Размышления о причинах крупных перестановок в командовании алжирской армии

Американские эксперты выдвигают несколько версий недавней кампании по массовым перестановкам в руководстве алжирской армии и спецслужб, которые были проведены при непосредственной инициативе и соответствующих публичных комментариях начальника Генерального штаба алжирской армии Ахмеда Гаида Салаха. По их мнению характер и сроки этой кадровой чистки предполагают, что они были инициированы ближайшим окружением президента Абдельазиза Бутефлики и поддержаны начальником Генерального штаба. И в основе такой очередной перетряски командования армии и спецслужб (а с 2016 года, когда в отставку был отправлен самый могущественный оппонент клана Бутефлики в лице главного куратора алжирских спецслужб генерала Мухаммеда Ламина Медьена таких чисток было несколько) безусловно лежит стремление свести к минимуму риски вмешательства армии и спецслужб в предстоящие выборы президента в следующем году. При этом нынешняя кадровая чистка является беспрецедентной за все время президентства Бутефлики в течении девятнадцати лет. Внутренняя политическая ситуация в Алжире остается крайне публично непрозрачной, что затрудняет понимание того, что именно происходит сейчас в Алжире. Но ряд признаков указывают на то, что мы имеем дело сейчас с совместными усилиями высшего командования армии и президента по сохранению контроля над ситуацией в стране. Все это происходит тогда, когда экономика Алжира, которая практически целиком зависит от нефтегазовых доходов, испытывает серьезные трудности, а недееспособной физически президент готовится к беспрецедентному пятому сроку продления своих полномочий в 2019 году. В рамках подготовки к этому очень спорному с точки зрения целесообразности сценарию, алжирские военные и президент Бутефлика, как представляется, работают вместе ради взаимной выгоды. То есть сохранения прежней системы баланса сил с точки зрения влияния на ряд ключевых секторов национальной экономики.
В реальности дело может быть совсем в другом. На самом деле речь в данном случае идет о комбинации ряда факторов. Изменения в руководстве армии и спецслужб начались в июне, когда уже бывший глава алжирской Национальной полиции Абдельгани Хамель был уволен после того, как совместная военная и полицейская операция привела к захвату крупной партии незаконных наркотиков у побережья Алжира. В рамках этой операции были получены данные, что коррумпированная полиция причастна к контрабанде наркотиков. С тех пор более десятка влиятельных должностных лиц сил безопасности и Вооруженных сил АНДР были отстранены от своих должностей, причем все эти шаги были мотивированы необходимостью более широких усилий по борьбе с коррупцией. В августе четверо из шести командующих региональными военными округами были уволены вместе с пятью из шести региональных командующих силами жандармерии. В сентябре еще несколько должностных лиц жандармерии и армии были отстранены от занимаемых должностей, а их дела были направлены в военные суды для расследования обвинений в финансовой коррупции. На данный момент только три из приблизительно одного-двух десятков высших генералов эпохи до прихода Бутефлики к власти остаются действующим командирами, включая начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Ахмеда Гаида Салаха. При этом отметим, что в ходе этой кампании получили фактическое подтверждение те моменты, о которых мы сообщали ранее. Военные и сотрудники спецслужб Алжира самым широким образом вовлечены в криминальную контрабандную деятельность в зоне Сахеля, а вся эта история с «Аль-Каидой Исламского Магриба» (АКИМ, запрещена в России) во многом обусловлена четким разделением труда в этой сфере между армией с спецслужбами с одной стороны, и так называемыми аль-каидовцами — с другой. Собственно в ироничной алжирской шутке, касающейся цветов национального флага страны, говорится, что зеленый означает ислам, красный-кровь мучеников (как войны за независимость, так и гражданской войны 1990-х годов), а белый- это чистый холст истории, который военные вытерли с целью скрыть свои коррупционные дела и нарисовать на нем свою новую архитектуру власти. При этом армия всегда занимала одно из центральных мест в политической иерархии страны. «Государство, военные, партия» (прежде всего, правящая партия Фронта национального освобождения) представляют собой три точки традиционного треугольника разделения власти в Алжире. При этом влияние военных в Алжире оценивается специалистами даже больше, чем в соседнем Египте: алжирская армия является основой всех функций государства. При этом интересно, что армия остается в сознании простых алжирцев самой уважаемой нейтральной силой, которая должна брать на себя роль третейского судьи в сложные для страны моменты истории. И такой роли военных, несмотря на все их коррупционные скандалы, способствует и их роль в кровопролитной борьбе за независимость от Франции, а также имидж главного гаранта стабильности, что было продемонстрировано победой над исламистами в гражданской войне 1990-х годов. Обязательный призыв для всех мужчин способствовал повышению популярности Вооруженных сил в Алжире, где военная служба является важнейшим признаком патриотизма и обеспечивает корпоративное единение между различными стратами общества вне зависимости от их имущественного и образовательного уровня. При этом есть несомненные вопросы у алжирского общества к вовлеченности высшего командования армии и спецслужб в экономические дела и откровенный криминал. Тем более, что в Алжире крупные военные чины фактически имеют иммунитет от различных судебных проверок. В этой связи ряд экспертов говорит о том, что последняя рокировка в командовании армии и спецслужб стала некой попыткой эту общественную обеспокоенность сгладить накануне судьбоносного голосования и продемонстрировать, что все равны перед законом, в том числе и вроде бы «неприкасаемые» военные.
