Об израильско-пакистанских отношениях на фоне палестинской проблемы

Известия об официальном визите премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Оман в конце октября 2018 года способствовали распространению слухов о тайном посещении Исламской Республики Пакистан израильской делегации, а также активизировали дебаты по поводу плюсов и минусов наличия у ИРП, южноазиатской страны с мусульманским населением, официальных отношений с еврейским государством. Если подтвердится, что израильские официальные лица встречались со своими пакистанскими коллегами в Исламабаде, то это смело можно будет расценить как значительное геополитическое событие.

Будучи нацией, основанной на мусульманской идентичности, Пакистан не может не сочувствовать проблемам, так или иначе имеющим отношение к исламу, во всем мире. В частности, пакистанцы чувствуют сильную эмоциональную причастность к палестинской борьбе за самоопределение. В результате, как и многие их арабские и мусульманские братья, они считают Израиль врагом. Однако «геополитика – это не эмоциональное проявление; скорее это искусство грамотно преследовать национальные интересы». Об этом в своей публикации в англоязычной пакистанской газете Daily Times пишет Тамир Либель, израильский эксперт по вопросам безопасности, и Камран Бакхари, работающий в Вашингтоне пакистанский специалист по международным отношениям и национальной безопасности[i].

В течение последних семи десятилетий Пакистан поддерживал палестинцев, при этом Исламабад фактически ничего не делал для того, чтобы помочь им. За это время многое изменилось, однако политика Пакистана в отношении израильско-палестинского конфликта осталась прежней. Многие арабские и мусульманские государства стали придерживаться прагматичного подхода к этому вопросу. Исламабад, однако, не осознал, что он не только отстает от развития реальной ситуации на Ближнем Востоке, но также не учитывает изменяющиеся реалии в своем собственном южноазиатском регионе.

Не малое значение имеет широко распространенная среди пакистанцев теория заговора «сионистов-индусов-крестоносцев» против их страны. Однако нет никаких доказательств того, что Израиль когда-либо действовал против Пакистана. Даже развитие сотрудничества между Израилем и Индией не означает, что последняя намерена их использовать против ИРП, т.к. мотивация первого в связях с Нью-Дели совершенно иная. Как рассуждают эксперты в своей статье, в то время, когда Израиль сталкивается со значительной международной критикой в связи с оккупацией палестинских территорий, ему нужны любые союзники, которых только возможно заполучить. Следовательно, тесные отношения с такой мировой державой, как Индия, которая вскоре станет самой густонаселенной страной в мире, – это то, чего по логике вещей и добивается еврейское государство.

Усилия Израиля по установлению тесных отношений с Нью-Дели, в частности шестидневный визит израильского премьер-министра в Индию в начале этого года, очень мало (если вообще) имеет отношение к Пакистану. Южноазиатская мусульманская страна на самом деле даже не фигурирует в израильских стратегических расчетах. У Израиля сейчас слишком много угроз в его непосредственном стратегическом окружении, чтобы думать о Пакистане. То же самое относится и к Исламабаду, которому предстоит решать слишком много проблем со своими ближайшими соседями, которые не позволяют ему слишком беспокоиться о том, что происходит на израильско-палестинском фронте.

Но самое главное, что как раз не Израиль избегает двусторонних отношений. Возможно, на протяжении последних десятилетий для Исламабада был смысл игнорировать еврейское государство, демонстрируя символическую солидарность с палестинским народом. Но пришло время для Пакистана пересмотреть свою позицию и оценить, насколько она принесла пользу палестинцам и, что еще важнее, чего добились пакистанцы в преследовании собственных национальных интересов.

Непризнание ИРП еврейского государства не помогло палестинцам. Это особенно касается случаев, когда мусульманские державы (которые оказались еще и близкими союзниками Пакистана) с гораздо большей вовлеченностью в израильско-палестинский конфликт уже наладили формальные дипломатические отношения с Израилем или находятся в процессе, т.к. они преследуют свои национальные интересы. Приводится пример Турции, «самой могущественной страны на Ближнем Востоке», которая имеет дипломатические отношения с Израилем столько же лет, сколько существует Пакистан как суверенное государство. Крупнейшее арабское государство Египет нормализовал отношения с Израилем и имеет мирный договор от 1979 года.

Аналогичным образом поступила и Иордания, которая в 1994 году официально закрепила свои отношения с Израилем. Более того, самый близкий ближневосточный союзник Пакистана, Саудовская Аравия, ультраконсервативное религиозное государство, также открыто ведет процесс в сторону налаживания отношений с Иерусалимом. Общим знаменателем во всех этих отношениях является то, что они были установлены на основе соответствующих национальных интересов, а не какого-то смутного представления о панарабской или мусульманской солидарности. В то же время, все это не означает, что эти страны бросили палестинцев на произвол судьбы.

Фактически, позиция упомянутых стран по отношению к Израилю исходит из осознания того, что, если они и смогут изменить к лучшему положение своих палестинских братьев, которые долгое время страдают от оккупации, то это не произойдет посредством бойкота. Имея отношения с Израилем, у них появляется гораздо больше возможности что-то сделать для палестинцев за столом переговоров. Другой вопрос – что им по факту уже удалось сделать. В любом случае, Пакистану, который очень далеко находится от зоны палестинского конфликта, меньше всего сейчас нужно поддерживать то, что явно является устаревшей и не приносящей пользы политикой.

