Американские эксперты о планах КСА создать национальную оборонную промышленность

Законопроект, увязывающий сотрудничество между США и Саудовской Аравией в области атомной энергии с расследованием убийства журналиста Джамаля Хашогги, намерен внести на рассмотрение Конгресса США конгрессмен Брэд Шерман (демократ от штата Калифорния). Как сообщил в пятницу 9 ноября интернет-портал Vox («Вокс»), документ под названием «Закон 2018 года о недопущении Саудовской Аравии к ядерному оружию» (No Nuclear Weapos for Saudi Arabia Act of 2018) требует от администрации представить на утверждение Конгресса правила передачи ядерных технологий другим странам, дать заверения законодателям в том, что Саудовская Аравия будет соблюдать эти правила и соглашение о проверке ядерных объектов инспекторами МАГАТЭ, а также регулярно предоставлять Конгрессу доклады о ходе расследования убийства Хашогги и ситуации с соблюдением прав человека в Саудовской Аравии. Законопроект должен быть внесен в Палату представителей в ближайшие 10 дней. В случае его одобрения Конгрессом США, отметил Vox, планы Саудовской Аравии получить ядерные технологии в США могут быть полностью блокированы. Все это происходит на фоне общей кампании на Западе в рамках обсуждения темы наложения на эмбарго поставок оружия в КСА.  Европейский парламент (ЕП) считает необходимым, чтобы Европейский совет согласовал с представителями входящих в него стран введение эмбарго на поставки оружия Саудовской Аравии в связи с убийством журналиста Джамаля Хашогги. Об этом говорится в резолюции, принятой в четверг депутатами Европарламента в ходе пленарной сессии ЕП в Страсбурге. «Европарламент призывает Европейский совет выработать общую позицию в целях введения общеевропейского эмбарго на поставки оружия в Саудовскую Аравию и соблюдать документ об общей позиции [относительно торговли оружием] 2008/944», — говорится в резолюции. Европарламент также считает необходимым, чтобы было введено «эмбарго на экспорт систем наблюдения [слежки] и другой техники двойного назначения, которые могут использоваться в Саудовской Аравии в репрессивных целях». Все эти моменты являются сейчас для Эр-Рияда неприятными, но частностями. Вне зависимости от дела Хашогги основные постулаты и положения концепции развития королевства «Видение 2030» подразумевает очень мощный рывок в рамках создания своей собственной военной промышленности с целью максимальной локализации ВПК на саудовской территории. И вот как раз с этим с точки зрения приобретения соответствующих технологий (иных путей у КСА в силу отсутствия в принципе собственной инженерной школы просто нет) и возникают у Эр-Рияда основные проблемы с точки зрения негласного эмбарго ведущих «оружейных» держав мира на экспорт в КСА технологий и заводов «под ключ». И прежде всего, это касается новых технологий в рамках программ внешне «мирного атома» (что мы видим как на примере вышеуказанного внесенного явно под нажимом израильского лобби законопроекта в Конгресс США, так и  еще ранее в рамках отказа Вашингтона представлять Эр-Рияду «полный цикл» обогащения и переработки урана на своей территории), беспилотников, ракетного оружия, и т.п. И эта тенденция имела место и раньше, до всех событий в Йемене и дела Хашогги.

В связи с этим американские эксперты, близкие к Пентагону, делают следующие выводы  перспектив развития собственной и локализованной военной промышленности в КСА. Несмотря на стремление Саудовской Аравии снизить зависимость от импорта вооружений путем создания собственной оборонной промышленности, этот процесс находится еще в зачаточном состоянии. С учетом отказа США и ЕС экспортировать в королевство передовые технологии Саудовская Аравия может рассмотреть вопрос о диверсификации источников экспорта оружия и в этой связи обратится к России и Китаю. При этом  саудовцы будут добиваться дальнейшего продвижения в создании собственной оборонной промышленности с целью увеличения своей  автономии в предстоящее десятилетие, но они будут оставаться в значительной зависимости от их партнерства в этой сфере с Соединенными Штатами.

