Об обострении берберской проблемы в Алжире

В октябре текущего года в Алжире вновь обострилась берберская проблема. Это стало заметно на примере двух событий – отказа этнических берберов в национальных районах страны изучать арабский язык и заявленного прекращения парламентской деятельности руководством проберберского Фронта социалистических сил (FFS), претендующего на роль «старейшей политической партии страны».

Со второй половины октября текущего года все большее число молодых берберов, особенно в Кабилии, отказывается от посещения уроков арабского языка в школах.

Рекордное число кабильских школьников бойкотировали занятия по арабскому языку в провинции Тизи-Узу. Произошло это 29 октября после того, как накануне, 28 октября, всем учащимся региона был направлен анонимный призыв прогулять соответствующие уроки.

По информации берберских активистов, эта мера является ответной на действия молодых арабов, еще в сентябре текущего года отказавшихся изучать берберский язык в местах его изучения, который стал обязательным в плане прохождения в школах в целом ряде регионов не только для берберов, но и арабов.

Разумеется, представители последних оказались не в восторге от увеличения нагрузки за счет введения нового и ненужного им предмета.

Следует заметить, что еще в сентябре, когда проявились первые признаки недовольства, взвешенные политики с обеих сторон предупреждали о надвигающейся опасности, однако власти их не услышали.

В результате ситуация с каждым днем обостряется и во взаимные отказы на изучение национальных языков втягивается все больше молодежи с обеих сторон. Хуже того – подобные кампании сопровождаются провокационными вбросами в интернете, особенно в социальных сетях, направленные на стравливание между собой представителей арабов и берберов.

Со стороны арабов в авангарде выступлений против «навязывания берберского языка» выступили исламские радикалы. Дошло до того, что депутаты-исламисты национального парламента публично поклялись убить своих детей, если те «посмеют произнести слово по-кабильски». Они приравняли язык т-амазиг к языку «колонизаторов» и призвали бороться с ним всеми средствами.

Эти высказывания вызвали возмущение других депутатов, особенно берберов, заявивших, что «легальные исламисты» нарушили статью 295 часть 1 Основного закона страны о предоставлении языку амазигов национального статуса наравне с арабским, предусматривающей для ее нарушителей тюремное заключение сроком от 6 месяцев до 3 лет. Такое наказание может быть вынесено «любому лицу, публично разжигающему ненависть или призывающему к дискриминации (касающейся в том числе изучения языка – авт.) по отношению к какому-либо лицу или группе лиц по причине их расовой или этнической принадлежности или организующее, распространяющее, поощряющее или пропагандирующее те же действия для достижения тех же целей».

Однако правосудие, которое, согласно данным депутатов-берберов оперативно реагировало на менее серьезные ситуации, на этот раз осталось безмолвным на столь вопиющее и публичное нарушение закона.

Это и вызвало ответные меры со стороны берберских активистов, демонстрирующих своими протестами наличие серьезных проблем в Алжире по национальному вопросу мраморным перед лицом лишений этого депутата.

Они указывают, что «У молодых кабилов нет проблем с арабским языком, который они изучают с момента обретения независимости и которым они прекрасно владеют. Они претендуют только на получение места для своего языка в многонациональном Алжире».

Между тем, ответственность за новое межнациональное обострение в стране падает именно на центральные власти страны за их директивную политику по целенаправленному насаждению «национального языка».

Ранее таковым являлся только арабский, но, после получения подобного статуса и берберского языка власти, особенно в национальных районах, стали проводить «зеркальную» политику в плане его насаждения, хотя лишних проблем возможно было избежать, сделать подобные занятия факультативными.

Как бы там ни было, произошедшее стало одной из причин «замораживания» лидерами проберберского FFS своей деятельности с 28 октября текущего года в обеих палатах парламента.

Тем самым они стремятся «осудить незаконность этого законодательного учреждения».

В своем специальном заявлении по этому случаю они отметили «размывание управления кризисом, потрясшим это законодательное учреждение».

Вместе с тем бывшие парламентарии FFS высказались «за активизацию деятельности на местах в различных вилайях, чтобы продолжить «борьбу за построение правового государства, гарантирующего все права и свободы всем гражданам, встретиться с гражданами, выслушать их и поддержать профсоюзных активистов, правозащитников, активистов, ставших жертвами оскорбительных притеснений и судебных преследований».

В частности, они отметили, что глава их партии в Лагуате был недавно приговорен к двум годам тюремного заключения за «нарушения общественного порядка».

Между тем, демарш лидеров FFS, одной из старейших алжирских партий, обусловлен не только языковой проблемой и преследованиями отдельных активистов, а более глубинными причинами, связанными с общим ухудшением жизни в стране.

По словам представителей ее руководства, работа нынешнего состава парламента является «незаконной с момента его выборов в 2017 г.», в том числе и «выборные манипуляции», «перестановки на лидерских постах внутри самого парламента» и «превращение законодательной власти в придаток власти исполнительной, ведущей неудачную политику, поставившую под угрозу будущее страны и торпедирующей все надежды на перемены».

В своем заявлении депутаты FFS также подчеркнули, что они протестуют против «поведения лидеров обеих палат в отношении оппозиции, обвиняющих ее в том, что она сеет отчаяние и сомнение» и демонстрирующих общественности, что, «узурпируя и без того коррумпированную систему, они создают реальную угрозу и опасность для стабильности институтов страны».

Разумеется, в подобном поведении партийного руководства имеется желание повысить свой имидж в условиях, когда FFS растеряла значительную часть своей прежней популярности среди берберов в том числе из-за своего прежнего сотрудничества с центральной властью (например, за присутствие в национальном парламенте), за что берберские социалисты подвергались все более заметной критике со стороны более радикальных организаций.

И все это происходило на фоне роста «несистемной берберской оппозиции» вроде сепаратистских движений, таких как «Движение за автономную Кабилию» и «Движение за автономию долины Мзаб».

Соответственно, столь неожиданный «антипарламентский» разворот FFS мог быть осуществлен по договоренности с президентским дворцом Эль-Мурадия, чтобы купировать растущую популярность радикалов.

Тем не менее, это далеко не отменяет того факта, что центральные власти демонстрируют неспособность комплексно решить берберскую проблему, обострения которой уже неоднократно приводили к серьезным политическим потрясениям в стране.

56.81MB | MySQL:106 | 0,467sec