К вопросу о политике Турецкой Республики в отношении Африки. Часть 3

Турецкая Республика все последние годы пытается проводить активную политику на Африканском континенте. Продолжаем разбор политики Турецкой Республики на африканском направлении, на основе Альманаха «Внешняя политика Турции в 2017 году», подготовленного анкарским Фондом политических, экономических и социологических исследований (в турецкой аббревиатуре SETAV – В.К.).

Напомним, что мы закончили раздел, посвященный политическим отношениям Турции со странами Северной Африки. Здесь в центре внимания турецких авторов, довольно предсказуемым образом, оказалась Ливия и турецкое участие в мирном процессе в стране, где Турция пытается, с той или иной степенью успешности, гибко балансировать между правительствами в Триполи и в Тобруке.

Теперь переходим к торговым и экономическим отношениям Турции со странами региона.

Как пишут авторы документ, регион Северной Африки с точки зрения экономики играет важную роль для Турции на африканском континенте. Важную настолько, что, невзирая на региональные риски, турецким руководством был предпринят  целый ряд шагов, направленных на укрепление торгово-экономических связей.

В частности, 27 декабря 2017 года президент Р.Т.Эрдоган осуществил официальный визит в Тунис и подписал ряд экономических соглашений.

До этого, 21-22 июля 2017 года 2017 года министр экономики Нихат Зейбекчи принял участие, в качестве сопредседателя, в тунисско-турецком инвестиционном и деловом саммите. Как пишется авторами, на мероприятии рассматривалась стратегия развития двусторонних торгово-экономических отношениях. В частности, Н.Зейбекчи отметил, что турецкие строительные компании могут сыграть важную роль в экономическом развитии Туниса. В ходе своего визита турецкий министр провел ряд встреч с министрами тунисского правительства. По их итогам были подписаны соглашения о сотрудничестве в сферах энергетики, промышленности и торговли.

Теперь рассмотрим цифры взаимной торговли Турции и североафриканских стран в 2017 году.

Турецкий экспорт: Марокко – 1,65 млрд долл., Алжир – 1,7 млрд долл., Тунис – 912 млн долл., Ливия – 881 млн долл.

Турецкий импорт: Марокко – 924 млн долл., Алжир – 767 млн долл., Тунис – 206 млн долл., Ливия – 248 млн долл.

Общий товарооборот со странами Северной Африки в 2017 году у Турции составил 7,5 млрд долл.

От себя заметим, что интересным, видимо политическим образом, авторы проигнорировали Египет, политические отношения с которым у Турции оставляют желать много лучшего. Однако, картина заметным образом меняется, если просто посмотреть на цифры взаимной торговли между странами.

Итак, по данным Министерства экономики Турции, турецкий экспорт в Египет в 2016 году составил – 2,7 млрд долл., импорт в том же году – 1,4 млрд долл. Объем накопленных инвестиций турецких компаний в Египет оценивается на уровне около 2 млрд долл. Продолжается оживленный диалог между деловыми сообществами двух стран. В этом контексте, достаточно лишь отметить визит главы турецко-египетского Делового совета при Комитете по внешним экономическим связям страны (DEIK) Месута Топрака в Каир в марте 2017 года.

Заметим, что DEIK – отнюдь не независимая организация частной инициативы, как это было раньше, еще до недавнего времени. В настоящее время они перешли из своего частного статуса под зонтик Министерства экономики страны, став обычной бюрократической государственной структурой. Которые, как и положено бюрократии, предельно осторожны, прямо как врачи «не навреди» (себе), и особенно это характерно для турецких бюрократов, просчитывающих все до точки и запятой. Из чего можно сделать вывод, что пока турецко-египетский политический диалог не ведется или ведется на повышенных тонах, страна держит в Египте экономическую позицию открытой.

От экономики авторы материала переходят к отношениям в сфере безопасности.

Как они указывают, политические потрясения и проблемы с безопасностью в «некоторых» североафриканских странах после «арабского сопротивления» негативным образом сказались как на политических, так и на экономических отношениях с Турцией. Вместе с этим, Анкара проводит «многостороннюю стратегию по строительству политической стабильности и безопасности», особенно, с Ливией и Тунисом. В этой связи, особую важность, как указывается в Альманахе, приобретает официальный визит президента Турции, совершенный в Тунис в декабре 2017 года.

Другой стороной вопроса является непрекращающийся турецкий бой с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена («в простонародье» — ФЕТО). Для того, чтобы наладить работу с открытием школ Турции и закрытием школ ФЕТО, в 2016 году был создан Фонд «Маариф» (т.е. «Культура»; ссылка на веб-сайт организации — https://turkiyemaarif.org/).

В частности, «с места в карьер» Фонд принял самое активное участие в организации дипломатических переговоров с Марокко, в результате чего правительство страны, в феврале 2017 года, приняло решение о закрытии всех школ ФЕТО, находящихся в стране. Аналогичным образом, при посредничестве Фонда «Маариф» были достигнуты договоренности и с правительством Туниса. О том же, что Ливия была в числе первых стран, запретивших деятельность школ ФЕТО на своей территории, как пишут авторы документа, и так известно всем.

52.44MB | MySQL:104 | 0,308sec