Саудовская Аравия до настоящего времени обладала значительными финансовыми инструментами и авуарами, что позволяло ей с учетом роста геополитического напряжения в рамках своего противостояния с Ираном тратить значительные суммы своего бюджета на импорт оружия. За последние пять лет эта тенденция усилилась. В период 2013-17 годов количество систем вооружения, закупленных правительством Саудовской Аравии, выросло на 255% по сравнению с 2008-2012 гг., что, по данным Стокгольмского Международного института исследования проблем мира, уступает по объемам только Индии среди мировых импортеров оружия. На сегодня  Саудовская Аравия является вторым по величине импортером оружия в мире, что делает королевство потенциально уязвимым для политического давления со стороны основных стран-экспортеров.  Чтобы сохранить свою независимость в этом смысле, с целью улучшения своих экономических перспектив и перспектив занятости, королевство усилило в последние два года акцент на развитие мощной отечественной оборонной промышленности. Этот сдвиг в стратегии Эр-Рияда значительно ускорился в последнее время по мере того, как традиционные поставщики оружия королевства все чаще пересматривают масштабы своей торговли оружием с КСА из-за растущих гуманитарных рисков  гражданской войны в Йемене и возмущения очевидным убийством саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Помимо уменьшения зависимости от иностранных источников вооружений, ключевую роль в диверсификации саудовской экономики может сыграть развитая местная оборонная промышленность, в то время как Эр-Рияд работает над ослаблением чрезмерной зависимости от экспорта энергоносителей. Если саудовский оборонный сектор может быть успешно построен, он может обеспечить рабочие места для большого числа саудовцев и помочь решить проблемы растущей безработицы. Саудовские устремления в национальной оборонной промышленности, безусловно, амбициозны. В своей всеобъемлющей экономической стратегии «Видение 2030» Эр-Рияд хочет производить внутри королевства,  по крайней мере, половину оборудования, необходимого для обеспечения безопасности и нужд вооруженных сил  к 2030 году. Для достижения этой цели  Саудовская Аравия теперь в рамках любых своих переговоров  о крупных контрактах на поставки оружия с торговыми партнерами жестко увязывает их реализацию с перспективами локализации их производства на своей территории.  Эр-Рияд также пересмотрел всю систему административного управления процессами импорта в области ВТС. В 2017 году было создано Главное управление военной промышленности для координации закупок оружия и исследований и разработок с упором на местные источники. В том же году была основана Государственная оборонная компания Saudi Military Industries (SAMI), специализирующаяся на аэронавтике, наземных системах вооружения, ракетах и оборонной электронике, во всех областях, в которых Саудовская Аравия нуждается. Среди целей,  стоящих перед SAMI, надо отметить   создание более 40 000 прямых и 100 000 косвенных рабочих мест в стране к 2030 году, которые, к тому времени, должны добавить более 3,7 млрд долларов к годовому валовому внутреннему продукту королевства, который составил около 684 млрд долларов в 2017 году. Саудовская Аравия уже достигла конкретных успехов в строительстве своей оборонно-промышленной базы. Крупные западные оборонные компании нанимают тысячи саудовцев для работы на своих заводах в королевстве. Две трети рабочих, занятых в компании BAE Systems для сборки самолетов Hawk trainer, которые она продала Эр-Рияду, например, являются подданными Саудовской Аравии. В марте 2018 года Boeing и SAMI создали совместное предприятие с целью локализации 55% работ по техническому обслуживанию самолетов Boeing, проданных королевству к 2030 году. По данным Boeing, это создаст 6000 рабочих мест или возможностей для обучения саудовской молодежи.

