О проблемах борьбы с терроризмом в Сахеле

Штаб военного контингента стран «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад, переехал из малийского города Севаре (в центре страны) в столицу — Бамако. Об этом сообщает в пятницу 28 сентября агентство Франс Пресс (АФП) со ссылкой на источник в органах безопасности. По их сведениям, командующий контингентом, мавританский генерал Ханена ульд Сиди вместе со своими сотрудниками уже работает в Бамако. «Как координационный орган, штаб сил «Группы пяти» должен находиться там, где существуют наилучшие коммуникации и связь», — отметили источники АФП.  Командный пункт в Севаре 29 июня нынешнего года подвергся атаке боевиков. А уже в июле ульд Сиди сменил на посту руководителя штаба малийского генерала Дидье Дакуа (отметим, что такая рокировка была проведена при жестком давлении военных из Мавритании и Чада, которые обвинили напрямую малийца «в некомпетентности», и апеллировали при этом они напрямую Парижу, который в конце концов был вынужден к этим жалобам прислушаться — авт.). Напомним, что «Группа пяти» была создана в 2014 году для осуществления координации и регионального сотрудничества между властями Буркина-Фасо, Мавритании, Мали, Нигера и Чада в сфере обеспечения безопасности и развития. В минувшем году было объявлено о создании вооруженных сил «Группы пяти» зоны Сахеля, насчитывающих 5 тысяч военных. Их основной задачей является борьба с терроризмом и транснациональной преступностью в регионе. На сегодня надо отметить, что ситуация после создания этого контингента в зоне Сахеля кардинальным образом не улучшилась. Более того, она осложнилась.  27 сентября вооруженные силы Франции десантировали 120 своих военнослужащих в район округа Менака на северо-востоке Мали, одной из наиболее нестабильных областей на малийской территории. Об этом сообщило  агентство Франс Пресс со ссылкой на главный штаб французской армии. Как уточняется, к десантной операции было привлечено два военно-транспортных самолета C-160 Transall (С-160 «Трансаль») и один транспортник Airbus A400M («Эрбас» А400М). С бортов каждого из них высадились по 40 французских десантников. «Эта операция позволит пополнить находящийся в этом регионе личный состав. Мы используем различные сочетания сил и средств, чтобы создавать эффект неожиданности для террористических вооруженных группировок и показать местному населению, что мы способны быстро прибыть на место», — отметил официальный представитель главного штаба французской армии Патрик Стейгер. Новый четырехмоторный турбовинтовой военно-транспортный самолет Airbus A400M начал поступать на вооружение ВВС Франции с 2013 года. Это первый случай применения модели для десантирования военнослужащих в зоне боевых действий. Высадка производилась через грузовой люк в задней части фюзеляжа. К высадке десанта через боковые двери самолет пока не готов, производитель — европейский концерн Airbus («Эрбас») — обещает решить эту конструктивную задачу в обозримом будущем. Франция начала операцию «Бархан» летом 2014 года совместно с правительствами пяти западноафриканских стран: Буркина-Фасо, Мавритании, Мали, Нигера и Чада. Цель операции — продолжение борьбы с сетью исламистских группировок, действующих в регионе от Ливии до Гвинеи-Бисау. Операция «Бархан» пришла на смену контртеррористической операции Франции «Серваль», начатой 11 января 2013 года с целью освобождения северных территорий Мали от боевиков сепаратистских и исламистских группировок. Отметим при этом, что сам факт десантирования дополнительных сил французов на север Мали (как и перевод штаб-квартиры командования G5 в Бамако) означает только то, что сил самих африканских государств катастрофически не хватает для решения возникающих задач. А именно это соображение стояло в основе всей стратегии Парижа, который собственно и поменял кодовое название операции в зоне Сахеля именно с точки зрения смены самой природы этой операции: перенос тяжести операции  от собственно французского военного участия, как основного силового компонента, к использованию в этих целях контингентов местных африканских стран. Это обстоятельство должно было ограничить участие французских военных функциями координации, разведки, технической и авиационной поддержки с сокращением общей численности своих военных в этом регионе.  Не получается пока, более того — приходится этот контингент наращивать, что, кстати, серьезной осложняет участие французских военных в рамках поддержки своей креатуры в Ливии в лице Х.Хафтара.