Такая версия происходящего полностью укладывается в тот факт, что инициатором этой кампании и ее публичным арбитром стал как раз начальник Генерального штаба Ахмед Гаид Салах, которого в народе зовут еще и «алжирским ас-Сиси». В последнее время он очень тщательно пытается культивировать имидж нейтрального арбитра на политической сцене Алжира в дополнение к образу главного защитника страны. Армия, по его публичной трактовке, занимает положение вдали от партийной политики и должна внушать уважение (и подспудный страх) для гражданского правительства. И такая политика начинает приносить свои плоды. В частности отметим недавний призыв руководства главной исламистской партии Алжира — «Движения общество за мир» — предложившего Ахмеду Гаиду Салаху стать «третейским судьей» в рамках разрешения ряда внутриполитических катаклизмов. Отказывая в таком призыве, Ахмед Гаид Салах снова подтвердил независимость алжирской  армии, а также ее мощь. Армия «знает свои пределы и свои конституционные задачи», — сказал он. «Поэтому она никогда не может ввязываться в борьбу партий и политиков». Эта история прекрасно иллюстрирует нам тот факт, что Ахмед Гаид Салах потихоньку начинает готовить свой приход к власти в качестве «спасителя отечества». Причем делает это аккуратно, успокаивая клан Бутефлики заверениями в своей нейтральности путем реакции на специально организованные призывы структурированной оппозиции вмешаться в внутриполитическую ситуацию: создание упомянутой исламской партии является делом рук военных и спецслужб с точки зрения размывания радикального крыла оппозиции путем создания иллюзии политической инкорпорации умеренных исламистов во власть. При этом начальник Генштаба демонстрирует народу борьбу с элитарными военными коррупционерами и заодно убирает из активного оборота всех тех, с кем он собственно и начинал свою военную карьеру и кто является его осознанными конкурентами в военной иерархии. В этой связи публичные заявления высших военных чинов о своей нейтральности и аполитичности всегда вызывают очень сильные подозрения в неискренности, начиная от Пиночета в Чили и заканчивая тем же А.Ф.ас-Сиси в Египте. По ряду данных, таким образом Ахмед Гаид Салах упорядочивает военное командование в рамках подготовки к взятию власти и устранения с этой целью некоторых амбициозных генералов, которые бросили ему вызов лично или которые связаны с Саидом Бутефликой, младшим братом президента и главным «серым кардиналом» в президентской администрации. Отметим также, что начальник Генштаба очень аккуратно готовит и США к такому сценарию, наращивая уровень контактов с Пентагоном и Госдепартаментом. США гордятся сотрудничеством с Алжиром в противодействии террористической угрозе. С таким заявлением, как передает информационное агентство Альжери Пресс Сервис (АПС), 29 июня выступил в столице Алжира первый заместитель госсекретаря США Джон Салливан. Он принимает участие в работе 5-й сессии двусторонних консультаций, посвященных, в частности, вопросам безопасности и противодействия терроризму. «Соединенные Штаты гордятся сотрудничеством с Алжиром в противодействии террористической угрозе и подтверждают свою готовность поделиться с другими странами своим опытом в области борьбы с терроризмом», — подчеркнул Салливан.  Ранее в четверг он провел встречи с премьер-министром Алжира Ахмедом Уяхья и министром иностранных дел Абделькадером Месахелем. Салливан отметил, что США признают «лидирующую роль Алжира в деле восстановления мира и безопасности в регионе, особенно, в Ливии и Мали». Двусторонние консультации в алжирской столице, по его мнению, являются «возможностью обсудить различные вызовы, касающиеся обеих стран, в том числе борьбу с терроризмом». «Сфера безопасности является одним из важных направлений сотрудничества между Алжиром и США», — заявил заместитель госсекретаря. Собственно это только доказывает тот факт, что Вашингтон не будет сильно протестовать против прихода алжирских военных к власти.
Повторим, что эта версия расходится с прогнозами американских аналитиков, которые говорят о том, что одним из вероятных оснований для недавних перестановок является стремление ближнего круга А.Бутефлики обеспечить максимальную лояльность со стороны армии до президентских выборов 2019 года. 81-летний Бутефлика решил баллотироваться на выборах на беспрецедентный пятый срок, и это решение породило смешанные чувства в политической элите Алжира относительно того, каковы будут последствия такого шага. Большинство официальных политических партий заявили о молчаливой поддержке его пятого срока, в то время как некоторые зарождающиеся оппозиционные группы, такие как Mouwatana, подняли экономические проблемы Алжира в качестве причины для необходимости выбора нового руководства страны. Очевидно, что ближайшее окружение Бутефлики обеспокоено шансами военного переворота против стареющего лидера. Основанием для этого вывода является то, что некоторые из ближайших союзников Ахмеда Гада Салаха в армии были уволены якобы именно под нажимом ближнего круга Бутефлики. На это указывает и недавнее принятие правительством закона, который запрещает отставным военным заниматься государственными делами, что последовало вскоре после того, как один из генералов раскритиковал идею Бутефлики баллотироваться на пятый срок. Это говорит о том, что гражданское правительство пока в какой-то степени еще контролирует армию, по крайней мере, когда армия открыто угрожает его власти.
