Лицо афганского экстремизма

Лето 2006 г. ознаменовалось небывалой эскалацией военных усилий афганских экстремистов – талибов и их союзников. В их обновившемся арсенале – похищение людей, в первую очередь сотрудников международных гуманитарных организаций, акции террористов-смертников, вооруженный захват населенных пунктов, нападения на посты полиции и правительственных войск, устрашение местного населения. Несмотря на проведение войсками международной коалиции крупной операции «Горный прорыв», которая началась в мае в четырех южных провинциях Афганистана и в которой задействованы 11 тысяч военнослужащих коалиции, и большие потери среди талибов, масштабы военных действий мятежников нисколько не уменьшились. Их ряды постоянно пополняются, в том числе иностранными наемниками и добровольцами.

Их действиями по-прежнему руководит их лидер мулла Омар, возглавляющий Высший совет, состоящий из десяти опытных полевых командиров. В их числе — одиозный мулла Дадулла, который числится одним из самых опасных в американском списке международных террористов, занимая место непосредственно за лидерами «Аль-Каиды». На одном из DVD-дисков боевиков, широко продающихся в Пакистане, человек в черной чалме – мулла Дадулла — торжественно подписывает документ и вручает его молодому бойцу, сидящему рядом. Это, по существу, смертный приговор получателю документа, которому присваивается очередной номер террориста-смертника. Так еще один доброволец уходит умирать, включаясь в страшную по своей жестокости войну экстремистов. Но мулла, благословивший его на этот путь, жив и исключительно опасен.

Мулла Дадулла Ахунд, безжалостный фанатик, возглавивший новую кампанию талибов, быстро превращается для Афганистана в того, кем был для Ирака Абу Мусаб аль-Заркауи. Как и у Заркауи, его роль звезды террора была распропагандирована на DVD-дисках посредством показа акций немалого числа смертников-террористов и энтузиазма тысячи боевиков, готовых положить жизнь на этом пути. Пристрастие Дадуллы к обезглавливанию жертв, как и у Заркауи, вызывает страх у его последователей не меньший, чем у врагов.

Дадулла обрел почти мифологический ореол среди своих соплеменников и поэтому был назначен руководством талибов организатором текущей кампании по набору добровольцев для джихада в мусульманских медресе на севере пакистанской провинции Белуджистан. На DVD, которые можно купить в Афганистане и Пакистане, одноногий командир мятежников изображен в разных положениях — поражающим цель очередью из крупнокалиберного пулемета, благословляющим потенциального «мученика за веру». Успех его кампании по рекрутированию добровольцев подтверждается ростом числа взрывов, осуществляемых ими, сожжением школ и засадами, в которых в этом году погибли более 100 афганских мирных жителей и по меньшей мере 40 солдат коалиции.

Дадулла не без гордости утверждает, что его приказов ожидают 200 смертников-террористов и 12 тысяч боевиков, готовых участвовать в боях. Его кампания настолько успешна, что талибы впервые недавно, правда, на короткий период, захватили несколько правительственных постов. Жители многих деревень свидетельствуют, что все больше боевиков безнаказанно появляются в их деревнях, предупреждая их под страхом смерти о том, чтобы они не сотрудничали с войсками коалиции. В доказательство на одном из видеодисков показано, как боевики Дадуллы перерезают горло шести человекам, обвиненным в шпионаже в пользу американцев.

Мулле Дадулле около 40 лет, он из племени какар Кандагарской провинции. Это племя известно своей воинской доблестью. Мулла потерял ногу, наступив на мину, вскоре после того, как он присоединился к талибам в 1994 г. Несмотря на инвалидность, он прославился как бесстрашный боец во главе отрядов талибов в боях против войск Северного альянса. Он был настолько жесток, что, когда в 1998 г. получил задание «умиротворить» шиитов-хазарейцев в Бамиане, вырезал сотни мирных жителей. Это был «перебор» даже по мнению муллы Омара, лидера талибов, который отстранил его от командования. Однако вскоре Дадулла снова был в бою, хотя его репутация была такой страшной, что радио «Талибан» часто сообщало о его появлении на фронте, чтобы лишить мужества противника, даже когда он был далеко от места боев. Он склонен убивать даже своих подчиненных, которые смеют ослушаться его приказов.

Сбежав в Пакистан после падения режима талибов в ноябре 2001 г., Дадулла содействовал возрождению движения и недавно был повышен в должности до командующего всеми вооруженными силами движения, то есть получил полную оперативную свободу. В отличие от других лидеров талибов, избегающих фотографироваться из религиозных соображений или соображений безопасности, Дадулла, похоже, жаждет публичности: он раздает телеинтервью и звонит иностранным журналистам по спутниковому телефону.

Сейчас он действует большей частью в провинции Гильменд, где дислоцируются 3,3 тысячи британских солдат. Он никогда не проводит всю ночь в одном месте, опасаясь авиаударов войск коалиции. Дадулла — дальновидный стратег, в его ближайшие планы не входит получение контроля над Афганистаном, он жаждет превратить страну в могилу для иностранных войск, вынудив их покинуть Афганистан. «У нас есть силы захватить Кабул на один день, — заявляет он, — но мы не можем удержать его под своим контролем».

Есть в лагере талибов и новое лицо такой же окраски– 28-летний Хафез Ихсанулла. Оставив в прошлом черную чалму и четки – неотъемлемые атрибуты члена ультраконсервативной исламской группировки, бывший боец поменял свою роль и получил властные полномочия: теперь он приближенный муллы Дадуллы. Находясь по ту сторону границы с Пакистаном, Ихсанулла ведет безбедную жизнь, координируя набор добровольцев для джихада и контролируя поступление тел убитых талибов, которых возвращают туда для похорон в их родных деревнях как героев. «Каждый раз, когда мне привозят одного убитого, я нахожу 20 новых добровольцев, желающих участвовать в боях», — хвастается Ихсанулла.