Как отмечают наблюдатели, на этом фоне обстановка резко обостряется не только собственно в самом Мали, но и в ряде областей Буркина-Фасо.   С 2015 года северные районы Буркина-Фасо подвергаются атакам джихадистов. Однако в последнее время вооруженные радикалы стали регулярно совершать атаки и на востоке страны, в частности в зонах близ границы с соседними Бенином и Того. В ответ на активизацию боевиков армия Буркина-Фасо проводит поисковые операции, в которых участвуют военно-воздушные силы, по выявлению и ликвидации баз террористов. 6 октября шестеро полицейских погибли на севере Буркина-Фасо в результате подрыва автомобиля на самодельном взрывном устройстве. Об этом сообщило в субботу агентство Франс Пресс (АФП) со ссылкой на собственные источники в органах безопасности. Инцидент произошел в пятницу вечером близ населенного пункта Солле, недалеко от границы с Мали. Полицейский конвой попал в засаду, шедшая первой в колонне машина силовиков подорвалась на мине. Шесть стражей порядка погибли. После этого завязалась перестрелка. В настоящее время в зоне, где произошло нападение, идет поисковая операция. В район Солле направлены армейские подкрепления. Ранее, в четверг, взрыв самодельного взрывного устройства унес жизни шестерых военнослужащих Буркина-Фасо в местности, расположенной между населенными пунктами Гайери и Футури (на востоке страны).  До этого 23 сентября вблизи Инаты на севере страны были убиты три жандарма и похищены три сотрудника шахты. 15 сентября в результате нападения на востоке страны погибло восемь гражданских лиц. При этом компетентными органами страны пока не представлено общественности  никаких внятных итогов расследования  нападений, совершенных 2 марта в Уагадугу на военные объекты.

В этой связи ряд обозревателей указывают на тот факт, что именно ситуация в соседнем Мали оказывает на ситуацию в Буркина-Фасо дестабилизирующую ситуацию. Это не совсем так, об этом поговорим ниже. Но пока отметим, что ситуация в Буркина-Фасо очень четко указывает нам на те самые «подводные камни», которые самым серьезным образом тормозят сейчас попытки Парижа создать какую-то боеспособную вооруженную коалицию в рамках борьбы с джихадизмом из чисто африканских военных контингентов. В реальности вспышка насилия в том же Буркина-Фасо обусловлена в большей степени чисто внутренними причинами. Как, впрочем, и атаки джихадистов на туристические объекты в Кот Дивуаре и Буркина-Фасо два года назад.  По оценке ряда обозревателей, именно нежелание президента Буркина-Фасо включать местных авторитетных военных деятелей в свой ближний круг   создает сейчас опасную напряженность. В этой связи отметим, что 29 и 30 сентября в столице страны Уагадугу состоялось массовые демонстрации. Протестующие обвиняли президента страны Марка Кристиана Каборе «в неспособности  остановить насильственный кризис в области безопасности и противостоянию джихадизму в Буркина-Фасо». Тогда же прозвучали призывы к увольнению гражданских министров: Жан-Клода Буды в Министерстве обороны и  Саймона Компаоре — в службе безопасности.   При этом самый весомый моральный авторитет в стране Могхо Нааба Баонго, при этом нарушил свое молчание, что бывает крайне редко, и публично осудил как «прискорбную» халатность властей в борьбе с террористической угрозой. В этой связи практически все авторитетные эксперты в области безопасности отмечают, что ухудшение ситуации в Буркина-Фасо во многом можно объяснить глобальным недоверием президента к военным, которые, по его мнению, слишком близки к сторонникам его предшественников Блеза Компаоре и Якуба Исаака Зиды. В дополнение к кадровому ослаблению аппарата безопасности и обороны после падения Компаоре в конце 2014 года, многие опытные старшие офицеры спецслужб были сознательно сосланы нынешним  президентом на малозначительные должности за рубежом далеко от линии фронта борьбы с джихадистами. Прежде всего отмечается в этой связи судьба бывшего начальника штаба жандармерии Марселя Туандаба Кулибали. А многие высшие воинские начальники в настоящее время сосланы в различные миротворческие миссии ООН. Перед лицом этого кризиса советники президента все настойчивее призывают его вернуть в строй бывшего начальника разведки страны  Огюста Дениз Барри. Проблема в том, что этот полковник, имеющий тесные связи с бывшим президентом Буркина-Фасо Якубом Исааком Зидой, с января с.г. находится под следствием за «сговор и подстрекательство к действиям, враждебным дисциплине и долгу». Вот собственно, вот эта схватка за власть между военными и президентом и является  основной причиной нынешней активности джихадистов. Иными словами, все по классике — спецслужбисты через свою агентуру в исламистских и джихадистских группах провоцируют виток напряженности для того, чтобы окончательно скомпрометировать гражданского президента как гаранта безопасности в глазах Парижа, который является  головным арбитром в такого рода делах. Таким образом обозначим один из главных моментов, который препятствует Парижу создать что-либо реально эффективное в рамках своих антитеррористических усилий в зоне Сахеля. Французам надо тратить массу сил и средств на купирование межплеменных драчек в рядах политической элиты стран G5.

