Ситуация в Марокко: сентябрь 2018 г.

С 27 августа по 2 сентября столпотворение случилось в порту Танжер-Мед (дублер старого порта Танжер, в 50 км от него к востоку) в связи с массовым наплывом марокканцев, проживающих за рубежом, которые завершили свои отпуска на исторической родине. В указанный период через него решили выехать 275 тысяч человек с машинами, в связи с чем перед причалами, от которых отходят паромы, образовалась огромная многокилометровая очередь. По данным дирекции порта, желающих покинуть Марокко через Танжер-Мед в этом году оказалось в три раза больше, чем в прошлом году, и порт не справился с этой нагрузкой. В социальных сетях оказавшиеся в пробке жаловались на плохую организацию работы портового комплекса. Некоторые из них утверждали, что ожидали посадки на паром в течение суток.

В настоящее время в странах Европы проживают 4 млн марокканцев. Многие из них приезжают в период летних отпусков на родину. Необычное число пожелавших покинуть Марокко в конце августа – начале сентября эксперты связали с тем, что на конец августа пришелся религиозный праздник Ид аль-Адха.

Новый порт Танжер-Мед, введенный в эксплуатацию 10 лет назад с задачей разгрузить Танжер, в год обрабатывает 3 млн контейнеров и обслуживает примерно столько же пассажиров.

В начале августа на севере страны продолжилась начатая в последние дни августа массовая облава марокканских силовиков на незаконных иммигрантов, которых после задержания перевозили на крайний юг страны. Операция началась после того, как 22 августа примерно 100 нелегалов прорвались на территорию испанского анклава Сеута. При этом их действия были охарактеризованы марокканскими властями как «чрезвычайно агрессивные». Правозащитники со своей стороны назвали «чрезмерно агрессивными» действия марокканских полицейских.

25 сентября в районе Фнидека близ Сеуты катер королевских ВМС был вынужден открыть огонь на поражение по высокоскоростной лодке с незаконными иммигрантами после того, как управлявший лодкой испанец не подчинился требованию оставить транспортное средство и не отреагировал на предупредительную стрельбу. В результате огня погиб 22-летний марокканец, три пассажира лодки, все – марокканцы, получили ранения. По версии местных властей, нелегалы лежали на дне лодки, и поэтому не были видны с борта катера. Всего на борту лодки было 25 человек, в роли перевозчиков выступали испанцы, которые были арестованы марокканскими властями.

По данным испанских властей, с начала года в страну морским путем незаконно перебрались свыше 38 тысяч нелегалов. Марокканские власти сообщили со своей стороны, что они задержали 54 тысячи нелегалов, в том числе 7.1 тысяч марокканцев.

В связи со сменой маршрутов нелегалов глава МВД Марокко Халид Зеруали в интервью АФП 26 сентября призвал европейские страны «присоединиться к усилиям королевства в борьбе против сетей, организующих их переброску». По его оценке, после постепенного закрытия восточного маршрута (Турция – Греция) и центрального (Ливия и Тунис) Марокко ощущает «сильнейшее давление со стороны мигрантов». Согласно марокканским данным, казне дорого обходится содержание свыше 13 тысяч силовиков вдоль северного побережья страны. Стране также нужны быстроходные пограничные катера, поскольку если раньше высокоскоростные лодки использовались только наркоперевозчиками, сейчас их начали использовать и для перевозки нелегалов.

В ответ на кампанию бойкота некоторых продуктов, развернувшуюся в Марокко начиная с мая, 5 сентября компания Danon объявила о снижении цен на некоторые виды своей продукции на 10%. Известно, что в результате таинственной кампании протеста против «дороговизны жизни», развернутой в социальных сетях, продажи Centrale Danon – марокканского филиала Danon упали в первом полугодии на 40%. Из-за кампании бойкота Danon была вынуждена начиная с мая не возобновлять контракты с 886 посредниками и сократить объемы закупок сырого молока на 30%, что тут же ударило по интересам 120 тысяч крестьян.

Кроме продукции компании Danon объектами критики оказались сеть заправочных станций Afriquia и минеральная вода Sidi Ali.

Не исключается, что за кампанией бойкота могла стоять формально правящая исламистская Партия справедливости и развития (ПСР). Она могла быть предпринята для того, чтобы подорвать позиции ряда министров, не относящихся к этой партии, и в частности, министра сельского хозяйства Азиза Аханнуша, лидера партии Национальное объединение независимых (НОН) и владельца сети заправок Afriquia.

6 сентября марокканские власти сообщили о нейтрализации «террористической ячейки», которая состояла из трех человек и была связана с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Согласно коммюнике МВД страны, арестованные проживали в городах Тетуан и Агадир, они присягнули на верность главарю ИГ Абу Бакру аль-Багдади. По данным следствия, они планировали теракта на территории королевства с использованием взрывчатых и токсичных веществ. Операцию проводило Центральное бюро криминальных расследований (ЦБКР). Согласно официальным данным, в 2017 г. ЦБКР нейтрализовало 9 «террористических структур», при этом были арестованы 186 человек, подозреваемых в терроризме.