Напротив, Пакистан может многое потерять из-за отсутствия связей с Израилем. Подтверждение тому эксперты увидели в визите Б.Нетаньяху в Индию. По их мнению, учитывая, что доктрина национальной безопасности Пакистана в значительной степени ориентирована на Индию, Исламабад не может позволить Нью-Дели монополизировать отношения с Иерусалимом. Справедливости ради, во время правления президента Пакистана Первеза Мушаррафа (2001 – 2008 гг.) пакистанцы действительно обращались к израильтянам при помощи турецкого правительства, когда министр иностранных дел ИРП Хуршид Махмуд Касури встретился со своим израильским коллегой Сильваном Шаломом 1 сентября 2005 года в Стамбуле.

При этом пакистанские СМИ сообщали о том, что переговоры были инициированы Израилем, «желающим установить дипломатические отношения с Пакистаном», и в течение нескольких месяцев израильские и пакистанские должностные лица вели тайные переговоры. Согласно же израильскому МИДу, инициатором переговоров выступил президент Пакистана, обратившийся к премьер-министру Турции с просьбой организовать встречу министров иностранных дел на нейтральной территории[ii].

Однако из того «дипломатического прорыва» ничего не вышло, т.к. пакистанцы не захотели выйти за рамки «консенсуса между арабскими и мусульманскими странами». Кази Хусейн Ахмад, президент крупнейшего в Пакистане альянса шести ведущих мусульманских партий «Муттахида маджлис-е амаль» тогда заявил: «Мы решительно осуждаем эту злосчастную встречу между пакистанским министром иностранных дел и представителем сионистского государства». По его словам, встреча противоречила основам пакистанской политики и учению ислама[iii].

Спустя десятилетие обстоятельства изменились не только на Ближнем Востоке, но и положение Пакистана в Южной Азии. Отношения с Соединенными Штатами резко ухудшились, и Индия делает все, чтобы этим воспользоваться. Таким образом, Пакистан вынужден диверсифицировать свою внешнюю политику. Развитие ситуации в регионе, по мнению экспертов, подталкивает Пакистан к пересмотру своего отношения к Израилю.

При этом очевидно, что такого рода пересмотр будет чрезвычайно болезненным для Исламабада, учитывая рост религиозных «правых» сил в стране, особенно их воинствующих элементов. Считается, что отношение руководства Пакистана к ряду военизированных организаций на пакистанской территории определяется принципом «бороться с теми, кто воюет против Пакистана и не препятствовать (либо помогать) тем, кто действует против Индии, антипакистанских режимов в Афганистане, а также против местных агентов влияния иностранных государств, в частности, Ирана». К тому же Пакистан использует вооруженные группировки в качестве средства достижения своих геополитических целей, по крайней мере, с 1970-х гг.[iv]

Как бы то ни было, задача выполнима. Военно-политическому руководству ИРП необходимо будет приложить усилие для того, чтобы в интересах государства отказаться от иррациональной политики, которая не принесла пользы, ни пакистанцам, ни палестинцам. Развитие нормальных дипломатических отношений между двумя странами требует времени, к тому же результат не гарантирован.

Сам процесс может быть полезен для Пакистана. Стране придется на протяжении длительного времени противодействовать негативному международному восприятию (особенно в Вашингтоне), согласно которому политика этой южноазиатской страны основывается на экстремистских исламистских идеях. Отлаженный канал связи Исламабада с Иерусалимом будет означать, что Израиль не будет развивать свои отношения с Индией без учета пакистанских проблем. Для Израиля установление отношений с крупной мусульманской страной имеет огромную ценность. Имея возможность осуществлять официальные контакты с Израилем, руководство ИРП сможет влиять на политику еврейского государства в отношении палестинцев – то, чего Исламабад так и не смог сделать из-за отсутствия нормальных отношений с еврейским государством. Миллионы пакистанцев, мечтающих совершить паломничество в Аль-Масджид аль-Аксу (мечеть на Храмовой горе в Иерусалиме) смогли бы это сделать, будь у Пакистана официальные контакты с Израилем.

Эксперты К.Бокхари и Т.Либель предлагают радикальный сдвиг в политике, к которому Пакистан точно не готов, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Однако они совершенно правы в том, что историческая позиция Исламабада сегодня не совсем соответствует пакистанским национальным интересам, к тому же она не улучшила положение палестинцев. Ориентиром в данном случае выступает Саудовская Аравия, руководство которой адаптирует позицию королевства под решение насущных проблем национальной безопасности. Логика проста – если это удается Эр-Рияду, то Исламабаду тем более под силу совершить такой поворот.

[i] Пакистан и палестино-израильский конфликт // Daily Times. 30.10.2018. URL: https://dailytimes.com.pk/writer/kamran-bokhari-tamir-libel/ (на англ. яз.)

[ii] Сильван Шалом встретился с главой МИДа Пакистана // MIGnews. 01.09.2005. URL: http://mignews.com/news/politic/world/010905_103938_40704.html

[iii]Пакистанские исламисты осудили встречу глав МИД Пакистана и Израиля //РИА Новости. 01.09.2005. URL: https://ria.ru/society/20050901/41270239.html

[iv] О социально-политических рисках борьбы с религиозным экстремизмом в Пакистане // Институт Ближнего Востока. 06.03.2015. URL: http://www.iimes.ru/?p=23723

52.48MB | MySQL:104 | 0,249sec