Второй момент, который является серьезной проблемой для Франции на этом направлении,  это отсутствие достаточных средств для обеспечения достойного и эффективного уровня действий африканских воинских контингентов. Функционирование антитеррористического контингента «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад, затруднено в связи с отсутствием обещанных денег со стороны зарубежных доноров. Об этом, как передает агентство Франс Пресс, заявил в среду президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта, выступая на заседании 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. «Совместные силы «Группы пяти» испытывают трудности, не функционируют полноценно ввиду отсутствия соответствующего мандата и прежде всего надлежащего финансирования, — отметил президент с трибуны ООН. — Мы призываем наших партнеров, пообещавших в феврале 2018 года во время конференции в Брюсселе сделать финансовые взносы, быть верными своим обязательствам в отношении военного контингента стран G5».  По его мнению, военные «Группы пяти» должны «действовать под мандатом ООН и быть обеспечены постоянным финансированием». «Мы полагаем, что борьба с терроризмом в зоне Сахеля — это важный вклад во всемирную безопасность», — добавил малийский лидер. При этом надо отметить, что международные доноры на его призывы откликаться не спешат. И прежде всего, в лице КСА и ОАЭ, с которыми Париж связывал свои основные надежды на финансирование.  В частности, обещание Эр-Рияда вложить в обеспечение контингентов группы G5 сумму в 150 млн евро в рамках оплаты контрактов на поставку  военной техники остается пока только словами. При этом Париж и страны, которые Франция призвала сформировать в 2014 году альянс по антитеррористической безопасности «Группы пяти»  -Мавритания, Буркина-Фасо, Мали, Нигер и Чад — надеются, что в скором времени произойдет прорыв. После рамадана и летних каникулярных месяцев французские оборонные компании и Саудовская Аравия  вернулись за стол переговоров в сентябре. При этом эксперты, знакомые с ходом этих консультаций, утверждают, что они, как это и было в случае попыток модернизировать ливанскую армию французским оружием за саудовские деньги, пока ходят «по кругу».

На прошлой неделе в Эр-Рияде руководство Департамента контрактов и соглашений (САД — Центральная служба закупок Министерства обороны под руководством  наследного принца Саудовской Аравии и министра обороны Мухаммеда бен Сальмана) провело ряд встреч с французскими коллегами. Итог, сформулированный неофициально французскими участниками, — саудовцы не торопятся переходить к конкретному рассмотрению этого досье в постоянном контакте с французским Генеральным директоратом по вооружению (Delegation Generale de L’Armement). Глава департамента генерал Адель бен Мусаид  аль-Салих  все еще «изучает предложения» на эту тему  от ряда французских оружейных фирм. В частности, от компании Sofema, которая готова поставлять броневики «Бастион». Среди потенциальных субподрядчиков также рассматриваются  компании Centigon и Nexter. При этом еще один оружейный французский гигант в лице Defense Conseil International (DCI) решил остаться в стороне от предполагаемой сделки, поскольку уже имеет массу сложностей в рамках уже заключенных с Саудовской Аравией контрактов в области ВТС. Франко-саудовские переговоры должны окончательно согласовать списки необходимой военной техники, которые ранее были составлены ВАТ Франции в странах Сахеля  в рамках контактов со своими местными военными коллегами. По имеющимся данным, среди указанной техники основное место занимают системы связи и  быстрые легкие бронированные машины.

При этом отметим, что, несмотря на свои обширные полномочия, САД имеет лишь небольшую оперативную группу. Само агентство сейчас  находится под большим давлением со стороны лично наследного принца Мохаммеда бен Сальмана, который требует от него оперативно представить соображения в рамках концепции развития «Видение 2030»    по развитию оборонной промышленности Саудовской Аравии за счет сокращения закупок, и переноса тяжести всей деятельности на приобретение в первую голову технологий в области ВТС и локализации военного производства непосредственно в КСА. Такую концепцию САД должна разработать  в кооперации с Saudi Arabia Military Industries (SAMI), что пока тормозится жестким лоббизмом со стороны различных сил в королевской семье. САД также отвечает за заказ, приобретение и доставку большого количества военной техники, необходимой для сил Саудовской Аравии, развернутых в Йемене. А вернее — для просаудовских групп южнойеменских наемников и местных салафитов. Его руководители постоянно ездят в ряд зарубежных столиц с целью осуществления операций по закупке  необходимого вооружения и боеприпасов. В последнее время основной упор сделан на приобретении  ракет средней дальности из США и боеприпасов из Греции. Глава САД генерал Адель бен Мусаид аль-Салих является представителем могущественной семьи, которая традиционно занимает ведущие посты  в военной промышленности Саудовской Аравии. Он возглавляет САД в течение последних трех лет. Бывший атташе обороны в Бахрейне, он был назначен в CAД, когда клан Сальмана пришел к власти и взял в свои руки все контракты в области обороны королевства. Его заместителями являются полковник Абдулла бен Ахмед аль-Шейх и Абдулла бен Салех аль-Хавас. Предыдущий глава САД, генерал Тарик бен Саад аль-Сархан, который был хорошо известен  западным коммерческим агентам, был сменен в рамках полной ротации кадров в области саудовского ВТС, которая была инициирована лично наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом.

44.78MB | MySQL:110 | 0,810sec