12 сентября в Марокко после нескольких лет дискуссий вступил в силу закон, предусматривающий уголовное преследование за насилие в отношении женщин. Его текст был одобрен парламентом в феврале. В этой связи одни эксперты назвали его «важным шагом на пути к равенству полов», другие указали на то, что он не в должной степени учитывает «международные дефиниции в части, касающейся насилия по отношению к женщинам». В частности, безнаказанным остается насилие в семье.

14 сентября Евросоюз и Марокко подписали в Рабате два соглашения о финансировании проектов социального развития и повышении конкурентоспособности частного сектора на сумму в 200 млн евро.

Отношения между ЕС и Марокко ухудшились в конце 2015 г. после того, как европейская юстиция аннулировала двустороннее соглашение о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. Это стало следствием иска со стороны сепаратистского Фронта ПОЛИСАРИО, утверждавшего, что распространение действия соглашения на территорию сахарских провинций якобы является нарушением норм международного права. Позднее, в 2016 г., Европейский суд принял решение, что двустороннее соглашение может оставаться в силе, но его действие не должно распространяться на сахарские провинции. В данном случае, как представляется, Европейский суд продемонстрировал свой двойной подход к двусторонним документам. Так, недавно было продлено двустороннее соглашение о морском рыболовстве, в которое включены прибрежные зоны сахарских провинций, где преимущественно ведут промысел суда европейских стран. Текст соглашения должен быть одобрен Европарламентом и марокканским парламентом.

29 сентября эмиссар ООН по Западной Сахаре Хорст Кехлер пригласил Марокко и Алжир, равно как Мавританию и Фронт ПОЛИСАРИО, в декабре в Женеву для обсуждения вопросов, связанных с западносахарским урегулированием. Четыре стороны должны были дать свой ответ на это предложение до 20 октября.

В сентябре оживленная полемика развернулась относительно того, что      20 августа Совет министров во главе с королем Мухаммедом VI вновь ввел обязательную военную службу для молодых людей в возрасте от 19 до 25 лет продолжительностью 12 месяцев. В 2006 г. обязательная военная служба была отменена после 40 лет существования. Предусматривается, что в период обязательной срочной службы молодые марокканцы кроме получения военной подготовки будут участвовать в реализации неких инфраструктурных проектов. Одни увидели в этом решении меру, направленную на промывание мозгов молодежи и удержание ее вне протестных движений, другие – возможность дать шанс молодежи из депрессивных районов подняться по социальной лестнице.

Само объявление о введении обязательной военной службы вызвало массу вопросов, и в частности, относительно ее применения для лиц с двойной национальностью, мотивов этого шага, а также насколько она необходима для молодых людей. Как утверждалось в соответствующем коммюнике королевского кабинета, цель введения обязательной военной службы – улучшить «интеграцию (молодежи) в профессиональную и социальную жизнь» и «усилить у них верноподданнические чувства».

17 сентября в Париже начался громкий судебный процесс по делу под названием «Вирус» о широкомасштабном отмывании денег от продажи наркотиков. Речь идет о каннабисе марокканского происхождения, который продавался в парижском регионе. Перед судом предстали 40 обвиняемых из самых разных социальных слоев в возрасте от 29 до 80 лет – перевозчики наркотиков и продавцы, служащие швейцарских банков и «белые воротнички». Им предъявлены обвинения в перевозке и продаже наркотиков, отмывании денег в составе организованной банды, налоговых преступлениях, растрате. Франко-швейцарская группа была разгромлена осенью 2012 года после расследования относительно канала доставки каннабиса из Марокко в район Парижа. Тогда следователи вышли на сложную и хорошо организованную систему отмывания миллионов евро наличными, полученными от наркоторговли. Двое главных обвиняемых – служащие одного из швейцарских банков братья Мейер и Нессим аль-Малех имеют марокканские корни. Они охарактеризованы следствием как «профессионалы финансовой инженерии». Считается, что именно они стояли у истоков этой системы. Они уже были осуждены по тем же обвинениям в Швейцарии в январе 2013 г.

По делу «Вирус» проходят в общей сложности 72 человека. 26 из них были уже судимы в 2017 году по делу, названному «Ретровирус». Еще 17 человек, признанных в налоговых нарушениях, проходят по отдельной судебной процедуре.

Марокко считается крупнейшим в мире производителем каннабиса.

В сентябре в интернете появились первые фотографии гидрографического и океанографического судна «Ибн Батута», построенного на французской верфи компании Piriou для королевских ВМС. Они позволили судить о технических возможностях этого судна длиной 72 метра, шириной 15 метров и скоростью 14 узлов. Оно должно быть принято в состав ВМС в ноябре.

В целом, острейшее социальное неравенство является причиной многих проблем современного Марокко. И их вряд ли удастся решить с помощью введения обязательной военной службы.

52.58MB | MySQL:105 | 1,058sec