В данном случае надо отметить, что алжирское правительство пытается сочетать в данном случае политику «кнута и пряника» в рамках сохранения лояльности военного командования. В том числе и путем предоставления военным льгот и преференций. Это включает в себя предоставление армии возможности осуществлять относительный контроль над рядом экономических областей, включая приоритетное право на приобретение крупных земельных участков и на бизнес в частном секторе. То же самое касается и оружейных контрактов в рамках модернизации алжирской армии. Учитывая этот момент, неудивительно, что высшее военное командование извлекло для себя большую пользу из значительных закупок оружия. Алжир занимает сейчас второе место после Египта в качестве наиболее оснащенных вооруженных сил в Африке, в силу того, что в последние годы было закуплено значительный объем передовых вооружений у России и стран ЕС. За этими закупками оружия безусловно стоит элемент политики гражданского руководства Алжира с точки зрения приобретения лояльности среди высших чинов армии и спецслужб. В этой связи отметим, что последняя серия увольнений, которые потрясли Национальную народную армию (ННА), стоили поста и командующему ВВС Абделькадеру. Он был уволен 17 сентября. И этот момент автоматически подвесил весь комплекс контрактов, которые алжирские военные планировали заключить в рамках закупки новой техники именно для ВВС. Поэтому ряд экспертов утверждает, что все крупные программы закупок оружия могут быть отложены до президентских выборов 2019 года. Но, самое главное, становится неясной судьба проекта строительства совместно с итальянцами завода по производству военных вертолетов, который планировался реализовываться совместно с дочерней компанией Leonardo Agusta Westland. Вертолеты должны  были производиться на сборочном заводе Setif, который Leonardo Agusta Westland должна была построить с филиалом ННА Etablissement de Developpement des Industries Aeronatiques (ADIE). Пока дело ограничилось только разметкой и расчисткой участка для строительства. Но при этом комиссия, которая была создана в рамках контроля за ходом строительства и в которую вошли представители Генерального директората гражданской авиации (DGAC) Алжира и представители Leonardo Agusta Westland, была фактически распущена еще в июне с.г. В этом случае уместно говорить о том, что кадровая ротация в армии может быть и отголоском внутренней борьбы в рамках влияния на заключение этого контракта. И не только его. Напомним, что в последнее время очень четко обозначилось стремление алжирских военных занять монопольную позицию с точки зрения обеспечения безопасности нефтяной инфраструктуры национальной нефтяной компании Алжира Sonatrach. И в этой связи военное командование все лето 2018 года вело напряженные переговоры с американской компанией «Локхид Мартин» с точки зрения приобретения оборудования для мониторинга за границами Алжира… и нефтяной инфраструктуры Sonatrach, которая будет вносить финансовый вклад в эти закупки армии. По нашим данным, эта сверхсекретная программа закупок оборудования, осуществляемая армией, полностью финансируется непосредственно национальной нефтяной группой Sonatrach. Согласно нашей информации, «Локхид Мартин» должен в ближайшее время завершить переговоры с правительством о заказе пяти аэростатов наблюдения. Этот проект дает Алжиру такие же системы защиты, которые используются американцами для контроля над периметрами американских баз в Афганистане и на границе между США и Мексикой. Привязанный на большой высоте и ощетинившийся радиолокационными детекторами и камерами сверхвысокого разрешения, каждый из этих «воздушных шаров» может держать под наблюдением тысячи квадратных километров территории и несколько сотен километров границы. Это уже очень серьезный выход военных на солидное финансирование со стороны национальных нефтяников, что означает по факту сращивание двух этих очень серьезных сил в Алжире. И это является, пожалуй, самым главным вызовом на сегодня для клана Бутефлики с точки зрения сохранения власти. Собственно ровно по этой причине президент и его окружение всячески блокировали в течение пяти лет после нападения исламистов на завод в Ин-Аменасе проект реализации участие военных в системе полноценной охраны всей нефтяной инфраструктуры страны. Разумеется, что помимо личного интереса алжирских военных, существует и четкая политическая мотивация в отношении закупок оружия. Даже несмотря на тот факт, что Алжир уклоняется от всех контртеррористических инициатив Парижа и Вашингтона в зоне Сахеля, а также то, что в конституции страны есть прямой запрет на использование армии вне пределов границ страны, политическое и военное руководство Алжира считает своей приоритетной задачей сохранение своего военное преимущество над основным геополитическим соперником в лице Марокко. Кроме того, события «арабской весны» и особенно события в Ливии породила у алжирских военных самую серьезную озабоченность по поводу перспективы иностранного вмешательства извне во внутренние дела и в этой связи армия превращается в единственное средство против реализации такого сценария.

52.8MB | MySQL:104 | 0,368sec