11-тысячный контингент коалиционных сил, включающий 3300 британских военнослужащих, недавно дислоцированных в южной мятежной провинции Гильменд, под командованием НАТО ведут боевые действия в рамках операции «Горный прорыв» для возвращения контроля над югом Афганистана. Им противостоят тысяча свежих боевиков Талибана, которые, по всей вероятности, проникли сюда недавно с территории соседнего Пакистана, из провинции Белуджистан.

Президент Х. Карзай обвиняет Пакистан в том, что тот не способен справиться с талибами, которые совершают вылазки в Афганистан с пакистанской территории, и делает недостаточно для того, чтобы контролировать границу со своим соседом. Утверждение Исламабада о том, что движение талибов в основном разгромлено, слабо сочетается с тем, как легко Ихсанулла действует в качестве «главного координатора» Дадуллы и совершает челночные поездки между Афганистаном и пакистанской провинцией Белуджистан, где талибы нашли тихое убежище после падения их режима пять лет назад. Он посещает мусульманские медресе в Белуджистане, практически главный мобилизационный центр мятежников, и составляет списки новых добровольцев, которых он затем отправляет на линию фронта. В отличие от своего шефа он идет только на одну уступку с точки зрения собственной безопасности: настаивает, чтобы его не фотографировали.

В то время когда одни боевики идут в Афганистан, пересекая границу, тела их предшественников, убитых в боях с войсками коалиции, люди Ихсануллы привозят для похорон в их родные места в Белуджистане. Так, за два последние месяца в округ Пишин провинции Белуджистан, по сообщению одного местного жителя, были доставлены для захоронения 24 трупа. В том числе труп маулави Азизуллы Ага, полевого командира талибов, убитого вместе с несколькими десятками других боевиков в результате американского авиаудара в провинции Кандагар. На его похоронах присутствовали несколько тысяч сторонников талибов, в том числе шесть местных и общенациональных политических деятелей из Белуджистана, поклявшихся отомстить за «мученическую смерть» маулави.

Совместная с частями афганской армии операция «Горный прорыв», нацеленная на ликвидацию экстремистов в четырех южных провинциях Афганистана, привела к большим потерям среди мятежников — более 120 убитых, однако она лишь способствовала росту интенсивности вооруженного сопротивления талибов. «Мы должны были сражаться или умереть, — убежден Ихсанулла. – Если бы мы не ответили на брошенный нам вызов, то добровольцы, готовые присоединиться к талибам в последние месяцы, могли назвать нас трусами и присоединиться к другим группировкам. Мы были обязаны ответить на вызов». Он высоко оценил пропагандистскую кампанию талибов, призванную мобилизовывать потенциальных добровольцев. Во всем регионе рынки наводнены DVD-дисками, демонстрирующими битву талибов с американцами. В то же время проповедники талибов модифицировали свою стратегию, используя вещание на низкочастотном FM-радио, побуждая слушателей бороться против «армии неверных». Значительная часть пропаганды направлена на пакистанских добровольцев, и она срабатывает очень быстро. Многие из 36 смертников-террористов, осуществивших свои акции в этом году, являлись пакистанцами.

Талибы заявляют, что арабы и боевики из Центральной Азии, ранее покинувшие Афганистан, чтобы присоединиться к своим соотечественникам, вернулись в Афганистан продолжать борьбу. На некоторых учебных видеодисках показаны арабские боевики в Афганистане, демонстрирующие новым добровольцам, как нужно готовить взрывные устройства. На одном из них предположительно египетский боевик по имени Абу Ихлас объясняет по-арабски, как можно таймер стиральной машины превратить в детонатор.

Офицеры из пакистанской разведки признают, что «пакистанские талибы» присоединяются к арабским и афганским «группам смертников». По сведениям одного из видных сотрудников пакистанских контртеррористических служб, недавно в Карачи арестована группа боевиков, планировавших присоединиться к бригадам смертников. Во время допросов они признались, что потенциальные смертники-террористы участвовали в семинарах в зоне племен провинции Белуджистан или в южном Афганистане, где инструкторы укрепляли их боевой дух.

Президент Х. Карзай утверждает, что он передал целую серию полных досье пакистанскому лидеру П. Мушаррафу, где детально описывается, как террористы-смертники, атакующие цели в Афганистане, рекрутируются, готовятся и вооружаются в Пакистане, но очень немногое делается для того, чтобы прекратить эту кампанию на пакистанских базах. Пакистанские официальные лица, однако, утверждают, что заниматься мониторингом активности экстремистов в северном регионе не представляется возможным. По словам одного из них, по всей стране функционируют тысячи медресе, и боевики используют их как укрытие, и каждое медресе невозможно контролировать. Эти религиозные школы выглядят как самые обычные. Там занимаются не физической подготовкой, а готовят духовно, чтобы самоубийца мог нанести максимальный ущерб при самовзрыве. Он добавил, что многие из таких убежищ находятся в самоуправляемой зоне племен, что делает работу разведслужб малоэффективной.

Можно предположить, что тема скрытой подготовки боевиков в Пакистане и их инфильтрация через границу в Афганистан будет поднята во время предстоящего визита пакистанского президента П. Мушаррафа в Кабул. Только в рамках координации усилий двух стран может быть решена проблема изоляции и последующей ликвидации очагов экстремизма в регионе.

44.83MB | MySQL:115 | 1,119sec