежевание оппозиции от «Джебхат ан-Нусры» (запрещенная в РФ террористическая организация) в провинции при одновременном проведении операции против террористов.
Если же мы возьмем тему провокации боевиков с химическим оружием, то в ней пока больше пропаганды. Очень даже возможно, что такие провокации и готовятся. Очень сомневаемся, что британские или иные спецслужбы будут так тупо использовать для этого НПО «Белые каски». По многим причинам, в том числе и в связи с чисто репутационными рисками. Но главное в данном случае иное: НПО создаются западными спецслужбами не для организации условий для проведения такого рода провокаций, а для их пиара и фиксирования в международном медийном поле. Но в данном случае обратим внимание на два факта.

  1. По данным российских военных, такая провокация готовится боевиками в районе города Джиср эш-Шугур. Это как раз тот самый район, где проводилось наступление правительственных сил перед всей известной историей в Восточной Гуте. И где собственно сейчас и будут проходить основные наступления в рамках военной активности Дамаска, в чем у нас мало сомнений. Захват этого пункта рассекает провинцию Идлиб на две зоны, что означает агонию боевиков. Вопрос в данном случае в временном отрезке такой агонии.
  2. Это то, что против такой операции жестко возражают и в Турции, и в КСА. Отсюда и нынешние консультации Москвы с Эр-Риядом и Анкарой на разных уровнях. Сергей Лавров и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на переговорах 24 августа комплексно рассмотрели ситуацию в Идлибе. Несмотря на отсутствие однозначного согласия по методологии достижения мира в этой провинции, стороны констатировали общую цель — искоренение террористического очага. Ситуацию в Идлибе с упором на размежевание оппозиции от террористов в ближайшее время рассмотрят президенты двух стран Владимир Путин и Тайип Эрдоган. Таким образом, турки продолжают оппонировать планам Москвы. Они категорически против военной операции правительственных сил в Идлибе, полагая, что эта провинция является зоной их исключительной ответственности. Вход туда правительственных сил означает потерю этой провинции для Турции, что вкупе со срывом планов по установлению своего санитарного буфера на севере Сирии означает самое серьезное снижение уровня турецкого присутствия. Отсюда рискнем предположить, что за возможными провокациями с химическим оружием могут стоять и турки. Террористическая группировка «Хайат Тахрир аш-Шам» («Джабхат ан-Нусра») готовит провокацию, чтобы обвинить Дамаск в применении химического оружия против мирного населения провинции Идлиб. Об этом сообщил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. По его словам, данная информация подтверждена одновременно несколькими независимыми источниками. «Для инсценировки «химической атаки» в город Джиср эш-Шугур провинции Идлиб боевиками «Хайат Тахрир Аш-Шам» доставлены восемь ёмкостей с хлором, которые после передачи боевикам группировки «Хизб ат-Туркестан аль-Ислами» вывезены в деревню Халлюз в нескольких километрах от Джиср эш-Шугура», — сказал Конашенков. Но туркоманы из названной группировки являются чисто протурецкими силами. Таким образом, российские военные по факту утверждают, что провокацию готовят в кооперации просаудовские и протурецкие силы. И соответственно втягивают американцев в драку. Это, во-первых, не соответствует с утверждениями МО РФ «о массовых арестах» сторонниками «Джебхат ан-Нусры» боевиков протурецких групп в Идлибе. А, во-вторых, это свидетельствует о солидарной негативной позиции Анкары и Эр-Рияда в отношении темы наступления правительственных в Идлибе. И саудовские заявления на эту тему не должны никого обманывать. Эр-Рияд положительно оценивает усилия Москвы политическом урегулированию в Сирии и намерен оказывать содействие. Об этом заявил в среду министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр по итогам встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым. «Мы поддерживаем усилия российских друзей по продвижению политического процесса и возвращению [сирийских] беженцев. Саудовская Аравия оказывает содействие в гуманитарном аспекте, мы намерены продолжать в том же духе», — сказал министр. По его словам, «Саудовская Аравия делает многое для поддержки сирийского народа и ведет работу, чтобы обеспечить политическое урегулирование с сохранением территориальной целостности и суверенитета этого государства». Вопрос только в том, что в Эр-Рияде полагают под этими определениями. Не вдаваясь сильно в детали, рискнем предположить, что Саудовская Аравия категорически против военного разгрома патронируемой ею «Джебхат ан-Нусры». Ровно по той причине, что это единственный инструмент Эр-Рияда в рамках сдерживания иранской экспансии в Сирии. И это главный пункт стратегии КСА на сирийской направлении: все остальное это частности и дезинформация. И отказ Эр-Рияда от такой позиции означает коренную трансформацию саудовской позиции по отношению к иранской экспансии в регионе (в том числе и в Сирии), что не соответствуют действительности.
49.95MB | MySQL:110 | 0,597sec