При этом надо отметить, что, несмотря на некоторый прогресс, который сумел добиться Эр-Рияд в рамках заложения основ для строительства национальной оборонной промышленности, общее управление этим  сектором пока далеко от совершенства.  Одно дело договориться на бумаге о передаче технологий и создании рабочих мест на местах, другое — эффективно реализовать такие сделки «на земле». Борьба оборонных компаний за выполнение условий соглашений, которые в обязательном порядке предусматривают использование местных источников услуг и сырья, привела к задержкам с реализацией уже заключенных контрактов. Кроме того, оборонные компании с хорошо развитыми и укомплектованными кадрами  и заводами в Соединенных Штатах и Европе столкнулись с очень серьезными трудностями в рамках создания сборочных линий в Саудовской Аравии, несмотря на относительную простоту сборки по сравнению с полным производством. И происходит это прежде всего по причине слабости и неэффективности  саудовской системы образования, что вынудило оборонные компании проводить собственную подготовку кадров, а это привело к задержкам и увеличению расходов. Главная  проблема, с которой столкнулись эти компании, заключалась в поиске достаточного числа саудовцев, обладающих как необходимыми техническими навыками, так и готовностью работать на заводе. Причем слабая образовательная подготовка местного персонала характерна не только для среднего и низшего звена, но и для топ-менеджеров. И собственно не случайно, что ту же  SAMI возглавляет не саудовец, а  гражданин Германии и бывший начальник управления боевых систем Rheinmetall AG Андреас Швер.

Помимо долгосрочной стратегии создания собственного оборудования Саудовская Аравия также взвешивала вариант диверсификации закупок оружия у американских и европейских государств, которые в настоящее время удовлетворяют основную часть саудовского спроса. Такой подход не только позволил бы Саудовской Аравии сократить свою зависимость от Соединенных Штатов и Европейского союза, но и позволил бы Эр-Рияду оградить такие поставки от темы прав человека и добиться  передачи технологии в рамках реализации контрактов. КСА, например, открыло переговоры с Россией о покупке зенитно-ракетного комплекса С-400 в надежде на то, что Москва предложит лучшие условия, чем США по своей системе THAAD. Саудовская Аравия также приобрела большое количество  беспилотных ударных летательных аппаратов в Китае, поскольку Соединенные Штаты продолжают отказываться продавать их странам региона. При этом американские эксперты указывают на то, что хотя, безусловно, существуют потенциальные выгоды для саудовцев в такой диверсификации источников оружия, существуют и значительные ограничения. Во-первых, ни Россия, ни Китай не в состоянии заменить Соединенные Штаты в качестве нынешнего и мощного гаранта Саудовской безопасности против Ирана. От себя заметим, что с этим можно поспорить, поскольку у Москвы в отличие от Вашингтона гораздо более больше реальных рычагов давления на Тегеран. В том числе и в рамках отказа ИРИ от каких-то реальных военных вторжений в КСА или ОАЭ, или блокирования иранцами Ормузского пролива. Москва также могла бы сыграть более позитивную роль через свои контакты с Тегераном и рамках замораживания, как минимум,  йеменского конфликта и смягчения гуманитарной катастрофы.  Что еще более важно,  саудовская армия оснащена, в основном, западным оружием. В этой связи закупки иных технологий вызовут  автоматические трудности в рамках профессиональной подготовки местных военных. Отметим, что это основной «конек» в доводах американцев с точки зрения нежелательности экспорта в КСА российского или китайского оружия. В данном случае, надо иметь в виду, что эти трудности локальные и быстро преодолимые.   Но, тем не менее, американские эксперты делают вывод о том, что у КСА в среднесрочной перспективе  не будет иного выбора, кроме как продолжать полагаться на свой союз с Соединенными Штатами и, в меньшей степени, европейскими государствами. Это будет распространяться и на саудовские планы по закупке оружия. При этом они указывают, что даже в лучшем случае оборонная промышленность Саудовской Аравии не будет достаточно развита, чтобы дать ей полную независимость в поставках оружия даже к 2030 году. Учитывая нынешнее слаборазвитое состояние отрасли, несмотря на весь нынешний и возможный прогресс в рамках ее развития, королевству в долгосрочной перспективе все равно придется искать за рубежом высокотехнологичное оружие, которого оно желает приобрести. Таким образом, у Саудовской Аравии не останется иного выбора, кроме как продолжать полагаться на импорт оружия в предстоящие годы, но эта зависимость не помешает ей следовать все более независимому курсу. Кроме того, учитывая  лимитированность свободы маневра для Эр-Рияда по поиску других источников импорта оружия,  КСА по-прежнему будет стремиться поддерживать свои значительные отношения с западными державами, в частности с Соединенными Штатами.

52.49MB | MySQL:104 | 0,314sec